Ефим Пищанский: «Портреты людей, животных и птиц я увидел в коре»


«Мексиканец». Автор Ефим Пищанский. Фото с сайта yafimland.narod.ru Мы продолжаем интервью с Ефимом Иосифовичем Пищанским. Подошли к периоду его жизни, посвященному творчеству. Созданные им из коры оригинальные произведения принесли мировую известность ему и его удивительной стране «Ефимлэнд».

— Ефим Иосифович, поговорим о феномене ваших скульптур из коры. Расскажите, как все началось.

Е.П.: Началось все в Израиле, чудесным образом, когда моему сыну исполнилось 13 лет. Шел 1981 год. Я был на больничке, приходил в себя после остановки сердца. Жена увезла сына за границу – подарок ему к 13-летию. А я остался дома, страдал от бессонницы и решил заглушить свои страдания, тоже сделав сыну подарок. Вспомнил, что он начал строгать маленькую лодку из коры. Полез в ящик его стола, там лежало незаконченное изделие. Я начал работать и случайно расколол кусок коры надвое. До сих пор, когда я вспоминаю об этом моменте, или рассказываю о нем, меня пробивает дрожь. Я увидел там, в расколотой коре, настоящую собаку, миниатюрную, точную копию моего пса породы ротвейлер.

Я, после поправки через три месяца, поехал в Бейт-Шемеш на работу, и попросил там оператора посмотреть под микроскопом с десятикратным увеличением эту собачью головку. Он ошибся и увеличил в сто раз. Оператор первый заглянул в микроскоп и побледнел: «Иди, глянь, это невероятно!» потом заглянул в микроскоп я и оторопел: у собаки были в наличии глаз, зрачок в глазу, ноздри, зубы — все было на месте. Прибежал народ, выстроилась очередь. С тех пор я стал ходить в лес и собирать кору. Я не срываю кору с дерева, ни в коем случае, только подбираю с земли опавшую и высохшую. Так и началась чудесная эпопея, сначала собаки, птицы, верблюды, потом портреты.

Портрет верующего еврея. Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаПортрет верующего еврея. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха

— Т.е. вам встречалась кора только с животными или вы видели на первых порах только зверей и птиц?

Е.П.: Я не знаю, что было первично. Целый год попадалась кора с собаками, птицами, верблюдами.

— И вы их не вырезали, не отламывали, просто вынимали из коры готовый образ, который находили?

Е.П.: Всех животных и птиц я вытащил из коры готовыми. Некоторые доклеивал, делал своего рода коллажи. Я не работаю с ножом вообще. Я просто собираю кору, прихожу домой, а потом что-то происходит.

— У вас дома многочисленные портреты, когда они появились?

Е.П.: Через год после миниатюрных зверей и птиц появился первый портрет — он точная копия судьи Левина, того самого, который судил Ивана Деменюка (одного из главных фашистских палачей в Треблинке, его прозвали «Иваном грозным»).

Портрет незнакомки. Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаПортрет незнакомки. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха
— Ефим Иосифович, вы можете как-то объяснить свое творчество, дать имя этому новому жанру? Мастер по коре – звучит непривычно.
Е.П.: Честно говоря, не знаю. Это то, что пришло. Я, видимо, выполняю чью-то волю. И я стараюсь убирать гордыню, хвастовство. Это такие вещи, которые сильно вредят творчеству.
— Как бы вы назвали этот период своей жизни, когда появился в ней новый дар — раскрытие образов в древесной коре?
Е.П.: Это не новый период моей жизни, а началась моя вторая, параллельная первой, жизнь. Маленькая сантиметровая голова собаки научила меня «видеть кору».
— Как появился ваш автопортрет «Ефимка», который попал на обложку вашей книги «Шкет»?
Е.П.: Я нашел кусочек коры с готовым портретом ребенка лет 7-8. Когда я задумал написать книгу «Шкет», то вспомнил об этом портрете и решил использовать его, как иллюстрацию — образ детдомовского мальчика. Посмотрел я на этот портрет повнимательнее, и увидел в нем себя маленького.

«Судья Левин». Автор Ефим Пищанский. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха

— Ефим Иосифович, вот такой, не совсем по теме, вопрос: вы верующий человек?
Е.П.: Я верю сердцем, знаю, что есть высшая сила, а показухой, т.е. религиозно, я верить не умею.
— Когда прознали о вашем творчестве, предлагали ли вам сделать выставку?

Е.П.: Через 1,5 года мне предложили сделать в культурном центре выставку. Она прошла с успехом. Однажды, сразу после закрытия выставки, постучала ко мне домой женщина и умоляла сделать из дерева портрет ее погибшего на войне сына, принесла его фотографию. Я был тронут ее обращением ко мне, хотел бы облегчить ей горькую тяжесть потери сына, но я не делаю портретов по заказу, я не резчик по дереву, у меня совсем другая специфика. Я вижу образы, в основном по ночам, а потом нахожу их элементы или образ целиком в коре. Пришлось отказать бедной женщине, она так плакала.

— Где вы собираете кору?

Е.П.: Раньше в Израиле возле аэропорта росли великолепные эвкалипты, потом начали строить магистрали и вырубать деревья. Там уже не собрать кору.

«Запахи». Автор Ефим Пищанский. Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаПортреты этих женщины не были поначалу с белыми лицами. Я привез белую кору из Японии. Там, возле горы Фудзияма, растет редчайшая белая береза. Нас привезли с экскурсией посмотреть необыкновенный вид, на гору открывающийся только раз в году на 30 минут. А я, вместо любования вулканом, собирал редчайшую белую кору, такую эластичную, как сама человеческая кожа, не мог остановиться и был счастлив. Лица женщин сделаны из этой японской березовой коры, слой за слоем, на клею.

Как-то я вез 18 кг коры из Лос-Анжелоса в Канаду. Меня задержали пограничники, посадили в каталажку на час. Потом извинились и пропустили меня в Канаду. Когда я вернулся в Иерусалим, то обнаружил, что почти вся кора изломана на мелкие куски, видимо таможенники искали наркотики.

Как-то друг привез мне кору из Турции, из нее получился вот этот ротвейлер со слюной.

Ефим-лэнд. Печь. Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаЕфим-лэнд. Печь. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха

— Этот пес так и дожидался вас так, целиком?

Е.П.: Здесь я склеил два кусочка коры. «Картина» называется «Запахи».

— Вы не продаете свои работы?

Е.П.: Нет, не могу я их продавать, никто не может понять, почему я их не продаю. Но я не продаю. Когда я отвез свои работы в Америку (16 работ, две из них – большие), их поместили в музее Лос-Анджелеса, где они находились с 1986 по 1994 годы. 15 января в Лос-Анджелесе произошло сильное землетрясения, во время которого пропала часть моих работ. Только два больших портрета спаслись, я увез их обратно в Иерусалим.

Американцы из всего делают бизнес. Со мной им не удалось договориться, т.к. у меня на тот момент не было достаточного количества больших работ, миниатюры их не волновали. Если бы были у меня требуемые для коммерции работы, я бы стал миллионером. Этого не произошло, о чем не жалею.

— У вас дома настоящий музей, включая сад под названием «Ефимленд», где вы сами соорудили печь, колодец, пруд для рыб; всякая древняя всячина здесь, как-будто собранное пиратское добро. Чего здесь только нет, даже штурвал корабельный! Лица на печи, покрытые эмалью и лаком – это тоже кора?

Е.П.: Нет, что вы, это лепка из фимо (быстросохнущая керамика). И это настоящая работающая печь. С ней тоже интересная история произошла. Я решил соорудить печь, ничего не зная о том, как это делается. Изучил дело печника. Синженерил. Работает прекрасно. Печь пережила землетрясение, которое было в Израиле в 1986, мне пришлось ее переделывать. Она отделилась от стены на 6 см и представляла опасность для посетителей сада. Потом я украсил ее лепкой из фимо. Сад создавался на протяжении 18 лет и до сих пор создается, работа без конца.

Ефим-лэнд. Колодец. Фото: Хава ТОР/Великая ЭпохаЕфим-лэнд. Колодец. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха

Ефим Иосифович, покажите вашу гостевую книгу, кто в ней оставил запись? Ведь в вашем «Ефимленде» побывало более 3500 иностранных и местных гостей.

Е.П.: Она называется Книга мудрых советов добрых пожеланий и обидных замечаний. — Обидные замечания вряд ли в ней есть. Давайте посмотрим ее с самого начала.

*Борис Камянов, поэт, первый написал статью обо мне под названием «У нас есть свой Папа Карло», но я же не Папа Карло, сами понимаете; *Александр Ширвинт, Михаил Державин, *певец Даниель Штада, Иннокентий Смоктуновский (с ним у меня была короткая, но теплая дружба); *Алексей Баталов, Леон Измайлов *Сергей Юрский *Лариса Голубкина

*Поэт Наум Басовский – мой большой-большой друг; *Виктор Перельман, редактор журнала «Время и мы»; *Дети, которых я короткое время обучал скульптуре; *Академик Леонид Прицкер, написал мне стих, пробыв здесь 5 часов, тут же на месте и написал, «Крик стен» называется; *Ольмерт Эуд, он был тогда мэром Иерусалима; *Владимир Добин, Марк Розовский; *Китайцы были с детьми, оставили иероглифы, детские рисунки; *Инна Лиснянская, писательница; *Арье Динур, израильский писатель и многие др.

— Ефим Иосифович, вам 7 июля исполнилось 77 лет. Какая интересная дата! Ваши творческие планы на будущее?

Е.П.: Действительно, дата необыкновенная — четыре семерки. Хотел бы сделать книгу своих стихов с иллюстрациями.

— Прощаясь с Вами и вашим «Ефимлендом», хочу опубликовать стихотворение Н.Басовского, посвященное вам.

***
Речи политика, чертежи инженера, философа мысли конечно, важны, — но выйди из дома в сад, и ты ощутишь запах опавших листьев, цвет граната, стрекотанье ночных цикад.

А в дальнем углу, где аисты свили гнезда, найдешь колодец с тяжелой крышкой на нем, и в черной воде будут плескаться звезды, большие звезды, видные даже днем.

И вдруг поймешь, что никогда здесь не был, что это не просто дом и не просто сад, а, отразившись в колодце, вернулось небо, которое было над ним тысячи лет назад.

Легко заскользит ведро на веревке прочной, воды достанешь – тебе подскажет она: — Ты здесь на время, я в колодце бессрочно; Напейся, путник, — твоя дорога трудна…

Сайт Ефима Пищанского: http://www.yafimland.narod.ru/


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Три растения для здоровой кожи
  • Наше здоровье - то, что мы пьем
  • Подсчет калорий вызывает стресс
  • Случай с расширенным зрачком
  • Прогулки в абрикосовом лесу: миска ухи

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top