«Культурная революция» в России


Читая брошюру «9 комментариев о коммунистической партии» и дойдя до раздела «Культурная революция», у меня вдруг возник вопрос: «А была ли «культурная революция» в России?». Ведь китайская компартия брала пример с компартии страны Советов, буквально во всех своих действиях беря за основу то, что ранее происходило в России, но в более гротескной форме и со своими специфическими национальными особенностями. Значит, и гонение на интеллигенцию также должно быть скопировано. Все компартии действуют по одному сценарию, внося национальный колорит в одни и те же сцены.

Заострив внимание на этом вопросе, я поняла, что «культурная революция» в России, конечно же, была, только она была «втиснута» в общий поток страшных перемен, происходивших в стране в сжатые сроки, и не так бросалась в глаза на фоне тотального геноцида всех народов, входивших в состав Советского Союза.

Поскольку понятие «культура» очень обширное, соответственно, рассмотреть все аспекты, связанные с «культурной революцией» в одной статье не представляется возможным. Поэтому я остановлюсь на нескольких моментах, связанных с индустриализацией и наукой.

«Великий перелом» 1928-1931 годов и начало «культурной революции» совпали во времени. Происходила полная замена кадров интеллигенции, так называемых «старых специалистов» и смена культуры общества. Ученые и инженеры, получившие образование до революции, были объявлены «теоретиками», не владеющими практикой и не способными справиться с конкретными задачами коммунистического строительства. В связи с этим исследовательские работы была объявлены ненужными и свои знания новые специалисты должны были приобретать опытным путем. В основе знаний нового специалиста должна была лежать вера в марксизм-ленинизм, а не расчеты.

Кроме того, для дискредитации царской интеллигенции было заявлено, что многие из них вообще не являются учеными или инженерами, а аферистами, купившими свои дипломы в университетах или за границей. В газетах того времени их стали ругать «самозванцами», «лжеспециалистами», «спец-рвачами» и «инженерами-обывателями».

Большевики обвинили старых специалистов в аполитичности, в неверной оценке социалистического строительства, которая скрывала «вредительство».

Даже внешне новый советский специалист должен быть полной противоположностью «старому спецу» — он не должен отличаться от рабочих, ходить в рабочем костюме, телогрейке и кирзовых сапогах. Его рабочее место не в кабинете, а на стройплощадке под ветром и дождем или в цехе возле расплавленного металла.

Если «старые спецы» указывали на необходимость ремонта техники или нарушение технологических процессов в производстве, их обвиняли в срывах сроков строительства или выпуска продукции и объявляли «вредителями». Наука и техника становились предметом политики. Но законы природы отменить невозможно, поэтому такой подход к производству был сопряжен с огромным количеством ошибок, которые приводили к катастрофам и человеческим жертвам. Началось бегство старых специалистов за границу. Те, кто не смог уехать, оказались за решеткой.

Так, главный специалист Наркомата путей сообщения Николай Александрович Небесов был объявлен «вредителем» и получил 10 лет лагерей за то, что отказался принять в производство предложение безграмотного парторга на замену конструкций котлов паровозов, так как они будут взрываться во время эксплуатации. Впоследствии, в качестве заключенного, он руководил строительством транссибирской магистрали в районе г. Свободный на Дальнем Востоке, и рассказал, что такого количества заключенных рабочих с высшим образованием он никогда не видел.

Из-за отсутствия технической литературы, должного образования и опытных старых специалистов молодые инженеры и техники были предоставлены сами себе и были вынуждены вести работы методом «проб и ошибок», количество которых в СССР было чрезмерным. Вследствие такого подхода к производству, было испорчено множество машин и оборудования, произведено огромное количество бракованных изделий и непригодных деталей и напрасно израсходовано сырье. Так, в 1932 году на Ижевском заводе получали 100% брака при производстве калиброванной стали до тех пор, пока немецкий специалист в случайном разговоре не указал на ошибки выплавки стали. Выяснилось, что особенности производства этого вида стали давно известны и описаны в дореволюционных учебниках. Подобных примеров можно привести множество. Эксперименты проводились не в лабораториях, а на производстве, что приводило к огромному перерасходу сырья. Огромную цену платили за положительный результат.

Аварии на производстве стали частью повседневной жизни. Вследствие поспешной безграмотной индустриализации многие сооружения оказывались ненадежными: рушились мосты, оседали фундаменты, гибли люди. Очень много людей погибло при строительство Московского метрополитена, в шахтах Донбасса. Гибель людей при авариях стала неотъемлемой частью сталинской индустриализации, но воспринималась как неизбежная часть созидательных работ. На войне погибают солдаты, а в социалистическом строительстве – новые специалисты. Эта тема звучала по радио, в кино, в литературе. Это подавалось, как норма жизни. Был выдвинут лозунг: «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики». Все жертвы были оправданы.

Но под молот «культурной революции» попали не только «старые специалисты» и молодые инженеры, он обрушился и на фундаментальную науку. Ученые, особенно работающие в передовых областях науки, представляли опасность для апологетов марксистско-ленинского материализма, так как их открытия не вписывались в устоявшуюся материалистическую картину мира и допускали существование неизвестных и непонятных человеку сил.

Первые репрессии науки начались еще при Ленине, когда крупнейшие ученые были высланы за границу. В 30-е годы под удар репрессий попали самые, казалось, далекие от политики люди – астрономы. В 1930 году было закрыто «Российское общество любителей мироведения», в которое входили многие видные астрономы, в нем же нашли поддержку своим начинаниям многие молодые ученые и конструкторы, в частности Валентин Глушко – создатель двигателей для советских тяжелых ракет. В 1930 году был арестован Святский Даниил Осипович — метеоролог и астроном, главный редактор журнала «Мироведение». Затем последовали аресты верующих членов общества астрономов. Так, в 1931г. Был арестован Гавриил Андрианович Тихов, член-корреспондент АН СССР, всемирно известный ученый и основоположник теоретической астробиологии. Несколько месяцев просидел в тюрьме Всеволод Васильевич Шаронов – известный астроном и исследователь планет. Список можно продолжить.

Огромной «чистке» в 1930 году подвергся и государственный астрофизический институт во главе с директором членкором АН СССР Фесенковым. Но настоящая трагедия развернулась в 1937-1938 годах после убийства Кирова. Был арестован директор Астрономического института АН СССР, членкор АН СССР Борис Васильевич Нумер – крупнейший специалист в области небесной механики, астрометрии и гравиметрии. Он расстрелян в 1941 году. Через несколько дней после его ареста в 1936 году были арестованы ведущие астрономы Пулковской обсерватории, из 10 арестованных астрономов из тюрьмы вышел только один. Директор Пулковской обсерватории Борис Петрович Герасимович был арестован и расстрелян в ноябре 1937 года.

За что погибли Пулковские астрономы? Что же вменялось им в вину? – «Вредительство» в подготовке к наблюдениям солнечного затмения в 1936 году.

Но астрономы были, конечно же, не единственными учеными, пострадавшими в столкновении с марксизмом-ленинизмом. Новая релятивистская физика, которая пришла на смену физике классической, также была неугодна марксистам-материалистам. В те годы физики полагали, что Вселенная вечна и бесконечна и это вполне устраивало материалистов. Однако Эйнштейн, исходя из теории гравитации, вывел, что стационарная Вселенная будет попросту неустойчива. Физики продолжали искать причины устойчивости Вселенной, и в 1923 году ленинградский профессор Александр Александрович Фридман нашел нестационарное решение уравнений Эйнштейна. Он показал, что Вселенная расширяется, галактики активно разлетаются друг от друга, словно вылетели из одного центра. Астрономические наблюдения позже подтвердили догадку Фридмана. Родилась теория, что 13, 7 миллиардов лет назад из сверхплотной и сверхгорячей точке в результате Большого взрыва появилась Вселенная. Теория Фридмана вызвала яростное сопротивление сталинистов и начались репрессии по отношению к физикам.

Энгельс писал, что марксизм ни на минуту не допускает мысли, будто мир, пространство может быть замкнутым, имеющим конец. Теория Большого Взрыва этому противоречила и допускала существование Бога, хотя в Нем и не нуждалась. Прогрессивные священники восприняли весть о Большом Взрыве как еще одно доказательство создания Богом Вселенной. Этого большевики допустить не могли. С 1934 года начинаются гонения на физиков. Писалось большое количество разоблачительных статей, началась травля таких крупных физиков-теоретиков, как Ландау, Абарцумяна и многих других. В 1937 году была арестована большая группа физиков из Ленинградского университета, в их числе Матвей Петрович Бронштейн, который в 1938 г. был расстрелян.

Только после 1948 года, когда советские физики создали атомную бомбу и разрабатывали термоядерную, гонения на них поутихли. Власть в них нуждалась. Покровителем физиков тогда выступил сам Лаврентий Берия, да и то только в начале 50-х годов.

Новые дисциплины, возникшие на стыке наук — генетика и кибернетика, также встретили серьезное сопротивление со стороны сталинистов. Кибернетики каким-то чудом сумели остаться в тени, не подчеркивая философскую составляющую своей теории, разработанную Норбертом Винером. Генетикам пришлось принять на себя весь удар сталинистов-материалистов. Главное расхождение между ними было во взглядах на происхождение и развитие жизни. В СССР была принята теория самозарождения жизни из первичного питательного бульона, образующегося в океане (которая существует и теперь и преподается в школах). Но исследования генетиков, открывший сложный генетический аппарат и молекулу ДНК, которая отвечает за формирование организма, заставляли пересмотреть эту теорию. Опять стала возникать мысль о «Божественном вмешательстве».

Марксисты настаивали, что гены не влияют на поведение животных и людей и выдвинули теорию накопления признаков в зависимости от условий окружающей среды и даже надеялись вывести «сверхчеловека будущего». Для борьбы с генетикой был выбран Лысенко – псевдоученый, искавший покровительства у партийных и государственных чиновников. Разгром генетиков состоялся в декабре 1937 года на сессии ВАСХНИЛ ( Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. Ленина). Лысенко зачитал свой доклад о «переделке природы путем воспитания» и его бредовые идеи целиком нашли поддержку властей. Генетики, хотя и понимали антинаучность идей Лысенко, но ничего поделать не могли.

Известный генетик Иосиф Рапопорт вспоминал, как профессор генетики Тимирязевской академии Жебрак А.Р. попал на прием к одному очень ответственному лицу и тот заявил: «Вас, генетиков, спасли немцы. Если бы не война, мы вас уничтожили бы еще в 1941 году».

Начиная с 1947 года с личного одобрения Сталина, гонения на генетиков возобновились. Закрывались кафедры, генетики снимались с постов и лишались званий. По приказу министра образования 3 000 ученых, имеющих отношения к генетике, были уволены с работы. В мае 1949 г. был арестован Владимир Павлович Эфроимсон – один из основателей медицинской генетики в нашей стране. Лагеря ГУЛАГ наполнились «вавиловцами», и «менделистами». Их судили по обвинению в «преклонении перед Западом» и «восхвалении американской демократии». Многие из них погибли. Не выдержав травли, покончили с собой физиолог Сабанин и еще два генетика — Промптов и Ферри.

Наша Российская наука и техника до сих пор не оправилась от деяний «культурной революции» и мы во многом отстаем от развитых промышленных держав


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top