«Ленинградское дело»: правдивое и честное слово книги


Дети репрессированных ищут на фотографиях своих родных. Фото: Татьяна Серебрякова/Великая ЭпохаДети репрессированных ищут на фотографиях своих родных. Фото: Татьяна Серебрякова/Великая Эпоха

Дети репрессированных ищут на фотографиях своих родных. Фото: Татьяна Серебрякова/Великая ЭпохаДети репрессированных ищут на фотографиях своих родных. Фото: Татьяна Серебрякова/Великая Эпоха

Петербургский Музей политической истории России презентовал книгу «Судьбы людей. Ленинградское дело».
Это плод 20-летней работы ученых, сотрудников музея, родственников руководителей Ленинграда в годы блокады и послевоенного восстановления, которых по воле Сталина сделали «врагами народа» и отправили в лагеря.

В преддверии 65-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне Музей сделал «подарок не только победителям в войне, но и тем, кто принял неравный бой, – говорит главный редактор издания А. М. Кулегин. – Это память о тех, кто руководил обороной Ленинграда в годы блокады, а впоследствии стал жертвой «Ленинградского дела».

«Ленинградское дело» – так назвали один из последних политических процессов, сфабрикованных режимом под прямым руководством «вождя» (как следует из документов книги) в 1949-1950 годах. Это дело более 200 крупных партийных и хозяйственных руководителей страны, в послевоенные годы выдвинутых из Ленинграда на руководящую работу в Москву и другие города.

По сфабрикованным нелепым обвинениям они были объявлены враждебной антипартийной группировкой. 26 человек, включая Николая Вознесенского (председателя Госплана с 1938 года), Петра Попкова (председателя Ленсовета с 1939 г.), Алексея Кузнецова (с 1945 г. первого секретаря партии), Военной коллегией Верховного суда СССР были признаны виновными 30 сентября 1950 года, через час расстреляны и тайно захоронены. Для этого в стране была вновь введена смертная казнь. В 1954 году той же коллегией они были реабилитированы.

Формальной причиной арестов 1949 года стала дискуссия об экономических проблемах социализма, на которой обсуждалась более свободная экономика и проведенная в Ленинграде оптовая ярмарка товаров, из-за которой «пострадала страна».

Одновременно пострадал и музей. С 1948 по 1954 год уничтожено 45 тысяч исторических документов. Был закрыт и разгромлен Музей Обороны Ленинграда, так как не отражал «руководящую роль Сталина в обороне города». Долгое время была запрещена работа в архивах над темой политических репрессий.

В книге впервые представлены многие официальные документы, показывающие, как менялись (то есть подтасовывались) формулировки обвинений в адрес арестованных, как «приписывались циничные обвинения, где нет ни одного доказательства». Впервые можно ознакомиться с текстом самого приговора Военной коллегии Верховного суда от 30 сентября 1950 г., полученного из Центрального архива ФСБ. Авторы подчеркивают, что до сих пор для работы в архивах необходимо пройти через значительные барьеры. Этим объясняется неполный список несправедливо осужденных, и отсутствие некоторых биографий. Значительную часть издания составляют личные документы, фрагменты записей из тюремного дневника, письма из лагерей детям, объяснительные записки реабилитированных. Именно они и потрясают: «Человеческие воспоминания страшны своей простотой».

На презентации делились своим пониманием прошедших лет пожилые люди – дети репрессированных, сами пострадавшие в те годы. «Сегодня, к празднику, сравню книгу с прорывом блокады – это информационный прорыв. Власти не увековечили память о руководителях города в блокаду и в период восстановления даже мемориальной доской. Упрекаю себя, что молчал раньше, теперь передаем знания внукам», – сказал Г. Ф. Михеев.

Не избавиться от вопроса: зачем было уничтожать этих грамотных, образованных, с огромным потенциалом руководителей, патриотов?

Александр Смирнов, автор-составитель книги, считает, что причин кампании было несколько. Вновь объединить политически и подчинить себе общество, а война многих приучила к самостоятельности в решениях. Кроме того, за годы войны Ленинград приобрел исключительность. Для Сталина группа с иными идеями была непереносима, он видел в этом угрозу своей власти.

Г. Ф. Михеев предполагает, что чья-то самостоятельность не принималась. Ничто не могло защитить людей в этой системе. Они сами – часть системы, но предлагаемая ими модернизация уже могла стать началом ее изменения. Этого стерпеть не могли.

Книга «Судьбы людей. Ленинградское дело» – взнос в восстановление исторической истины. «Пусть в противовес измышлениям встанет правдивое и честное слово книги, даже если оно вызовет дискуссии», – считают издатели.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Реклама на ТВ – перспектива и успех
  • Суд Екатеринбурга: россияне имеют право знать правду о преступлениях компартии Китая
  • Депутат Госдумы Роберт Шлегель предложил запретить цитировать террористов
  • В Екатеринбурге через 7 дней нашли водителя, сбившего насмерть школьницу
  • "Домик у моря", или как вложиться в зарубежную недвижимость


  • Top