Светлана Бочарова: «Семейная политика, проводимая Россией в отношении детей-сирот, скорее цинична, чем экономична»


Фото: CHRIS KLEPONIS/AFP/Getty ImagesНажмите на фото, что бы открыть галерею!
Светлана Бочарова, председатель Международного общественного информационно-просветительского движения «Добро – без границ».

Недавнее выступление депутата Госдумы Елены Мизулиной об увеличении числа возвратов детей из приемных семей обратно в детские учреждения буквально взорвало Интернет.

Мы попросили Светлану Бочарову, председателя Международного общественного информационно-просветительского движения «Добро – без границ» пояснить ситуацию с приемными детьми в России.

— Светлана Евгеньевна, насколько верна информация о критическом состоянии детей-сирот в связи с массовым возвратом после усыновления?

С.Б.: Елена Мизулина во многом права, когда утверждает, что «число возвратов детей обратно в детдома выросло почти в два раза». И при этом действительно, «от малыша отрекаются дважды: сначала родные, а потом – и приемные родители. Если от ребенка отказались четырежды, то это приводит к запуску иных механизмов формирования личности», — как утверждает депутат.

Движение «Добро – без границ» еще два года назад до принятия Федерального Закона об опеке и попечительстве предупреждало, что это приведет к «буму возврата» детей из приемных семей. Нам не поверили.

Не поверили тому, что в законе не заложен механизм поддержки семьи. Удивлялись: «Разве недостаточно, что выделяются такие большие средства на финансовую социальную защиту приемных семей?».

Деньги, конечно, были заложены сравнительно большие: в Москве, например, до 15 тысяч рублей в месяц на одного приемного ребенка. Но при этом содержание ребенка, оставшегося без попечения родителей (короче, сироты) в государственном детском доме обходится в 4 (!) раза больше – до 60 тысяч рублей в месяц.

При этом совершенно откровенно чиновники признавали, что передача ребенка в семью позволит сэкономить государственные средства на содержание многочисленных детских домов. Кстати, во многих, особенно дотационных регионах России бюджеты детских домов были пусты.

Мы тогда заявляли о том, что семейная политика, проводимая Россией в отношении детей-сирот, скорее цинична, нежели экономична.

— И все же, с чем связан массовый возврат детей в детские дома из приемных семей? Можно ли это отнести к безответственности приемных родителей? Или виновата система?

С.Б.: Давайте проанализируем, что произошло за последние годы. 2008 год был объявлен годом Семьи, Годом ребенка. Была дана отмашка: как можно больше детей-сирот передать из детских домов в семьи (кстати, тогда быстренько стали переименовывать детские дома в интернаты: опять же для того, чтобы создать картинку якобы благополучия и отсутствия системы детских домов в нашей стране).

Сегодня дана отмашка под видом защиты прав ребенка изымать детей из приемных семей и не только приемных. В Екатеринбурге, например, недавно прошла операция «Малыш»: детей «изымали» от социально несостоятельных мамочек прямо из роддомов. Самоуправство чиновников, их ретивость по выполнению «указов сверху» не знает границ.

Был недавно случай, когда в одной московской приемной семье ребенка забрали прямо из школы. Забрали и вернули в детский дом.

— Должна же быть какая-то причина?

С.Б.: Ребенок, якобы, признался, что его бьет приемная мама. При этом маме (кстати, одной из лучших среди московских приемных семей) даже не разрешили встречаться с мальчишкой. Надо заметить, что ни одна медицинская экспертиза не признала фактов побоев. Выяснилось, что 8-летний парнишка, таким образом, пошутил. Сейчас его вернули в приемную семью, и он с ужасом вспоминает детский дом и просит маму никогда не оставлять его. Можно только представить, какой стресс перенес ребенок.

Наблюдения показывают, что по отношению к семье, особенно к приемной, в нашем законодательстве заложен некий репрессивный механизм.

— Можете подтвердить это на примере какого-нибудь случая?

С.Б.: Пожалуйста. В городе Дзержинске Московской области во время соревнований по скалолазанию, по вине организаторов соревнования, с трехметровой высоты упала 9-летняя девочка — воспитанница приемной семьи.

Следственный комитет города по этому инциденту отказывается возбудить уголовное дело, несмотря на неоднократное предписание прокуратуры. Что делают чиновники? Они начинают проверять маму, способна ли она далее воспитывать ребенка. Затем следует обвинение, что у ребенка нет своего письменного стола, компьютера и т.д. И чуть было не подняли вопрос о возвращении девочки в детский дом.

Были случаи, когда чиновники от опеки буквально врывались в дома приемных родителей с представителями милиции. Без ордера на обыск начинается «обследование» жилья: заглядывают в холодильник, в гардероб, в кровать…

И весь этот беспредел на их языке называется «обследованием жилищных условий».

Или вот в Тюмени приемную семью обвинили в том, что в холодильнике не было масла и молока, что у ребенка слишком скромный комплект одежды. Родители не отдали девочку во время такого «обследования», так «заботливые представители опеки» забрали ребенка в детский дом прямо из школы. Разве это порядок? Таких примеров можно привести сотни.

Особенно в трудном положении оказались российские многодетные семьи. Большинство из них живут за так называемой чертой бедности, то есть доходы в этих семьях составляют меньше минимума потребительской корзины. 90 процентов таких семей живут в стесненных жилищных условиях.

Но есть еще в нашей стране такие многодетные семьи, которые по ряду причин не имеют регистрации. Это – граждане России, по той или иной причине оказавшиеся людьми без определенного места жительства.

Одну московскую семью органы ФМС лишили регистрации. Причина – слишком малая толика жилой площади, принадлежащей ей в однокомнатной квартире. И женщина с 5-мя детьми, младшему из которых только-только исполнился год, оказалась на улице. Только после того, как ее историю рассказали на RENTV в программе «Несправедливость», чиновники выдали ей на год социальную карту москвича и восстановили небольшие социальные выплаты.

На защиту этой семьи не встал ни уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Павел Астахов, ни уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. Она услышала от них чиновников только упреки — «нарожала тут» и предложение устроить детей… в государственный интернат.

— Видите ли Вы пути выхода из ситуации? Как защитить детишек и приемных родителей?

С.Б.: Надо провести кардинальные реформы в органах опеки над ребенком. Там должны работать душевные и понимающие люди. Специалисты, готовые, прежде всего, поддерживать, а не наказывать семью. И таких специалистов необходимо готовить в высших учебных заведениях, а не направлять туда на работу бывших сотрудников органов внутренних дел или неудавшихся педагогов.

Должна быть создана сеть консультативных пунктов и школ для родителей, и не только приемных. В Москве таких школ насчитывается не более трех-четырех. И это на огромный мегаполис! А что говорить о России в целом?

Тогда будет меньше «безответственных родителей», а главное – дети будут лучше защищены. А семья станет для них надежной опорой.

По мнению экспертов, причина роста числа возвратов кроется в том, что такие дети требуют особой подготовки самих приемных родителей. Число опекунов — неродственников возросло многократно: с 8 тысяч в 2004-м году до 97 тысяч в 2009-м, и в половине случаев они забирают детей старше 7-ми лет, сложных, травмированных, с трудом привыкающих к семье. Этому факту стоит порадоваться, и позаботиться о лучшей подготовке и помощи таким семьям.

Но из-за этих сложностей число отмен передачи детей в приемные семьи с 2006-го года выросло на 4 процента.

Я не согласна с уважаемой Еленой Мизулиной в том, что в последние годы устройство детей в семьи приобрело коммерческий характер, когда родители «берут ребенка ради материальных выгод, а потом, когда материальная выгода получена, с легкостью отказываются от него».

Если и есть такие семьи, то их единицы. Большинство семей принимают сирот вполне искренне и в действительности заменяют им «кровных» маму и папу.

— Значит ли это, что Закон об опеке и попечительстве не эффективен, и государство должно изменить отношение к этому вопросу?

С.Б.: Прежде всего государство должно повернуться лицом к семье. Не на словах. Не в декларациях, а на деле. По-существу. Сегодня в нашей стране нет важнее проблемы, чем проблема укрепления и защиты российской семьи. Потому что это — будущее России.

Прежде всего, должна быть разработана четкая концепция семейной политики. Пока же ее в нашей стране нет: много слов, а реальных дел нет.

Уже десять лет как мы настаиваем на разработке и внедрении дифференцированного семейного (детского) стандарта.

В 2000-м году при министерстве социального развития, которым тогда руководил нынешний губернатор Владимир Починок, была создана рабочая группа по выработке федерального закона «О семейных формах воспитания детей и дифференцированном детском (семейном) стандарте». В основу проекта, как было указано в приказе министра В.Починка, были «положены наработки Движения «Добро – без границ». Я же совершенно случайно, много лет спустя, узнала о том, что была включена в состав рабочей группы.

Изредка разговоры о необходимости разработки семейного стандарта поднимаются в Государственной думе РФ. Более-менее они активизировались после ратификации России Европейской социальной хартии. Но, как говорится, воз и ныне там.

Чтобы переломить ситуацию, к сожалению, мало желания рядовых граждан. Крайне необходима политическая воля руководства страны.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • На правительство Гонконга подали в суд
  • Китай. Туристы посещают подземный ядерный завод 816. Фоторепортаж
  • Китай. Пока родители работают, дети сидят на привязи. Фотообзор
  • Мужчина устроил резню в китайской школе. Ранено 16 детей
  • Образцово-показательная тюрьма с медицинским обслуживанием пыток


  • Top