Мы не то, что неразвитая, мы неправильно развитая страна


Шестые Ходорковские чтения прошли в Москве. «Российские альтернативы. Есть ли выход..?» Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха Шестые Ходорковские чтения прошли в Москве. «Российские альтернативы. Есть ли выход..?» Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха В начале июля в Москве состоялись Шестые Ходорковские чтения на тему «Российские альтернативы. Есть ли выход..?»
Конференция проходила при поддержке правозащитного общества «Мемориал», Института национального проекта «Общественный договор» и фонда «Информатика для демократии».

Видные ученые и политики продолжили свободную дискуссию в формате коротких докладов и обмена мнениями в режиме круглого стола.

Предложенные к обсуждению темы выявили остроту и чрезмерную актуальность поиска путей по преодолению научной, технической, а также социальной отсталости страны.

Разговор коснулся вопроса, нужно ли проводить такие дискуссии, что могут реально изменить люди, участвующие в обсуждении? О том, что такие дискуссии нужны, говорили все выступающие. И не важно, что чьи-то мнения казались правильными, с кем-то соглашались, а чьи-то утверждения казались чересчур радикальными.

Главное — дискуссии не носят формальный характер, каждый говорил о наболевшем, возможность говорить открыто была оценена многими как несомненное завоевание демократии в стране.

В конференц-зале Grand Ball Room гостиницы «Холидей Инн Москва Лесная» собрались люди разных взглядов, наряду с оптимистическим «мы в состоянии изменить общество», звучали и пессимистические утверждения, что «выхода нет».

Главной жертвой этого режима была названа «умирающая Россия». В определении характеристик многие спикеры были весьма самокритичны — «мы не то, что неразвитая страна, но страна неправильно развитая».

«Без конкуренции нет продвижения, а нынешний режим блокирует прогресс, потому что блокирует конкуренцию», — утверждает Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ. Его волнует апатия, которая наблюдается в общественной жизни россиян: «Надо понять, почему проблемы, которые волнуют нас, не волнует большинство граждан России?»

Несмотря на то, что приняты план и стратегия по борьбе с коррупцией, принят закон «О противодействии коррупции», расширены возможности участия общественников в президентском антикоррупционном совете, борьбу с коррупцией в судах, МВД, образовании и других сферах нельзя назвать успешной.

По мнению политобозревателя Кирилла Рогова, «борьба с коррупцией – это всего лишь изменение правил нарушения правил». Он отметил: «Гайдар точно знал, что нет рыночного социализма, но они не знали, что существует нерыночный капитализм».

Для всех очевидно, что дело «ЮКОСа» можно было бы отнести к борьбе властей с коррупцией, если бы они могли ответить на вопрос «за что же все-таки сидит Ходорковский?»

По мнению политологов, преследование Ходорковского и Лебедева повлияло на то, что за последние десять лет у нас выросло поколение, обуянное страхом. Экономический страх ведет к тому, что бизнес перестает развиваться, и, что самое страшное, он теряет мотивации к долгосрочному развитию.

«Идет стремительный процесс создания паразитирующей госкорпорации, которая паразитирует на бюджетных деньгах. Сейчас предприниматель абсолютно лоялен властям, и не важно, он олигарх или владелец мелкой лавочки, такого не было даже в советские времена», — поделился Сергей Алексашенко.

Адвокат Юрий Шмидт дал исчерпывающий анализ по проходящему делу Михаила Ходорковского, рассматриваемого в Хамовническом суде города Москвы. Но на вопрос, «есть ли выход?», отвечает: «Если действительно захотеть найти обоюдно приемлемый компромиссный выход в этом деле, сделать это будет очень трудно, настолько запутаны все за и против».

Для него очевиден политический интерес, стоящий за этим делом: «Любые инициативы по внесению поправок в законы, могущие каким-то образом повлиять на исход дела «ЮКОСа», моментально блокируются со стороны правительства.

В качестве примера он привел имевшее место широкое обсуждение закона о необходимости засчитывать день пребывания в следственном изоляторе за полтора-два дня пребывания в колонии, поскольку условия пребывания в изоляторе и колонии, конечно же, сильно отличаются. «Параллельно с этим без всякой информированности общественности принимались решения, которые заметно ухудшали положение наших подзащитных», — сообщает адвокат.

Адвокат не сомневается, что в Европейском суде рассмотрение дела Ходорковского и Лебедева сыграет особую роль: «За пятьдесят лет работы я видел всякое, видел, как в советское время суд мог принимать любое решение. Но чтобы суд принял решение, а его не исполняли, я такого не видел никогда».

В словах политолога Татьяны Ворожейкиной звучала тревога за человека, за исход дела ЮКОСа, она отметила опасное привыкание общества к «позорному судилищу».

Старшина Гильдии судебных репортеров и обозреватель «Новой газеты» Леонид Никитинский сетовал на то, что в стране нет свободного телевидения: «Ведь достаточно сделать один показательный репортаж с заседания в московском суде по обвинению Ходорковского и всем все станет понятно».

В качестве завершения можно сказать, что не все, однако, были настолько пессимистичны. Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности, считает, что «страх никогда не уходил, просто реакция на него у людей всегда была разная». Поводом для оптимизма он считает тот факт, что «нас стало больше!»

Кого нас? Тех, кто не боится говорить?


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В старый дом необходим вызов электрика
  • Будет ли Общественная палата Москвы демократической?
  • Общество «Мемориал» о Памятном Знаке жертвам политических репрессий в Рязани
  • Легко ли быть Тукаем?
  • Питерские собаки могут считаться почти цивилизованными


  • Top