«Живите — при сейчас». Стихи Андрея Вознесенского

* * *

Можно и не быть поэтом

Но нельзя терпеть, пойми,

Как кричит полоска света,

Прищемленная дверьми!

ИСПОВЕДЬ

Ну что тебе надо еще от меня?

Чугунна ограда. Улыбка темна.

Я музыка горя, ты музыка лада,

ты яблоко ада, да не про меня!

На всех континентах твои имена

прославил. Такие отгрохал лампады!

Ты музыка счастья, я нота разлада.

Ну что тебе надо еще от меня?

Смеялась: «Ты ангел?» — я лгал, как змея.

Сказала: «Будь смел» — не вылазил из спален.

Сказала: «Будь первым» — я стал гениален,

ну что тебе надо еще от меня?

Исчерпана плата до смертного дня.

Последний горит под твоим снегопадом.

Был музыкой чуда, стал музыкой яда,

ну что тебе надо еще от меня?

Но и под лопатой спою, не виня:

«Пусть я удобренье для божьего сада,

ты — музыка чуда, но больше не надо!

Ты случай досады. Играй без меня».

И вздрогнули складни, как створки окна.

И вышла усталая и без наряда.

Сказала: «Люблю тебя. Больше нет сладу.

Ну что тебе надо еще от меня?»

ВАЛЬС ПРИ СВЕЧАХ

Любите при свечах,

танцуйте до гудка,

живите — при сейчас,

любите — при когда?

Ребята — при часах,

девчата при серьгах,

живите — при сейчас,

любите — при Всегда,

прически — на плечах,

щека у свитерка,

начните — при сейчас,

очнитесь — при всегда.

Цари? Ищи-свищи!

Дворцы сминаемы.

А плечи все свежи

и несменяемы.

Когда? При царстве чьем?

Не ерунда важна,

а важно, что пришел.

Что ты в глазах влажна.

Зеленые в ночах

такси без седока…

Залетные на час,

останьтесь навсегда…

СИРЕНЬ

Сирень похожа на Париж,

горящий осами окошек.

Ты кисть особняков продрогших

серебряную шевелишь.

Гудя нависшими бровями,

страшен от счастья и тоски,

Париж,

как пчелы,

собираю

в мои подглазные мешки.

СМЕРТЬ ШУКШИНА

Хоронила Москва Шукшина,

хоронила художника, то есть

хоронила Москва мужика

и активную совесть.

Он лежал под цветами на треть,

недоступный отныне.

Он свою удивленную смерть

предсказал всенародно в картине.

В каждом городе он лежал

на отвесных российских простынках.

Называлось не кинозал —

просто каждый пришел и простился.

Он сегодняшним дням — как двойник.

Когда зябко курил он чинарик,

так же зябла, подняв воротник,

вся страна в поездах и на нарах.

Он хозяйственно понимал

край как дом — где березы и хвойники.

Занавесить бы черным Байкал,

словно зеркало в доме покойника.

* * *

Стихи не пишутся — случаются,

как чувства или же закат.

Душа — слепая соучастница.

Не написал — случилось так.

* * *

Не отрекусь

от каждой строчки прошлой —

от самой безнадежной и продрогшей

из актрисуль.

Не откажусь

от жизни торопливой,

от детских неоправданных трамплинов

и от кощунств.

Не отступлюсь —

«Ни шагу! Не она ль за нами?»

Наверное, с заблудшими, лгунами…

Мой каждый куст!

В мой страшный час,

хотя и бредовая,

поэзия меня не предавала,

не отреклась.

Я жизнь мою

в исповедальне высказал.

Но на весь мир транслировалась исповедь.

Все признаю.

Толпа кликуш

ждет, хохоча, у двери:

«Кус его, кус!»

Все, что сказал, вздохнув, удостоверю.

Не отрекусь.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Селин Дион ожидает двойню
  • У «Шерлока Холмса» будет продолжение
  • Модель Роузи Хантингтон-Уайтли получает роль в «Трансформерах»
  • Супермены установили новый мировой рекорд. Фоторепортаж
  • «Целый мир от красоты». Стихи Афанасия Афанасьевича Фета


  • Top