Четыре предсказания относительно движения голодовки в защиту прав человека в Китае


Жители Флориды, сотрудники Жители Флориды, сотрудники Многие люди считают 2003 год годом зарождения движения по защите прав человека в Китае, и с тех пор движение за права человека там растет. Теперь, по истечении 3-х лет, голодовка протеста Гао Чжишена отметила зарождение новой стадии в развитии этого движения.

1. Движение по защите прав перерастет в движение за права человека

Когда правительство США начало публиковать официальные документы, касающиеся положения по соблюдению прав человека в Китае, многие неодобрительно отнеслись к этому и даже считали, что США имели скрытые мотивы и проявили антикитайский настрой.

После событий 4 июня1989 года на площади Тяньаньмэнь, люди полагали, что права человека, демократия, свобода и правление по закону являются только политическими идеалами, далекими от реальности их жизни. С другой стороны, экономическое развитие [1] переключило внимание людей с политических прав на экономические интересы. Конечно, это то, на что надеялась китайская коммунистическая партия и она тщательно пропагандировала свою позицию.

Многие люди не понимают того, что вопрос о правах человека не является вопросом прав какого-то конкретного человека. Скорее они [права человека] являются основой для поддержания социальной справедливости, как это изложено в первом предложении «Universal Declaration of Human Rights» («Всемирная декларация прав человека»), опубликованной в 1948 году: «Права человека – основа свободы, справедливости и всеобщего мира».

Существуют четыре вещи, ограничивающие современные правительства в совершении преступлений, а именно, мораль, закон, общественное мнение и выборы.  Это соответственно отражено в статьях 18, 7, 19 и 21 «Всемирной декларации прав человека». Другими словами, если положения «Всемирной декларации прав человека» могут быть гарантированы, правительствам будет невозможно использовать государственную машину для сотворения зла.

Фактически общая масса людей уделяет мало внимания и недостаточно защищает ценность прав человека, что приводит к тому, что КПК лишает китайский народ свободы вероисповедания, свободы слова и печати, собраний, объединений и протеста. Особенно попирание культом КПК свободы вероисповедания привело к упадку морали, вызвало социальную разобщенность и помогло правительству легко освободить себя от ответственности за различные преступления.

Поскольку основная добродетель нравственность серьезным образом дегенерировала, злобная культура КПК нашла себе путь. Затем она [КПК] прибрала к рукам правление по закону, общественное мнение и выборы. Потом, без проверок и подведения итогов, культ КПК становится все более злобным,  добиваясь максимизации своих интересов и сознательно присваивая фабрики, земли, нефтяные месторождения, шахты и дома, в которых люди надеялись жить, заставляя  массы, в конце концов, подняться протестовать, выступать за свои основные, жизненно необходимые права.

Долговременное пренебрежение соблюдением прав человека привело к неминуемым последствиям: экономические права людей нарушены; движение за права человека перешло в движение в защиту прав человека; и острым столкновениям в некоторых районах. Это подтверждает пункт 2 в Преамбуле «Всемирной декларации прав человека»: «Принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества…», и пункта 3,

«Принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения». Все перевернулось, когда положение достигло своей крайней точки.

Как только обычные люди начинают  бороться за защиту своих прав, когда их собственные непосредственные права нарушаются, они, конечно, пройдут процесс обдумывания, как это было у адвоката Гао Чжишена. Адвокат Гао писал в начале 2005 года: «Китай отличается от других стран, где правление идет по закону; каждое небольшое дело, в конце концов, повлечет организационные проблемы, имеющие глубокие корни».

Со временем активисты по правам человека обнаруживают, что их права нарушены в результате того, что коммунистический режим ополчился против них образованиями типа мафии. На самом деле, это правительство КПК совершает преступления. Если нет возможности успешно применять ограничения на использование правительственной власти, права обычных людей будут все время в опасности.

Однако, как только кто-то будет стремиться к ограничениям применительно к правительственной власти, или власти КПК, этот человек должен  надеяться на «нравственность, правление по закону, общественное мнение и выборы». Поэтому, касательно первой стадии голодовки протеста движения в защиту прав человека я предсказываю следующее – Она перерастет в движение за права человека. Это мое первое предсказание.

2. Без разрушения КПК, движение в защиту прав человека не будет успешным 

Коммунистическая партия Китая не уступит ни одному малейшему требованию по защите прав и не осмелится согласиться с ним. Мартин Лютер Кинг как-то сказал: «Несправедливость в одном месте — угроза справедливости повсюду, где она существует». Применительно к китайскому режиму это можно интерпретировать так – успех к установлению справедливости повсюду есть основная угроза китайскому коммунистическому режиму там, где он существует.

Любой успех, достигнутый движением в защиту прав человека, воодушевит других людей больше стараться в деле защиты своих собственных прав. На самом деле, режим живет за счет прибыли народа. Со времен Цзянь Цзэминя управление страной на основе коррупции стало основополагающей национальной политикой.

Преданность партийных чиновников была обменена на «достижения» их взяточничества. Если права человека защищены, тогда основополагающие силы, объединяющие членов коммунистической партии, исчезнут; эта получающая группировка, таким образом, рухнет и исчезнет. При любых обстоятельствах, защита прав – это то, что КПК не смеет делать.

Поэтому китайскому режиму пришлось подвергнуть подавлению малые выборы сельских чиновников в деревне Тайши. Режим боится «эффекта витрины» в случае успеха такой защиты прав. В случае компании «Shanwei Electric Power» использование танков и пулеметов было как раз тем, что нужно КПК. То, что режим хотел обуздать, это не только сама компания «Shanwei», более важно то, что она укрепила свое средство управления  как «режим, который полагается на насилие и террор для захвата и поддержания власти» (из «Девяти комментариев о коммунистической партии», комментарий 1).

Поэтому те, кто посвятил себя защите прав, и коммунистическая партия Китая вступили в фазу, когда обе стороны отказываются сдвинуться с места. Если КПК не прекратит свою политику, то те, кто защищают права, не смогут зарабатывать на жизнь. Однако шаг за шагом наступающий крах КПК закончится ее окончательным разгромом.

Мы никогда не увидим полного и устойчивого разрешения конфликта между этими двумя группами. Мы не можем рассчитывать на то, чтобы КПК разрешила эти проблемы. КПК первая, кто создал эти проблемы. Она также является препятствием для разрешения этих вопросов. Если КПК не рухнет, движение по защите прав не достигнет успеха. Это мое второе предсказание.

3. КПК прибегнет к реакционным методам, близким к организованной преступности

В ответ на действия движения по защите прав, КПК прибегнет к реакционным бандитским способам, как это было в прошлом. Это мое третье предсказание. Точно также я писал в моей прошлогодней статье: «Сегодня, когда «Девять комментариев» распространяются все шире, КПК приходится прибегать к вопиющей жестокости». У КПК нет способа прямо ответить на голодовки протеста за права человека.

Она к тому же не может обещать удовлетворить требования защитников прав человека, и не может просто арестовать тех людей, которые мирно протестуют дома, и об этом знает весь мир. Поэтому она может только прибегнуть к методам слежки, домашнего ареста, оскорблениям и даже убийству или покровительствовать борделям. Поэтому, чтобы быть уверенными в безопасности тех, кто участвует в голодовке протеста за права человека, СМИ следует уделить особое внимание каждому участнику. Даже после окончания голодовки протеста мы должны продолжать уделять большое внимание их безопасности.

4. Голодовка протеста будет содействовать движению выхода из рядов КПК

Самое большое отличие между настоящим и предшествующими движениями в защиту прав человека состоит в том, что настоящее движение — это не просто обращение к КПК, а протест против КПК. На самом деле, подавляющее большинство предшествующих движений в защиту прав человека в Китае желали, чтобы правительство предоставило им справедливость и надеялись через административный или законодательный подход добиться своих прав и соблюдения интересов.

В то время как в этот раз движение в защиту прав человека, инициированное адвокатом Гао, является следствием того, что китайская правовая система разоблачила себя как синдикат организованной преступности, а также того, что режим притворно игнорирует это явление, даже до такой степени, что сам себя превратил в синдикат преступности.

Поэтому адвокат Гао говорит, что китайские граждане находятся в условиях, когда они ничем не защищены и не имеют возможности обеспечить свою безопасность. Поэтому участие в голодовке протеста ясно показывает, что у участников уже нет никаких иллюзий по поводу КПК. Люди участвуют в голодовке протеста не просто, чтобы осуществить протест, а чтобы через свои страдания пробудить граждан, чтобы они ясно признали злую природу КПК.

Основная цель состоит в том, чтобы достичь гибели КПК через процесс признания ее злобной природы. Все больше и больше людей осознают, что единственной мирный способ разрушения КПК — это распространение «Девяти комментариев», содействие выходу из КПК и мирному разрушению КПК». «Высшее искусство состоит в том, чтобы покорить врага без борьбы» [2] Как сказал адвокат Гао: «Поэтому самое срочное, что нужно сделать — избавиться от иллюзий.

Начинайте с людей, находящихся рядом с вами, используйте все средства для поддержания людей, находящихся рядом с вами, чтобы они выходили из этой группировки убийц, чтобы они больше не действовали как пособники убийц, чтобы они больше не были орудием убийц! Мирно заканчивается существование группировки убийц, выходите из КПК! Полностью избавляйтесь от пагубного несчастья китайского народа!»

Нам нужно постоянно напоминать себе и говорить нашим гражданам: «КПК — корень всего зла. Пока существует культ этого зла, наша нация будет идти по пути гибели, и наши права человека и другие права будут находиться в опасности. Надо еще более расширить движение в защиту прав, пусть еще больше людей пробудится и примут участие в этом движении. Что более важно, так это то, чтобы развивать движение вглубь и распространять «Девять комментариев», содействовать выходу из КПК и ее организаций, помочь китайскому народу освободить себя от злого коммунистического культа и обрести новую жизнь.

Если быстрорастущее движение по защите прав человека можно будет эффективно соединить с «Девятью комментариями» и выходом из КПК, характер движения изменится из протеста слабых против сильных, в приговор добра злу.

*****

Примечания:

 [1] Во время экономического роста Китая миллионы людей по всей стране занялись бизнесом, пытаясь получить огромную прибыль.

[2] Из труда «Суньцзы Бинфа», написанном Суньцзы в конце периода «Весна ? Осень» (770-476 до н.э.). Он состоит из 13 глав, посвященных искусству ведения войны.

The Epoch Times


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Го Си – мастер китайской классической живописи
  • Первый этап эстафеты голодовки в Москве (часть 3)
  • Первый этап эстафеты голодовки в Москве (часть 2)
  • Первый этап эстафеты голодовки в Москве (часть 1)
  • 15 февраля Санкт-Петербург, первый из российских городов, принял эстафету голодовки, начатую в Китае известным адвокатом Гао Чжишеном


  • Top