Гао Чжишен — «Совесть Китая»


Группа адвокатов призывает к  освобождению пекинского адвоката-правозащитника,  у здания департамента по связям с Китаем в  Гонконге 4 февраля 2010 г. Фото: Mike CLARKE/AFP/Getty ImagesГруппа адвокатов призывает к освобождению пекинского адвоката-правозащитника, у здания департамента по связям с Китаем в Гонконге 4 февраля 2010 г. Фото: Mike CLARKE/AFP/Getty ImagesГао Чжишен трижды номинирован на получение Нобелевской премии Мира (2007, 2008, 2010) за работу адвоката-правозащитника. В условиях диктаторского режима компартии Китая он стал известен как «Совесть Китая». 30 апреля, после краткого срока на свободе, он снова пропал без вести. Все мы, живущие в демократических странах, должны потребовать от партийных властей Китая раскрыть теперешнее местонахождение самого известного юриста этой страны.

Он мужественно представлял интересы наиболее уязвимых групп населения — детей-инвалидов, уволенных рабочих и заключенных в камерах смертников. Он также защищал шахтеров, членов христианской домашней церкви, людей, апеллирующих к властям, и жертв насильственного сноса домов. Он проявил заботу о простых китайских гражданах и был возмущен системой правосудия Китая.

Тремя его клиентами были Ян Маодун, Чжэн Ючун и пастор Кай Чжуохуа. Ян был задержан за оказание юридической помощи жителям деревень на юге Китая, которые пытались свергнуть председателя деревни из-за коррупции. Чжэн, журналист и бывший профессор, был приговорен к семи годам за свои статьи в Интернете. Кай был заключен в тюрьму на три года за распечатку копий Библии.

Гао Чжишен родился на севере Китая, в горной пещере, в которой жила его семья. Его родители не могли позволить себе отправить его в школу, он слушал уроки, стоя под школьным окном, желая получить начальное образование. Сначала он работал сезонным рабочим, а затем, в возрасте 15 лет, стал рабочим в шахте. Позже он присоединился к Народно-освободительной армии, где он встретил свою будущую жену (Гэн Хе), получил среднее образование и стал членом коммунистической партии.

После увольнения из армии Гао Чжишен стал уличным торговцем, одновременно учась на юриста. Он был в числе одного процента самоучек, сдавших экзамен в 1994 году. В 2001 году Министерство юстиции Китая во время национального телевизионного конкурса назвало его в числе «10 адвокатов с лучшей репутацией» в стране.

Его деятельность в защиту крестьян, лишенных земли, с небольшой оплатой или вообще без компенсации, а также христиан уже была достаточно серьезным поводом для недовольства партийных боссов. Когда он начал защищать последователей Фалуньгун после того, как власти запретили юристам защищать их, правительство посчитало это совершенно неприемлемым.

Фалуньгун

Фалуньгун является духовной практикой, включающей упражнения цигун и медитацию, которая начала распространяться в 1992 году. Изначально власти всячески поддерживали и поощряли Фалуньгун, поскольку польза для здоровья от практики была очевидной. Это учение привлекало людей всех возрастов и профессий. Многие члены партии также были последователями этой практики. Популярность Фалуньгун росла так быстро, что к 1999 году, по оценкам самого правительства, в Китае насчитывалось 70 -100 миллионов практикующих. Популярность и принципы учения, в том числе его главный принцип «Истина-Доброта-Терпение» напугали тогдашнего лидера компартии Китая Цзян Цзэминя, поэтому он инициировал запрет Фалуньгун в середине 1999 года и развязал массовые репрессии, которые продолжаются по сей день.
Я и соавтор книги «Кровавая жатва» Дэвид Мэйтас, провели независимое расследование заявлений о том, что последователей Фалуньгун убивают с целью извлечения жизненно важных органов:

«Мы пришли к выводу, что правительство Китая и его учреждения в различных частях страны, в частности, больницы, центры содержания под стражей и «народные суды», начиная с 1999 года, казнили большое, но неизвестное число последователей Фалуньгун — узников совести. Их жизненно важные органы, включая почки, печень, роговицу глаза и сердце, были насильственно извлечены для продажи по высоким ценам иностранцам, которые обычно вынуждены долго ждать донорских органов в своих странах. Наш вывод основан не на каком-то одном доказательстве, а на основе соединения воедино всех рассмотренных нами доказательств».

Адвокатское бюро закрыто

Начиная с 2005 года, Гао и его семья подвергались преследованиям, его юридическая фирма была закрыта, и его лицензия на юридическую практику была отобрана после того, как он написал открытое письмо президенту Ху Цзиньтао и премьеру Госсовета КНР Вэнь Цзябао. Он призвал правительство прекратить преследование Фалуньгун, приведя подробные детали многочисленных нарушений, от которых страдают заключенные под стражу, включая пытки, сексуальное насилие, побои и казни.

Гао также сделал публичное заявление о выходе из коммунистической партии в декабре 2005, а затем публично заявил, что является христианином. Гао, Гэн Хе и двое их детей были взяты под 24-часовое наблюдение полиции осенью 2005 года, их постоянно преследовали и запугивали. Даже 13-летняя дочь Гао была избита полицейскими. «Международная амнистия» сообщила в середине января 2006 года, что Гао чудом избежал покушения под видом дорожно-транспортного происшествия, которое, вероятно, было организовано китайскими спецслужбами.

4 февраля 2006 г. Гао вместе с Ху Цзя и другими активистами начали «Голодовку за права человека», когда активисты и простые граждане голодали в течение 24 часов, сменяя друг друга. К голодовке присоединились люди в 29 провинциях Китая. Участники по всему Китаю были арестованы за эти действия.

Похищен должностными лицами

15 августа 2006 года, после многочисленных угроз, Гао был похищен китайской тайной полицией. 22 декабря 2006 года он был осужден за «подрывную деятельность» и приговорен к 3 годам лишения свободы. Приговор был отсрочен, и он получил испытательный срок на пять лет. Хотя лишение свободы отсрочили, он был помещен под домашний арест, под пристальное наблюдение.

В сентябре 2007 г. Гао был похищен и подвергнут пыткам после написания открытого письма в Конгресс США, в котором он выразил свою обеспокоенность по поводу ухудшения ситуации с правами человека в Китае в преддверии Олимпийских игр 2008 года. Он вернулся домой в ноябре 2007 года, а затем опубликовал заявление, рассказав о пытках, которым он подвергся в заключении. Он подробно описал побои, неоднократные пытки электрошокером в области гениталий и курение в непосредственной близости к глазам. Боль и унижение были настолько сильными, что он подумывал о самоубийстве. Он добавил, что его похитители угрожали убить его, если он публично будет говорить об этом.

Открытые письма Гао Чжишена

Защита Гао последователей Фалуньгун демонстрирует его готовность смело прийти на помощь любому лицу или группе, подвергающейся несправедливому отношению со стороны властей. Не испугавшись государственного преследования Фалуньгун, Гао защищал право его последователей заниматься своей практикой, право на свободу от пыток и право быть равным перед законом.

То, что Гао смог сделать все это, не заботясь о собственной безопасности, является свидетельством глубокой его приверженности к отстаиванию человеческого достоинства, справедливости и демократии.

4 февраля 2009 его вновь забрали государственные спецслужбы, после чего о нем не было известий в течение года. Его жена и дети, не выдержав постоянных преследований, тайно бежали из Китая в январе 2009 года, и им было предоставлено убежище в США.

В начале апреля 2010 г. Гао появился вновь и ненадолго встретился с представителями средств массовой информации, хотя было ясно, что он не мог говорить открыто. Его положение по-прежнему вызывает серьезную озабоченность. Вся его жизнь находится под жестким контролем со стороны властей. Принимая во внимание предыдущие показания о применении пыток в заключении, которые привели его к мыслям о самоубийстве, многие полагают, что он подвергся такой же участи в прошлом году. Его жена и другие наблюдатели на последнем фото заметили следы новых пыток на его лице и глазах.

Снова пропал без вести

«Нью-Йорк таймс» сообщила 30 апреля о том, что Гао снова исчез, не вернувшись в свою квартиру в Пекине после того, как провел больше недели в Урумчи, столице западно-китайской провинции Синьцзян, где он посещал отца своей жены. Гао, очевидно, позвонил своему тестю перед тем, как его самолет вылетел из Урумчи 20 апреля, заявив, что перезвонит ему по прибытии в Пекин. Пекинский адвокат по правам человека Ли Хэпин и его друг сказали, что они неоднократно посещали квартиру Гао, но напрасно. «На ручке двери был толстый слой пыли, — сказал Ли, который ходил на квартиру Гао последний раз 29 апреля. — За последнее время там никого не было. Я не знаю, к кому обращаться и кто увез его».

По всей вероятности, Гао был заключен под стражу, а краткое освобождение было осуществлено только для того, чтобы остановить слухи о том, что он был убит в заключении.

Несмотря на призывы о его освобождении со стороны Европейского союза, Соединенных Штатов Америки и Организации Объединенных Наций, Гао пропал 4 февраля 2009, когда он был увезен сотрудниками спецслужб до того, как он внезапно появился в прошлом месяце в буддийском монастыре на севере Китая. В интервью по телефону для «Нью-Йорк Таймс» он сказал, что бросил свою работу адвоката и просто пытается «успокоиться и вести мирную жизнь». Он отказался сказать, страдал ли он от жестокого обращения в неволе. В интервью от 7 апреля для «Ассошэйтед Пресс» он сказал: «У меня нет возможности продолжать».

Гонконгская газета South China Morning Post сообщила о последнем исчезновении Гао 30 апреля, отмечая в статье, что он был «весьма откровенным» в интервью 6 апреля в его квартире в Пекине, несмотря на уверенность в том, что его разговор записывается сотрудниками службы безопасности. В статье добавляется, что Гао просил, чтобы подробности обращения с ним во время нахождения в заключении не предавались гласности. «Если это произойдет, — заявил он, — я снова исчезну».

Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы спасти жизнь самого известного адвоката Китая, который стал символом движения в защиту человеческого достоинства и равенства перед законом . Мы также должны продолжать оказывать поддержку делу, которому он посвятил свою жизнь.

Заключение

На протяжении многих лет уважение и любовь к китайскому народу приглушали мою критику по отношению к их правительству. Я оправдывал это тем, что теперешние власти, по крайней мере, не похожи на режим Мао Цзэдуна, который унес жизни около 35 миллионов граждан из-за голода в ходе бесчеловечного «Большого скачка» (1958-61). Когда защитники партийного государства утверждали, что экономическое положение большей части населения улучшилось, я, подобно многим, был готов игнорировать плохое управление, продолжающийся произвол чиновников, растущее социальное неравенство, полное отсутствие равенства перед законом, широко распространенное кумовство и коррупцию.

Китайцы хотят тех же вещей, что и мы. Уровень жизни улучшился на восточном побережье Китая, но большинство населения по-прежнему эксплуатируется государством и отечественными промышленными предприятиями, зачастую принадлежащими или имеющими контракты на производство в транснациональных корпорациях, которые часто хищнически ведут себя в Китае, подобно промышленным баронам 19-го века. Это отчасти объясняет то, почему цены на произведенные в Китае товары настолько низкие — издержки покрываются за счет дешевой рабочей силы рабочих, их семей и природной среды.

Люди по всему Китаю своим участием в акциях протеста и другими путями пытаются показать, что «они сыты по горло». Их друзья во всем мире должны поддерживать голоса за справедливость. Опрос UPI/Zogby 2007 г. показал, что 79 процентов американцев положительно относятся к китайскому народу, но 87 процентов имеют неблагоприятное мнение о китайском правительстве. Подобное исследование, проведенное сегодня в любой свободной стране, включая Канаду, несомненно, приведет к похожим результатам. Ситуация с Гао — одна из составляющих причин.

Благодарность Дэвиду Килгуру

Эти замечания были озвучены Дэвидом Килгуром 5 мая 2010 на форуме, посвященному китайской правовой системе, который провел в Палате общин в Оттаве, Канада.

Дэвид Килгур был членом парламента Канады с 1979 г. по 2006 г., а также занимал должность заместителя председателя и председателя палаты представителей, государственного секретаря по Латинской Америке и Африке и государственного секретаря по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона.

Он совместно с адвокатом Дэвидом Мэйтасом опубликовал отчет «Кровавая жатва: убийство последователей Фалуньгун ради их органов». Они недавно были награждены премией 2009 г. Международного общества по правам человека в Швейцарии за их работу по раскрытию фактов организованного властями извлечения органов в Китае. Они также были номинированы в 2010 году на Нобелевскую премию мира.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • На ЭКСПО в Шанхае власти отменили посвящённый тибетскому народу балет
  • В Китае исчезают древние фамилии
  • Реформа медицины в Китае усилила незаконное извлечение органов
  • Иностранные компании в Китае когда-нибудь задумаются
  • Наука и техника Древнего Китая: искусный мастер из династии Тан Ма Дэйфень


  • Top