Наука не может ждать. Надежда на молодых


Профессор Тимур Палташев и его молодые коллеги. Фото: Татьяна Петрова/Великая Эпоха Профессор Тимур Палташев и его молодые коллеги. Фото: Татьяна Петрова/Великая Эпоха В петербургском ИА «Росбалт» состоялось очередное заседание клуба «Гость ученый» обозначенное темой «По долинам и по взгорьям российской модернизации». Во встрече приняли участие маститые ученые и их молодые коллеги, представлявшие научные школы Петербурга и США.

Великий род деятельности человека под названием «Наука» родился в России деянием известного новатора Петра I. По его велению, 8 февраля 1724 года была учреждена Академия Наук. Сегодня это День науки.

Правда, советская традиция перенесла эту дату на конец апреля, и сейчас многие академики отмечают как свой праздник эту дату.

Нынешняя российская наука, формировавшаяся в последние десятилетия едва ли не по остаточному принципу, востребована и развивается, несмотря на финансовые и кадровые трудности. Ранее успешно действовавшая модель науки, сосредоточенной в АН и ведомственных НИИ, претерпевает изменения.

В какую сторону изменения?

По одним планам властей наука приблизится к образовательным центрам, то есть помолодеет, при создании почти 30 национальных исследовательских университетов и 5-7 центров (НИЦ). Первый пример – уже действующий НИЦ «Курчатовский институт». В этом году в его петербургской части – Институте ядерной физики в Гатчине – будет введен в строй один из самых мощных в мире нейтронных реакторов.

«Это основы формирования нового ландшафта российской науки», – сказал в День науки директор НИЦ Михаил Ковальчук. Оттуда же, из Гатчины, пришел посыл о проведении в сентябре международной конференции «Электроника России: стратегия возрождения».

По другим планам, президентским, в ранее мало кому известном Сколково под Москвой будет создана российская «кремниево-силиконовая долина» – «Центр по разработке и коммерциализации новых технологий». Почему избрано это место (а ранее рассматривались и уже заявлялись подобные центры в Томске, Петербурге и центрах науки) и какую «продукцию» получит страна – пока что малопонятно.

Очевидно, что при всем многообразии мнений о путях развития науки, без которой современная Россия будет все дальше уходить в разряд третьих стран, модернизация страны невозможна.

Очевидно также, что разрыв научных поколений, реально еще проявляющий себя сегодня, начинает постепенно зарубцовываться, и молодые ученые активно входят в научную среду. Свидетельством этого была активная позиция на встрече аспиранта университета ИТМО, лауреата Премии президента Павла Белова. Он уже занят в подготовке проекта Сколково, участвовал в обсуждении планов с помощником президента В. Сурковым и уверен, что все идеи «удастся реализовать, и через пять лет появятся итоги реальных проектов».

Декан факультета компьютерных технологий ИТМО Алексей Бобцов также оптимистичен. Он видит успех, и не только этого проекта, в привлечении молодых ученых, уже заявивших о себе на мировом уровне, и приводит в пример М. Царева – чемпиона мира в программировании. «Молодые ответят за все», – подхватил он реплику Э. Тропа, ученого секретаря Научного центра РАН по Петербургу. Уже отвечают, побеждая на престижных международных конкурсах.

Однако более прагматично, с учетом российской специфики, относятся к проекту в Сколково остальные коллеги-ученые. Одни отмечают отсутствие на данный момент четко обозначенной цели и задач центра, то есть «мозаичность его идей», другие негативно относятся к факту отсутствия в тех местах серьезной учебно-научной базы, что необходимо, судя по опыту подобных мировых центров.

Взгляд нашего человека из-за океана

Серьезную озабоченность тем, что проект не проработан, высказал профессор Тимур Палташев, имеющий 10-летний опыт работы в Силиконовой долине США. Он подчеркнул известный факт традиционного наличия в России науки и идей и отсутствия их реализации, то есть производства. Он говорил о том, что сегодня Россия лишилась ведущего звена проведения в жизнь научных идей – инженерного корпуса. В советское время науку и экономику «силой продвигали невменяемые партийные руководители».

В действительности, развитие должно идти естественным путем, следуя стройной системности. Именно в полном ее отсутствии ученый видит большую проблему. Он представил наглядную логичную схему превращения научной идеи в «товар»: от фундаментальной науки к прикладной, а далее – к экспериментальной инженерии и массовому производству.

Итак, обозначилась важнейшая проблема – отсутствие системности. Существуют ее модели двух видов.

Первая – сталинские шарашки, воплотившиеся сегодня в «жесткую технократическую вертикаль с тотальным силовым контролем аппарата, принятую в странах Юго-Восточной Азии». Другая – «представительское народовластие евро-американского типа с тотальным контролем аппарата через выборность и гражданское общество». Это взгляд Тимура Палташева – ученого, знающего обе системы науки и экономики изнутри.

Э. Троп завершил встречу историческим экскурсом, сказав, что сегодня мы еще не в 1724 году, когда родилась Академия и наука, а в 1700, когда Петр только еще начал обсуждать проекты, вернувшись из Великого посольства. Однако сегодня время спрессовано, не придется ждать четверть столетия до воплощения. За все ответят молодые. Выбирать им.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Изобретен телефон-ботинок для Агента 86
  • Складские программы — разновидности систем автоматизации склада
  • Ученые нашли древнейших насекомых Африки
  • Темнота провоцирует ложь
  • Обнаружен новый вид динозавров


  • Top