Уменьшаем степень одиночества


Светлана Бочарова, председатель Международного общественного информационно-просветительского движения «Добро – без границ». Светлана Бочарова, председатель Международного общественного информационно-просветительского движения «Добро – без границ».

С нами сегодня беседует Светлана Бочарова , председатель Международного общественного информационно-просветительского движения «Добро – без границ»

Светлана Евгеньевна, слово «благотворительность» понятно всем – творить благо. Но не все люди имеют ясное представление, в чем это творение заключается?

С.Б.: В советское время слово «благотворительность» было выкинуто из словарей. Оно было под запретом.

Наше движение родилось 26 апреля 1996 года. В трагическую дату со дня чернобыльской аварии. Именно в этот день мы решили: никогда и нигде в мире не будет больше Чернобылей. И я сказала: «Нас никто не курирует, никто не опекает. У нас нет денег (их нет до сих пор), перед нами чистый лист бумаги. Но мы хотим делать добрые дела. Что нарисуем на этом чистом листе, — такими и будем».

И вот с этого дня мы «рисуем» себя.

— С чего Вы начинали? Каким был Ваш первый проект?

С.Б.: Мы начали с небольших дел: узнали, что в Москве много сирот, беспризорников. Для справки: в 1996 году в стране из 35 миллионов детей около 800 тыс. детей были сиротами. Сегодня численность детей уменьшилась до 24 миллиона по одним данным или 26 миллионов по другим, но число сирот значится на том же уровне — 800 тысяч. Это по официальным данным. Вот мы и решили заняться детьми. У нас появилась программа «Право на семью — Приемные семьи».

К осуществлению программы нас подтолкнула история с московскими приемными семьями, когда на стол Ю.М. Лужкову — мэру Москвы лег проект постановления. Речь в нем шла о том, чтобы закрыть приемные семьи, детей изъять и переместить их в детские дома. Это был 1996-1997 год.

Таких семей в то время было немного, всего 11 по Москве. Семьи были созданы еще в советские времена, а в 1996 году они оказались нигде и никак. Мы тогда их отстояли, они существуют и сегодня, их даже стало больше.

А сколько детей там было в каждой семье?

С.Б.: В приемных семьях было и по 6 и по 12 приемных детей, кроме своих «кровных». На сегодня в некоторых из них вырастили и воспитали до полусотни приемных детей.

Когда мы в 1996 году заявили, что дети-сироты должны жить в семье, для того времени это звучало несколько дико. Как это так? Детский дом защищает ребенка, и государство позаботится о детях. Но мы были твердо убеждены, что даже в самых лучших детских домах не все так хорошо, как утверждают чиновники. Главное – там нет тепла…Родительского тепла.

Благотворительность, как социальное явление, в начале 90-х годов была в зачаточном состоянии. Сегодня — это социальное явление. Это, в общем-то, — итог, в том числе, и нашей работы и работы всего гражданского общества России.

— Благотворительность воспринимается как оказание материальной помощи. А Вы говорите, что денег у Вас нет. Как это сочетается с вашей деятельностью?

С.Б.: Это было, пожалуй, открытием — когда мы увидели, что люди нуждаются не столько в материальной помощи, сколько в психологической поддержке. Деньги не уменьшают степень одиночества. Благотворение — это не выдача денег, не раздача гуманитарной помощи, а передача душевного тепла.

Когда мы дошли до этой истины, решили дарить людям праздник.

Мы заключили договоры почти с десятками московских театров и арт-агентств. Стали приглашать людей в театры и на симфонические концерты. Эту программу назвали «От Моцарта до наших дней». Первыми участниками праздников стали наши приемные семьи, дети из приютов, пенсионеры.

Вначале мы не могли в зал набрать даже 50 человек по Москве, чтобы пришли на концерт. Нам говорили: «Какие концерты? Тут хлеб не на что купить, думаешь, чем семью накормить, а ты нам о концертах. Зачем нам твой Моцарт или Бах сдался? Лучше дайте нам деньги». А сегодня на один концерт в зале московской консерватории мы приглашаем до 700 человек, и билетов не хватает. Ежегодно приглашаем на концерты и в театры до 25 тысяч человек.

И люди уже сами звонят и спрашивают: «А когда будет следующий концерт?». Не просто концерт, а кто играет, что играет, кто солист? Я им всегда говорю: «Люди, милые мои, дорогие мои, ходите с детьми, водите детей. И чем раньше вы начнете водить ребенка, тем лучше». Потому что с детства закладывается определенный стержень внутри, и все это — без какой бы то нотации, без какого-то давления.

Огромная благодарность в проведении таких концертов первому в России негосударственному Московскому симфоническому оркестру, с которым Движение «Добро – без границ» сотрудничает более 10 лет.

Международный конкурс детского рисунка «Диалог»- еще одна благотворительная программа нашей организации. Она направлена на то, чтобы научить детей общаться не только с теми, кто живет рядом, но и с детьми из другого города, из другой страны.

Это очень важно расширить пространство Добра и Любви. Сегодня проходит уже девятый этап этого конкурса. Называется он «Древо культуры едно», т.е. дерево культуры одно. Едно – это старославянское слово, означающее единство. Очень емкое слово. Оно обозначает – всеобъемлющее, единое, соединяющее…. Мы все люди и наше дерево культуры из одной земли растет. И чем больше на дереве самых разных веток, тем дерево красивее. Мощное дерево — вот что такое сегодня наша всеземная культура.

— Сколько стран участвует в конкурсе?

С.Б.: В нашем конкурсе участвовали дети их 132 стран. При этом мы устраивали и устраиваем выставки не только в России, но и в Америке, во Франции, в Италии, Греции, Индии, Израиле.

— Кто же Вас поддерживает в таких масштабных проектах?

С.Б.: Все средства за счет добровольных пожертвований. Ведь что такое детский рисунок? Он не требует больших финансовых вложений. Ну, что мама краски не даст своему ребенку? Или в школе, в студии, где занимается юный художник, краски не дадут и бумагу?

В этом году дети-участники конкурса «Диалог» совершат две поездки в Грецию и Италию. Выставка работ юных участников конкурса «Диалог» пройдет в городе Авиньон (Франция) во время международного детского форума, посвященного 60-летию международного дня защиты детей. Мы повезем во Францию детские художественные коллективы, работы народных мастеров, рисунки, фотографии. Выставка будет называться: «Россия, которую мы любим».

Ответственный секретарь конкурса «Диалог, руководитель изостудии «Фантазия» в Москве Владимир Медянцев, сам профессиональный художник, придумал передвижные выставки. Наши дети приезжают в город, выставляют на улице свои рисунки, сами идут гулять по городу, а 2-3 человека остаются наблюдать за сохранностью картин. Так было во многих городах Европы.

Наверное, мы патриоты. Но не в опошленном смысле слова. Все, кто работают в нашем Движении, безумно любят нашу родину. Но при этом, мы критически относимся к нашему государству. Мы тщательно разделяем эти понятия — родина и государство.

— А как родилось название у вашего движения?

С.Б.: Название движения «Добро — без границ» было придумано писателем Анатолием Павловичем Злобиным. Помнится, мы много спорили с ним: ставить после слова «добро» тире или нет. Он говорил, пусть будет просто — «Добро без границ». Я убедила его все-таки поставить в названии организации знак «тире». Мелочь? Судите сами.

В русском языке знак «тире» означает глагол «есть», «может быть», «должно быть», «это является». Т.е. многозначность этого «тире» скрыта в названии нашей организации. Добро должно быть без границ, Добро есть без границ, Добро обязано жить без границ.

— Где Вы находите добровольцев? Как к Вам приходят люди на работу? Объявляете конкурс добрых сердец?

С.Б.: Мне часто задают подобный вопрос. Люди к нам тянутся сами. Для благотворительности, для благого дела человек должен внутренне созреть, у него должна быть внутренняя потребность делать хорошие дела и, главное, инициатива. Если есть только позыв – «хочу быть» – это еще ничего не значит.

Как правило, те, кто приходят к нам и говорят «хочу быть», они быстро отпадают. И все те, кто у нас сегодня работает, только по Москве их где-то около 5 тысяч, они все работают по принципу: «Я могу, я делаю, вот мой проект». Из таких инициативных волонтеров, которых не тянули за ниточку, за веревочку состоит основа нашего движения.

— Много ли у Вас новых проектов?

С.Б.: Нет. Все проекты организация выполняет по десять-пятнадцать лет. Долгосрочные, так сказать. Волонтеры работают в них безвозмездно.

Есть у нас программа, которая называется «Театральные уроки литературы для детей», которую мы выполняем на базе московского Театра детской книги «Волшебная лампа». Руководил этим театром режиссер, один из лучших учеников Сергея Образцова — Владимир Михайлович Штейн. Он считается реформатором детского театра в России.

— В каком году это было?

С.Б.: В 1998 году. Тогда театр «Волшебная лампа» не имел своей сцены. Стояла задача – старое офисное помещение на Сретенском бульваре переоборудовать в детский театр. Нашли небольшие спонсорские пожертвования и на них начали реконструкцию. Сегодня – это один из самых любимых театров для маленькой детворы.

Создатели театра «Волшебная лампа» по инициативе Движения «Добро – без границ» были представлены и получили государственную премию России. Это – Владимир Штейн посмертно, Марина Грибанова, ныне художественный руководитель театра и режиссер Виктор Плотников.

— У вас все программы напоминают диалог. С собой. С соседом. С другой страной. С иноверцами. Это чрезвычайно сложно даже для взрослых, а как дети это воспринимают?

С.Б.: От Григория Соломоновича Померанца (кстати, он с первого дня деятельности нашего Движения ведет благотворительный философско-культурологический семинар «Работа Любви», слушателями которого ежегодно являются более 2 тысяч человек) я услышала одну буддийскую притчу. Суть ее в следующем. Как-то в доме раздался стук в дверь, и хозяин спрашивает «кто?». Ему отвечают: «Я пришел». Дверь не открыли. Пришедший гость стучался до тех пор, пока не сказал: «Ты пришел к тебе». Тогда дверь отворилась.

Соединение людских душ помогает взаимопониманию людей.

— Светлана Евгеньевна, что должен делать человек, чтобы участвовать в сотворении добра?

С.Б.: Я считаю так: каждый из нас должен делать то, что он считает нужным и то, что он считает должным для себя. На мой взгляд, неверным является утверждение, что истина рождается в споре. В споре определяется проблема. А истина рождается в диалоге.

Циолковский в свое время говорил, что мы меньше всего люди Земли, а более всего люди Космоса. Т.е. человек от Бога, мы люди Всевышнего. Как угодно это назовите. И вот это равнение на ту Божескую высоту должно помогать нам в жизни. Чаше смотрите на звезды.


Вам одиноко и не хватает общения? Хотите пообщаться с друзьями, однокурсниками, коллегами, партнерами? Приходите к нам на сайт vsetke.ru, место специально создано для интернет-общения. Здесь в контакте вы не только общаетесь со старыми знакомыми, ещё можете найти новых друзей и единомышленников.

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В моногородах банки забирают квартиры у должников
  • Роспотребнадзор впервые запретил компании Nestle поставку продукции в России
  • Акция «Георгиевская ленточка» в преддверии Дня Победы стартовала на Сахалине
  • Убит атаман казачьего войска в Кизлярском районе Дагестана
  • Солдаты срочной службы получат выходные и "тихий час"


  • Top