Они хотели, чтобы я развелся с женой


За свои убеждения она была несколько раз приговорена к заключению в тюрьме. Фото: За свои убеждения она была несколько раз приговорена к заключению в тюрьме. Фото: Жена Чжена была несколько раз приговорена к заключению в тюрьме за свои убеждения. Он сам не избежал жестокого обращения со стороны полицейских, его избивали и пытали, пытаясь добиться сведений о его жене, когда она вынуждена была покинуть дом. Многие советовали ему развестись для того, чтобы жить спокойно.
Последние 11 лет они с женой, последовательницей Фалуньгун, большую часть времени разлучены. Страдания не озлобили его, наоборот, он перестал препятствовать занятию практикой жене и сейчас поддерживает Фалуньгун.

Из-за преследования Фалуньгун, вы перенесли много страданий. В некоторых семьях считают, что виноваты во всем сами последователи Фалуньгун. Почему Вы стали поддерживать Фалуньгун?

Чжен: Чтобы ответить на этот вопрос, я должен рассказать о своей жене. Ее болезни прошли, когда она начала заниматься Фалуньгун.

Это было в 1996 году. У нее была ишемия миокарда, грыжа межпозвоночного диска и ущемление нерва. Она мучилась от боли и не могла сдержать стон, когда ей приходилось переворачиваться. Она прихрамывала при ходьбе. Все деньги, которые у нас были, мы тратили на врачей, но лучше ей не становилось.

Затем она посмотрела видеолекции Мастера Ли и начала выполнять упражнения, довольно быстро все ее болезни ушли. С того времени она с энтузиазмом рассказывала людям о Фалуньгун. Она организовала группу для ежедневного выполнения упражнений. В то время преследование еще не началось, и занимающихся было очень много.

— Произошли ли какие-либо перемены в характере Вашей жены?

Чжен: Да. До начала ее совершенствования мы ссорились. Она кричала на меня, если я уходил выпить или поиграть в карты. Начав совершенствоваться, она больше никогда не повышала голоса. Она стала физически здоровым человеком, и могла всю работу по дому выполнять сама. В прошлом из-за болезни она не ходила на работу, и каждый день ходила на прием к врачам.

— По-видимому, в то время Вы поддерживали ее занятие Фалуньгун?

Чжан: Мне стыдно об этом говорить…я тогда мало знал о практике. Мне не нравилось, что она покупала книги и печатала материалы для того, чтобы познакомить людей с Фалуньгун. Я продолжал ссориться с ней. Сжигал ее материалы.

Однажды я подобрал на улице сотовый телефон, выбросил из него сим-карту и оставил телефон себе. Она вернула телефон владельцу, еще и отдала в придачу 300 юаней, чтобы возместить стоимость сим-карты. Она не знала, что сим-карта стоит гораздо дешевле. Беспокоясь, что я не позволю ей сделать это, она рассказала мне только тогда, когда вернулась. Я был чрезвычайно расстроен и сказал ей, что большей дуры, чем она, мир не видывал. Я толкнул ее и дал пощечину.

Она пыталась объяснить мне, что Фалуньгун – праведный Закон. Рассказала мне о принципе «Не потеряешь – не приобретешь» и как быть хорошим человеком. Со временем, увидев, насколько она изменилась, я тоже стал меняться.

Поэтому когда я увидел человека, который обронил паспорт и деньги, я поспешил поднять и отдать их ему. Я объяснил, что делаю это, потому что моя жена занимается Фалуньгун. Когда тот узнал имя моей жены, он сказал: «Я знаю ее, эта женщина очень хороший человек». — После 1999 года, когда правящий режим в Китае начал преследования Фалуньгун, Вашу жену арестовали. Как вы жили в то время?

Чжен: Ее начальник посоветовал мне развестись с ней.

— А Вы сказали своей жене, что если она не будет «перевоспитана», Вы с ней разведетесь?

Чжан: Нет, конечно. Как я мог сказать такое? Я скучал по ней и хотел, чтобы она вернулась домой.

Наш сын еще учился в начальной школе, и, поскольку я уходил на работу, о нем некому было заботиться. Он бросил занятия и пошел искать свою маму. Когда у него закончились деньги, он вернулся домой. — А Ваш сын когда-либо пытался заставить маму бросить практику?

Чжен: Нет. У нашего ребенка было свое мнение. Когда он пошел в Центр по «перевоспитанию» и увидел там свою маму, он потерял дар речи. Он не мог сказать ни слова, только рыдал.

Несмотря на все эти горести, я знал, что Фалуньгун несёт добро. Поэтому, иногда я помогал ей раздавать материалы, в которых рассказывается правда о преследовании Фалуньгун или оставался дома и готовил еду.

Я часто рассказываю людям, что если один человек практикует, вся семья получает пользу. Болезни моей жены ушли, и мои постоянные головные боли исчезли. У меня появилась новая работа, на которую я трачу меньше времени и получаю за нее больше денег. — Вы не согласились содействовать властям в преследовании Вашей жены, отразилось ли это на Вас?

Чжен: Когда моя жена была вынуждена уйти из дома, полиция не могла ее найти, поэтому они арестовали меня. С 14:00 до 22:00 часов меня избивали, оскорбляли. Они палкой били меня по самым чувствительным местам. Они ухватили меня за голову и ударили ею об стену. Там были не только те, кто избивал, но еще люди, которые им помогали. Один человек бил меня коленом сзади, а другой спереди, и мне некуда было деваться.

Когда они устали избивать, стали меня допрашивать: «Кого ты знаешь из последователей Фалуньгун? Кто бывал в твоем доме? Кто останавливался в твоем доме? Скажи нам о двух из них, и нам будет что доложить начальству». Я ответил, что никого не знаю. На самом деле, я вспомнил некоторых последователях Фалуньгун и думал о них. Моя жена как-то сказала мне: «Члены семьи последователей Фалуньгун должны защищать их, а не доносить на них».

— Да, Вам пришлось много перенести.

Чжен: Они отправили меня в Центр заключения на 15 дней. Мой дом трижды подвергали обыску. Кроме того, они побывали у меня на работе и обыскали мои спецовку.

— Вы встречались со своей женой, когда она находилась в тюрьме?

Чжен: Нет. Тюремные власти не позволяли нам встретиться. Я звонил секретарю тюрьмы, но никто не отвечал.

— Но не позволять увидеться с родными – это незаконно.

Чжен: Вот именно. Но это их мало волнует.

Мне очень тяжело было переносить преследование моей жены. Втайне от нее я плакал. В этом году я решил начать заниматься Фалуньгун. Я чувствую, что мое сознание очистилось, исчезла тяжесть на сердце.

— Какие еще изменения Вы почувствовали в себе?

Чжен: Я бросил курить и пить. Хотя я курил много лет, еще в начальной школе. Просто почувствовал, что сигареты стали совсем другие на вкус. Никто не мог управлять мной до совершенствования, я даже не слушал начальника. Теперь я счастлив, что могу быть уступчивым.

Все еще есть люди, которые оказывают на меня давление, чтобы я развелся с женой. Я говорю им, что моя жена делает очень праведные вещи, и я горжусь этим. То, что говорит компартия – полностью неправильно, и то, что делает режим, приносит зло людям.

Если все общество будет изучать Фалуньгун, все общество станет стабильным.

— Хотели бы Вы еще что-то сказать нашим читателям?

Чжен: Я надеюсь, что никто не будет верить компартии, ее клевете на Учителя и Фалуньгун, и что мою жену освободят. Я надеюсь, что преследование будет остановлено как можно скорее.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Стоимость золота растет
  • У Германии остались 4 подводные лодки
  • British Petroleum рассчитывает на помощь аппаратов «Мир»
  • Иран недоволен поддержкой санкций Россией
  • Lufthansa потребовала у ЕС компенсации потерь от извержения вулкана

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top