«Черная книга имен, которым не место на карте России»


«Черная книга имен, которым не место на карте России», которая вышла в Москве в 2004 г. в издательстве «Посев», подготовлена по инициативе общественного комитета «Преемственность и возрождение России» в рамках проекта «Исправление имен» при финансовой поддержке Объединения русских кадет за границей и Русского исследовательского фонда в США…

Фото: Getty ImagesФото: Getty ImagesПредисловие так определяет цель книги:

«Работа по стиранию с карты страны недостойных имен — необходимый шаг для увековечения памяти подлинных героев России, ее строителей и защитников, ее духовных вождей, борцов с тоталитарным режимом и жертв коммунистической диктатуры».

Ниже мы печатаем одну из центральных статей. Публикации этого и других материалов из «Черной книги» можно прочиатать в журнале «Посев».

Ленин

Владимир Ильич Ленин (настоящая фамилия Ульянов, 1870-1924) повлиял на мировую историю ХХ века больше, чем какой либо другой политик. Без него бы не было ни октябрьского переворота, ни 74-летней диктатуры коммунистической партии над Россией.

Весной 1917 г. большевики составляли небольшую группу среди множества социалистов разных толков и никаких сверхзадач себе не ставили. Ленин же, еще два месяца назад не думавший дожить до революции, узнав в Цюрихе про февральские события, уже 6 марта телеграфирует в Петроград: «Полное недоверие, никакой поддержки новому правительству. Вооружение пролетариата — единственная гарантия <…> Никакого сближения с другими партиями».

Эти три фразы и поставили сверхзадачу: вооруженное свержение Временного правительства и установление однопартийной диктатуры. Проехав легально через воевавшую с Россией Германию и прибыв на Финляндский вокзал, Ленин огласил свои «апрельские тезисы» о «втором этапе революции» и прямом переходе к социализму в союзе с мировым пролетариатом. Центральный и петроградский комитеты партии отвергли его тезисы, Газета «Правда» снабдила их критическим комментарием.

Основоположник марксизма в России Г.В. Плеханов отозвался в «Единстве» статьей «Почему бред иногда бывает интересен», а меньшевик. И.Г. Церетели позже писал: «Теоретическая работа, проделанная марксизмом <…> научила нас понимать, что революция в России не могла совершить прыжка от полуфеодального строя к социалистическому, и что пределом возможных завоеваний для революции являлась полная демократизация страны на базе буржуазно-хозяйственных отношений».

Этого Ленину было мало. Ему виделась возможность начать мировую революцию, захватив власть в России. Его первой задачей было — развалить шатающуюся армию, обещая крестьянам в солдатских шинелях немедленный мир и помещичью землю. Мир обернулся отдачей почти трети населения страны под немецкую оккупацию и пятилетней гражданской войной. А увеличив площадь крестьянских земель на 16%, Ленин начал повальный грабеж крестьян продовольственными отрядами.

Барабанный бой антивоенной пропаганды оплачивало германское правительство, предоставившее Ленину в 1917 г не менее 50 млн. золотых марок (25 млн золотых рублей). Направленный на действующую армию и две столицы, он возымел действие. Выборы в Учредительное собрание в ноябре дали большевикам 46% голосов в Петрограде и Москве, 40% в действующей армии, и только 20% в остальной России.

Такие настроения помогли малочисленным отрядам красногвардейцев и матросов почти без потерь захватить власть в Петрограде, а после недельных боев, и в Москве, при бездействии огромного большинства населения и гарнизона.

Но Ленину стоило большого труда, убедить свою партию в том, что власть вообще захватывать надо. Целый месяц он засыпал органы партии «более, чем энергичными» письмами, требуя немедленного восстания. Его фанатичная настойчивость наконец одержала верх и нужное ему решение было принято, хотя отнюдь не единодушно.

Власть была захвачена от имени советов. Поэтому другие партии, присутствующие в советах, потребовали коалиционного правительства из всех социалистов, а не одних только большевиков. Причем — без Ленина и Троцкого! И ЦК большевиков, в отсутствие этих двух, согласился. Гнев вождя, когда он об этом узнал, был беспределен: зачем, мол, было поднимать восстание?

Тем не менее, и в его присутствии, ЦК проголосовал за продолжение переговоров о многопартийном правительстве. Пусть однопартийное, правительство Ленина все же было подотчетно Всероссийскому центральному исполнительному комитету (ВЦИК) съезда советов.

И когда он издал декрет о запрете оппозиционной печати, встал вопрос: может ли правительство издавать декреты без согласия ВЦИК? Голоса разделились поровну. Тогда Ленин и Троцкий, будучи членами правительства, сели в ряды депутатов ВЦИК и большинством 2 голосов добились нужного им решения. Так на 9-й день своего существования советская власть превратилась во власть большевиков.

Брест-Литовский мир тоже висел на волоске: лишь ультимативная угроза отставки дала Ленину 51% голосов во ВЦИКе. Ленин следовал учению Маркса о классовой борьбе, но дал ему свое толкование. По Марксу, пролетариат приходит к власти и обобществляет средства производства, когда он оказывается в подавляющем большинстве. По Ленину, он это может сделать и находясь в меньшинстве, создав централизованную боевую партию, свой «авангард».

Маркс полагался на «неизбежные законы» истории. У Ленина господствует волевое начало: если история не идет по предписанному, надо ее заставить! После Февраля Россия была во власти социалистических настроений разного толка, которые владели и Учредительным собранием, разогнанным Лениным. Куда бы в таких условиях пошла страна без Ленина?

Возможно, к некоей форме социалистической демократии, возможно к хаосу и постепенному преодолению социализма, которое возглавил бы патриотически-настроенный генерал. Но очевидно, что без Ленина:

— не было бы однопартийной диктатуры, подавления религии и любого инакомыслия, не было бы отменено право и заменено произволом «революционной целесообразности».

— не было бы попытки полностью упразднить частную собственность и рынок, а, следовательно, и развала народного хозяйства, последующей коллективизации, и командно-административной системы.

— не было бы классового террора, попытки опрокинуть социальную пирамиду, превратить «низы» в новый правящий слой, а прежние «верхи» физически истребить.

— не было бы конфронтации с Западным миром, продолжавшейся 70 дет попытки осуществить мировую революцию в той или иной форме.

Эти черты созданного им режима характерны и лично для Ленина. Он был крайне нетерпим к чужому мнению. Что отражено в площадном стиле его полемики, особенно с социал-демократами, о которых он в 1919 г. писал:: «Во главе всемирно-образцовой марксистской рабочей партии Германии оказалась кучка отъявленных мерзавцев, самой грязной продавшейся капиталистам сволочи».

Он ненавидел религию: «Всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничание с боженькой есть невыразимейшая мерзость, … самая гнусная зараза» писал он Горькому в 1913 г. Общечеловеческую нравственность Ленин тоже отвергал и. На III съезде комсомола в 1920 г. он поучал: «Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата».

Поскольку классовой борьбой руководит партия, то это означало, что нравственно всё, что велит делать партия. Соответственно, Ленин отвергал и «буржуазное» право и определял свою «диктатуру пролетариата» так: «Научное понимание диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть».

В конфликтах с «левыми», военной и рабочей оппозицией, Ленин отстаивал единоначалие в армии и на заводах. Но в экономической политике он пошел на поводу у левых недоучек, которые требовали повальной конфискации предприятий и недвижимости, запрета частной торговли и отмены денег.

Рыночные, договорные отношения заменялись угрозой расстрела. Результатом стал полный развал хозяйства и волна народных восстаний, которые и вынудили Ленина в 1921 г. объявить нэп. Но нэп был состоянием неустойчивым, и преемникам Ленина пришлось выбирать: терпеть сползание к «капитализму», или идти путем Сталина.

Причем сталинская коллективизация проходила вполне в духе Ленина. Он еще в 1905 г. писал: «…вместе с городским пролетариатом против всей буржуазии и всех крестьян-хозяев. Вот лозунг сознательного деревенского пролетариата». В «мелкобуржуазной крестьянской стихии» он видел опаснейшего «тайного врага».

Но если Ленин был лишь идейным отцом коллективизации, то отцом красного террора он был прямым. В июне 1918 г. он призывает: «Надо поощрять энергию и массовость террора!» В ноябре подчеркивает: «Для нас важно, что ЧК осуществляют непосредственно диктатуру пролетариата, и в этом отношении их роль неоценима.

Иного пути к освобождению масс, кроме подавления путем насилия эксплуататоров, — нет». Террор был направлен против «объективно враждебных» социальных групп: духовенства, офицерства, казачества, купечества, интеллигенции. И здесь все средства были хороши.

В марте 1922 г., когда под предлогом помощи голодающим Ленин организовал изъятие церковных ценностей для нужд мировой революции, он писал своему Политбюро: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления <..>

Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше; надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

По показаниям свидетелей, Ленин не раз говаривал: «На Россию мне, господа хорошие, наплевать!» В своих статьях и речах он постоянно ссылался на слова Маркса : «У пролетариев нет отечества». и убеждал своих сторонников, что для каждого истинного социалиста интересы всемирной пролетарской революции должны стоять выше интересов его «отечества» (в иронических кавычках).

Начиная с октября 1917 г., постоянный рефрен его речей: «наше дело есть дело всемирной пролетарской революции, дело создания всемирной Советской республики!» И если верный ленинец Сталин потом строил «великую социалистическую державу», то именно для осуществления этой цели в новых международных условиях.

Ленин разрушал историческую Россию, ее духовный, культурный, социальный, правовой, политический и административный строй. При нем само имя Россия было на 70 лет стерто с карты мира. Насилием и ложью он хотел построить противоречащую природе человека утопию.

Но большевицкое «догнать и перегнать», нагородив много заводов и ракет, и собрав население в городах, оставило Россию к концу ХХ века по многим показателям более отсталой от «передовых» стран, чем до революции. А сколько жизней было загублено? По советским данным, приведенным Лигой Наций в 1946 г., «избыточная смертность» в России только в ленинские годы 1918-1922 составила 12 миллионов.

Из смежных данных явствует, что небольшая их доля, около 430 тыс., приходится на боевые потери белых и красных в гражданской войне. Подавляющее большинство — свыше 9 миллионов, погибло от голода и эпидемий. Ленинской политикой страна была отброшена в средневековье, для которого типичны именно эти причины смерти. А более 2 миллионов погибло от красного террора, за который прямо ответственен Ленин. Он входит в четверку величайших убийц ХХ века, вместе со Сталиным, Мао и Гитлером.

По следам Ленина загублены были многие десятки миллионов жизней по всему свету, от Кампучии до Эфиопии, и включая Китай, куда компартию принес ленинский III интернационал. «И новое здание, с чертами ослиного в себе», как предсказывал В.В.Розанов, рухнуло «в третьем-четвертом поколении». Его обломки — главная причина наших нынешних нестроений.

Так за что нам чтить память Ленина? За то, что вовремя не распознали его сути, не оказали достаточного сопротивления? За то, что слишком многие соблазнились пойти, говоря языком смуты XVII века, в «воровские» люди, и слишком немногие пошли в «земскую» рать?


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top