Два народных поэта, два друга, два отличных человека


Два  народных поэта, два друга, два отличных парня. Юрий Ряшенцев и Юлий Ким. Фото Михаила ПольскогоНажмите на фото, что бы открыть галерею!

Юрий и Юлий (Ряшенцев и Ким) отметили 55 лет своей дружбы выступлением в Иерусалиме в Доме национального израильского поэта Ури-Цви Гринберга. Такой долгий жизненный путь прошли они вместе, в тесном сотворчестве и содружестве.

Начало пути: оба родились в России, в семьях, которые были репрессированы, затем совместная учеба в Московском государственном педагогическом институте, далее совместная творческая работа, впоследствии… не перечислишь, столько всего. Серединой пути можно обозначить сегодняшнее совместное выступлением в городе мира, где пока нет такового, Иерусалиме.
У каждого, из них свой богатейший индивидуальный потенциал, у каждого свой неповторимый талант, каждый бескорыстен и не честолюбив, но объединяет их одно редкое для современного человека качество — удивительно снисходительно-доброе, даже шутливое, отношение к нашей земной очень серьезной жизни.
Это, возможно, и является секретом их абсолютного обаяния и умения безраздельно владеть публикой.
В первом отделении читал, скорее, искусно разыгрывал, свои лирические, вернее, лирико-классические, стихи и новую прозу Юрий Ряшенцев.
Никто из присутствующих не мог поверить в то, что этому молодому человеку через год исполнится 80 лет. Вы помните песню «Пора-пора-порадуемся на своем веку» из фильма «Три мушкетера» в исполнении Михаила Боярского? Так вот автор слов этой песни — Юрий Ряшенцев.
Он начал печататься с 1955 года, стал автором поэтических сборников «Очаг», «Часы над переулком», «Иверская сторона», «Високосный год», «Дождливый четверг», романа «В Маковниках и больше нигде». Песни в фильмах «Три мушкетера», «Забытая мелодия для флейты», «Гардемарины, вперед!», написаны на его стихи. Он член СП СССР с 1970 года, член Русского ПЕН-центра, лауреат премий.
«Поэтом» он себя никогда не называл, говорил просто «литератор» или «Я — человек в халате»… Но только из сердца Поэта могли родиться такие слова:
«Мироздание! Чье же ты слово,
Если нет у Творца твоего
Ничего беззащитней живого,
Беспощадней живых — никого?!»
Во втором отделение со своей неразлучной гитарой, рассказывал, шутил, пел легендарный народный бард, драматург, правозащитник 60-ых, Юлий Черсанович Ким. Тоже трудно поверить, что ему 74 и «пошаливает » сердце.
Он, как всегда, молодо поет о нас с вами и чуточку о себе. Не перечесть, сколько песен и стихов написано, сколько раз исполнено и сколько человек очаровано его творчеством по всему свету. Откройте Антологию современной русской поэзии, Антологию авторской песни – там стихи Юлия Кима, и многие из них в одночасье стали «народными», за что автору пришлось серьезно побороться, чтоб восстановить им отцовское имя.
Булат Окуджава написал о Киме строчки, лучше которых не напишешь о нем:
Вот приходит Юлий Ким и смешное напевает.,
А потом вдруг как заплачет, песню выплеснув в окно,
Ничего дурного в том: в жизни всякое бывает.
То смешно, а то и грустно, то светло, а то темно.
Так за что ж его тогда не любили наши власти?
За российские ли страсти? За корейские ль глаза?
Может быть, его считали иудеем? Вот так здрасьте! Может, чудились им в песнях диссидентов голоса?

Страхи прежние в былом. Вот он плачет и смеется, И рассказывает людям, кто мы есть и кто он сам. Впрочем, помнит он всегда, что веревочка-то вьется. Это видно по усмешке, по походке, по глазам.

Так пожелаем пусть два друга, два Поэта, два замечательных человека празднуют день своей дружбы, ну хотя бы, до ста двадцати, как говорят израильтяне.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • После землетрясения в Китае – факты, не попавшие в китайские СМИ
  • Тьма над Китаем
  • История древнего Китая: алхимия
  • Арестована вдова заключённого, который лишился мозга и внутренних органов
  • Слежка - «защита» по-китайски


  • Top