Русский портрет Израиля. Часть первая


Так уж распорядилась история, что Израиль стал на 30% русскоговорящей страной. Сегодня можно смело писать «Русский портрет Израиля», что мы и решили сделать, задав нашим респондентам в одном вопросе сразу два: «Чем для вас была Россия и что для вас теперь Израиль?»

На этот каверзный вопрос любезно согласились ответить представители творческой интеллигенции Израиля.

Владимир Ханан, поэт, писатель, историк, художник. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха Владимир Ханан, поэт, писатель, историк, художник. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха
Владимир Ханан, поэт, писатель, историк, художник.
— Что такое для меня Россия?

До середины 80-х Россия была моим миром, остальной мир представлялся чем-то умозрительным, как бы не вполне реальным. В начале Перестройки, после падения железного занавеса, заграница стала более реальной, но всё равно существовала где-то на периферии сознания. Конфликт, с юношеских лет существовавший между мной и советским социумом, я до поры до времени воспринимал, как конфликт с антинародным режимом. Во время Перестройки я убедился в том, что начал сознавать примерно с середины 70-х годов: я и народ России исповедуем разные ценности – мои я могу назвать ценностью иудео-христианства, о русских ценностях я писал в многочисленных статьях, интересующиеся могут их найти. Окончательно убедившись в неразрешимости этого конфликта, в 1996 году я без сожалений покинул Россию.- Что такое для меня Израиль?

Прежде всего, это страна моего народа, с которым я испытываю естественную солидарность. Меня многое не устраивает в этой страны, но это страна, за которую я, как её гражданин, несу ответственность, которую она безоговорочно за мной признаёт. Израиль – первая демократическая страна, в которой мне довелось жить. И хотя у израильской демократии я нахожу много недостатков, этот вариант жизни кажется мне одним из приемлемых, и, всё чаще, единственным.

Ася Векслер, поэт, художник. Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха Ася Векслер, поэт, художник. Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха

Ася Векслер, поэт, художник

— Россия: детство, юность, питерские СХШ(средняя художественная школа) и Академия художеств, Моховая ул. и Васильевский остров, молодость, значительная часть зрелости, замечательные люди, с которыми я дружила. И ещё много чего, что содержала моя жизнь до 1992 и что с того же времени стало огромной частью моей памяти.- Израиль: ощущение себя — у себя, чувство дома — даже в нанимаемом жилье. Свобода не только внешняя, но и внутренняя. Судьба своего народа и своей страны, работа по реставрации древних рукописей, по мере возможности сохранение и продолжение обоих своих любимых занятий, когда за стенами и окнами — сам Иерусалим.

Михаил Баскин, детский писатель, в свое время - редактор журнала «Ералаш», бард. Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха Михаил Баскин, детский писатель, в свое время — редактор журнала «Ералаш», бард. Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха

Михаил Баскин, детский писатель, в свое время — редактор журнала «Ералаш», бард

— Про Россию:

От добра добро никто не ищет, Наконец-то стало ясно мне, Без России я совсем не нищий А с Россией я богат вдвойне…

— Про Израиль:

Новый ковчег старой Вселенной Ноев Ковчег — мир вожделенный Новый ковчег — берег далёк… В дали… Ноев Ковчег о моем Израиле…

Зинаида Палванова, поэт. Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха Зинаида Палванова, поэт. Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха

Зинаида Палванова, поэт

— Россия:

Прежде всего, – страной детства и отрочества. Была и остается страной любимого русского языка. Была и остаётся страной дорогих моему сердцу людей.

— Израиль:

Прежде всего, – моя страна, страна, где я дома. Маленькая великая страна, которой горжусь и за которую боюсь. Страна, где родилась моя внучка.

Григорий Рязанов, физик-теоретик, автор незаконченного фундаментального, философского труда «Диалог с Богом». Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха Григорий Рязанов, физик-теоретик, автор незаконченного фундаментального, философского труда «Диалог с Богом». Фото: Хава ТОР/ Великая Эпоха

Григорий Рязанов, физик-теоретик, автор незаконченного фундаментального труда «Диалог с Богом».

Россия:

Она для меня хороший учитель, особенно по теоретической физике. Порядки российские мне были чужды своей дикостью. Но в российской огромной системе были такие люди, как Окуджава и Сахаров. Сейчас в России никого не осталось.

Израиль:

В Израиле я могу в парке спокойно писать свою книгу, меня не убьют и денег за место на скамейке не возьмут. Страна свободная, Иерусалим – место святое.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Клинту Иствуду исполнилось 80
  • Финал «Евровидения-2010». Петр Налич и его друзья заняли 11–е место. Фоторепортаж
  • Прикосновение к миру
  • Умер Деннис Хоппер
  • На «Евровидении-2010» победила Лена Майер-Ландрут из Германии. Фоторепортаж


  • Top