Человек, которого называют Ефим-лэнд (Yafimland)

Ефим Пищанский, уникальный художник по дереву, писатель. Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаЕфим Пищанский, уникальный художник по дереву, писатель. Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаС Ефимом Пищанским мы знакомы несколько лет. Он необыкновенно талантлив, причем, таланты его реализовались и в инженерии, и в живописи, и в скульптуре, и в литературе, и в музыке. И еще в двух, пожалуй, самых редких областях – в дружбе и в умении чувствовать истину.

Родился Ефим в 1933 году в Киеве, рос в детском доме, родители воевали, отец погиб, освобождая столицу Украины. Мама – большой силы воли человек, дожила до 89 лет, смогла смело положить партбилет на стол, высказать все, что думает о советской власти и в 75 лет уехать к внукам в Израиль.

— Ефим Иосифович, ваши книги, «Осколки разбитых жизней» и «Шкет», не оставляют равнодушными и вряд ли могут оставить равнодушным кого-либо.

Е.П: А у вас две мои книги или три?

— Две, вы написали третью?

Е.П: Да, «Хрустальный самовар». Это роман о советской власти, на этот раз не автобиографический. В его основу легла жизнь моего начальника. Он был простым русским парнем, сыном крестьянина-кулака, неплохим был человеком. Герой моего романа – типичная жертва коммунистического режима, полностью потерявший самого себя, свою добрую душу. Он служил советской власти и ненавидел ее одновременно.

— Ефим Иосифович, я к вам ехала с вопросом, который задают сегодня многие читатели уехавшим из Союза евреям: как назрело ваше желание уехать в Израиль?

Е.П: Оно, наверное, зрело еще с детдома, но это не было желание покинуть Союз, убежать от унизительной действительности. Я не сионист, уезжал не благодаря исповедованию сионизма. Наверное, невозможно было в той советской действительности мне, как и многим другим евреям, морально выжить, сохранив индивидуальность и цельность натуры. В придачу ко всему, меня и многих евреев увольняли с работы в начале семидесятых годов. Причем, все уволенные были отличными специалистами.

— То, что произошло с вами в детдомовской бане, (история под названием «Баня» описана в книге «Шкет»), это первое проявление антисемитизма в вашей жизни?

Е.П: Да, так ощутимо, первый раз. Я тогда понял, что я чужой и презренный, хотя учат меня и других равенству, интернационализму. А что касается решения уехать из Союза, то оно было предсказано моим детдомовским другом. Его звали Барух, он болел и умер в возрасте 16 лет, а перед смертью произнес свое предсмертное пророчество: «Ефим, ты будешь жить в Иерусалиме». Тогда шел 43-й год. В Иерусалим я прибыл в 1974 году с женой и двумя детьми.

— Ефим Иосифович, вас преследовало то, что произошло в детдомовской бане?

Е.П.: Все время преследовало. В добавок ко всему, на заводе зам.начальника производства допекал меня, все время подчеркивая мою национальность. Когда он вызывал меня обсудить задачи производства, говоря о других работниках, если тот был не еврей – зам. называл его по фамилии и должности, а если работник еврей, то так и звал его — еврей, за спиной этого работника, конечно. Но мне прямо в лицо говорил, чтоб я знал свое место.

— Расскажите подробней о герое книги «Хрустальный самовар».

Е.П: Я дам вам ее почитать. К сожалению, в силу обстоятельств, выпустил книгу маленьким тиражом, поэтому не могу подарить, все раздал. Герой моей книги – не придуманный генеральный директор стекольной фирмы «Заря коммунизма» (прототип) «Радуги». Я немного изменил его настоящее имя и назвал — Мякушев. Он — сын крестьянина, которого раскулачили, и всю его родню убили большевики. Мякушеву, единственному уцелевшему из всего хутора, удалось бежать. Добрался он до Москвы, стал политработником, как раз началась война. Мякушев был тяжело ранен разорвавшимся снарядом, его лицо было изуродовано осколками, невозможно было на него смотреть.

Он показал мне фотографию, где он и другие раненые лежат под белыми простынями после очередной операции, а вокруг стоят врачи. Мякушев называет каждого врача по фамилии. Все врачи – евреи, они собрали его по кусочкам, спасли от смерти. Мякушев уважает евреев. После войны, изуродованный, он встретил одну польскую красавицу актрису, они сильно полюбили друг друга, хотели пожениться. Но второй секретарь обкома города Львова решил Мякушева женить на своей распутной дочери. Он сделал так, что актрису осудили на пятнадцать лет и сослали в Сибирь, забрав ее шикарный дом с фруктовым садом, а Мякушева напоили и положили ему в кровать дочь второго секретаря обкома города Львова. Такая большая и невероятная любовь была убита.
Все это Мякушев рассказал, когда подписывал мое заявление об увольнении, у себя в кабинете.

По поводу моего увольнения. Оно было коварно подстроено партийной шайкой фирмы, которые вынудили меня написать заявление об уходе по собственному желанию.

А Мякушеву нужно было кому-то выговориться, он никому в этой жизни не доверял. А я увольняюсь, навредить ему не смогу, да и не в состоянии по природе своей вредить людям, он это знал, уважал меня. Так я носил в памяти историю его жизни почти 40 лет и вот решил написать книгу.

— Да, теперь понятно, почему так много евреев покинуло Союз.

Е.П: Очень многих евреев увольняли в конце шестидесятых и в начале семидесятых. О каждом увольнении на нашем заводе можно книгу написать. Увольнения начались после Шестидневной войны в Израиле. Расскажу вам смешную историю, которая произошла со мной после того, как в России узнали о победе Израиля в Шестидневной войне.

Вызвал меня парторг завода к себе, выбрал именно еврея партийного для этой цели (я жил тогда во Львове с семьей и работал на оборонном заводе начальником отдела автоматизации и механизации), и говорит: «Ты, Ефим Иосифович, должен сказать на партсобрании свое слово о милитаристских захватчиках в Шестидневной войне». «Хорошо», — ответил я, а самому, сами понимаете, совсем не хотелось говорить разоблачительные речи о своем народе.

Незадолго до собрания я придумал один безобидный розыгрыш. Для этого мне нужно было попросить кого-то об одной маленькой услуге. Я решил обратиться к приятелю, заводскому инженеру. Он не был партийным, но был евреем. Поймал я его в коридоре и попросил позвонить мне во столько-то и тогда-то и сообщить о пожаре и необходимости срочно явиться в цех. Инженер смекнул, и сделал точь в точь, как я попросил. Вышел я на партсобрании сказать разоблачительное слово об израильских захватчиках, говорю: «Уважаемые товарищи, состоялась в Израиле Шестидневная война».
Тут раздается звонок: «Ефима Иосифовича срочно вызывают на предотвращение пожара в цехе!» Я извиняюсь, бегу в цех, и… спасен от разоблачения израильских захватчиков перед советскими гражданами. Пожар мы для конспирации потом устроили, подожгли какую-то тряпку.

— Какое чувство вы испытывали, когда Израиль победил в этой войне?

Е.П.: А как вы думаете? Я, конечно, испытывал чувство гордости за израильтян.

— Вы без сожаления оставили Союз?

Е.П.: Союз я оставлял без сожаления, но мама не захотела ехать с нами. Она на мое предложение ехать вместе, ответила: «Нет, сынок, я не поеду, я здесь родилась, воевала и работала. Здесь живут мои братья, друзья. И тебе не надо бы уезжать. Но я понимаю: ты едешь во имя детей».

— Но мама, все же, приехала через четыре года. Вы рассказываете об этом в книге «Осколки разбитых жизней».

Е.П.: Мама хотела приехать к нам в гости. Но для этого нужна была характеристика из райкома партии, собралась специальная комиссия и начала маму журить, как она плохо воспитала сына, что он стал предателем Родины. Мама сильно возмутилась и встала на мою защиту, напомнив, что она и мой отец воевали, а я рос в детдоме. Она встала на защиту Израиля, сказав, что никто не имеет права судить страну, в которой никогда не был. На той же комиссии мама изменила свое решение приехать к нам в гости. Она вытащила партбилет, который получила на фронте в 1944 году и которым гордилась, положила его на стол перед комиссией и сказала, что уезжает в Израиль на постоянное жительство.

— Большая часть книги «Осколки разбитых жизней» рассказывает о судьбе вашей мамы. Вы пишете, что всегда будете помнить о последней маминой молитве.

Е.П.: Да, мама в своей последней молитве над зажженными свечами впервые не попросила у Бога защиты для себя, а произнесла: «И чтобы люди Бога не забывали!»

— Как вас принял Израиль, как вы его приняли?

Е.П.: Я был вначале очарован всем, что в Израиле происходит, очарование прошло, но ощущение и осознание своей родины именно здесь пришло и не уйдет никуда.

Мы сразу влились в работу. Я, без языка иврит, устроился работать на авиационном заводе токарем, служил в армии — «милуим», так называемые ежегодные и чаще военные сборы для взрослых мужчин. Я – снайпер, поэтому попал на службу в спецотряд по борьбе с террором. Там была история такая: от перенапряжения и накопившейся усталости у меня остановилось сердце во время очень опасной операции в районе Бейт Лехеме. Я чудом остался жив. Врачи, после зондирования сердца, которое показало, что сердце мое в полном порядке, сказали, что один из миллиона выживает при полной остановке сердца.

На авиационном заводе, где я работал токарем, мне приходилось поднимать тяжеленные детали, завод был плохо оборудован, не было даже кондиционера для охлаждения помещения. Мы работали при температуре 60 градусов. Я получил рабочую травму обеих рук, когда однажды поднял тяжелую деталь, а на полу возле моего станка было разлито масло и ноги мои разъехались в разные стороны. Чтобы спасти ноги, я силой бросил деталь на станок, был страшный грохот, и я разорвал связки на руках. Работать токарем уже не смог, был переведен в технический контроль, и только через 6,5 лет стал работать по специальности – инженером технологом.

— Мы подошли сейчас к периоду вашей жизни – началу ваятельного творчества, скульптуры по дереву и живописи, которые принесли вам мировую известность. Мы продолжим интервью с вами и постараемся осветить суть вашего незаурядного и уникального творчества, покажем фотогалерею ваших работ, которые живут в вашей маленькой, но удивительно своеобразной стране Ефим-лэнд. Также хочется рассказать о ваших друзьях. К вам в Ефим-лэнд приезжают со всего мира?

Е.П.: Да, мне есть, что рассказать. До встречи.

Продолжение следует…


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Виталий Кличко приедет в Россию
  • Водопад на холме в Рио-де-Жанейро. Фотообзор
  • Кубок мира 2010. Англия – Алжир 0:0. Фоторепортаж
  • В Севастополе прошел Международный фестиваль военных оркестров. Фотообзор
  • Кубок мира 2010. Сборная Германии проиграла сборной Сербии


  • Top