Судьба распятой церкви


Кижи – памятник всемирного наследия

Методы работы, применяемые в реставрации уникальных памятников музея-заповедника «Кижи», критически воспринимаются и российскими экспертами, и ЮНЕСКО. В ИА «Росбалт» Петербурга прошел круглый стол «Реставрация Преображенской церкви в Кижах: за и против».

Вступление, лирическое

Очень давно мне повезло впервые полюбоваться, точнее говоря, застыть в состоянии культурного шока перед великим творением человеческого духа – Преображенским собором Кижского погоста. Скажете: «Это творили умелые руки». Настаиваю: «Ведомые чистым духом». Недаром популярная легенда рассказывает, что мастер, завершив строение без единого гвоздя, бросил топор в воду, чтобы не мог он повторить такое чудо.

Далее судьба позволила мне по роду работы много раз бывать здесь и любоваться холодной, но необыкновенно душевной красотой озерных просторов и рукотворных красот северного края. Это и шатровые церквушки, не отличимые от силуэтов елей, и луковичные головки, покрытые осиновым лемехом, принимающим цвет неба и солнца.

Сегодня, когда, благодаря телевидению, удалось заглянуть внутрь церкви, сердце сжала тревога: полностью лишенная интерьера, она оказалась распятой изнутри железными распорками каркаса.

История реставрации

Работы по сохранению Кижского погоста начались еще в 60-е годы прошлого века, вскоре после создания музея, который включает две церкви, колокольню погоста и старинные жилые, культовые и хозяйственные постройки XVIII-XIX веков.

Около 30 лет назад в Преображенском соборе были проведены существенные работы. Дерево пропитали современными растворами, что, по мнению многих специалистов, нарушило структуру природного материала.

Затем весь внутренний интерьер (расписные потолки-«небеса», полы и прочее), а это конструкции, поддерживающие стены и купола, был удален и заменен металлическим каркасом. Каркас держит собор, но и сам держится за счет металлических креплений, впиленных в бревна стен! В то время существовала благая цель – не разбирая полностью собор, перебрать, излечивая и оживляя, поврежденные части. План не был исполнен, положение собора ухудшалось.

В 1994 году Министерство культуры передало первоначальный проект реставрации на доработку петербургскому НИИ «Спецпроектреставрация», возглавил работы Владимир Рахманов. Его ныне применяемый проект рассчитан на метод лифтинга, то есть подъема церкви. Для этого с внешней стороны также сооружаются металлические леса, вновь крепящиеся на дереве стен. Сооружение повисает в воздухе, давая возможность реставраторам вынимать поврежденные венцы и обрабатывать бревна. Однако эти работы ведутся в качестве эксперимента, подобных примеров в мире не существует, то есть результат подвержен риску.

Никто из специалистов, работающих на острове, не дает ответа на основной вопрос: каким образом будет восстанавливаться дерево после удаления металла, не сообщается и о методах восстановления интерьера.

Диалог не получился

На круглом столе «Росбалта» мог состояться двусторонний обмен мнениями, но в последний момент от встречи отказался главный архитектор действующего проекта реставрации Владимир Рахманов.

Вячеслав Орфинский, член Академии архитектурных и строительных наук, директор НИИ проблем народного зодчества Петрозаводского университета, много десятилетий занимающийся проблемами сохранения памятников деревянного зодчества, выразил большое сомнение в непогрешимости действующего проекта.

Настораживает также факт «закрытости» проекта для ознакомления экспертов и общественности. Кроме того, отмечает В. Орфинский, «не было соучастников на конкурс проекта, он формально одобрен министерством». ЮНЕСКО также не проводило своего исследования, как этого требует памятник, внесенный в список мирового наследия. Решением Комиссии ЮНЕСКО только в следующем году в музей прибудут эксперты для оценки состояния памятника и реставрационных работ.

Надо отметить, что примеры успешной реставрации старинных деревянных памятников существуют. Архитектор-реставратор памятников древнерусского зодчества Александр Попов за три года восстановил Ильинскую церковь вблизи Кирилло-Белозерского монастыря методом раската и перебора бревен.

ЮНЕСКО выразила беспокойство

34-я сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, прошедшая этим летом в Бразилии, в очередной раз выразила беспокойство о состоянии заповедника Кижи – объекта Всемирного наследия с 1990 года.

В заключительном документе сессии говорится, что Комитет ЮНЕСКО не удовлетворен методикой реставрации древесины, избранной при работах по восстановлению Преображенской церкви. Комитет настоятельно просит государственные органы пересмотреть методы и этапы реставрации с учетом рекомендаций объединенной мониторинговой комиссии Центра Всемирного наследия и ИКОМОС (Международный совет по сохранению памятников и исторических мест), побывавших на Кижах в апреле этого года.

Беспокоится и общественность

Возможно, здесь сталкиваются интересы не только опытных специалистов и ученых, но и еще каких-то иных кругов?

Музей спокоен и на сайте Министерства культуры заявляет: «Руководство музея «Кижи» не видит смысла опровергать заявления В. Орфинского и А. Попова…, поскольку вступать в полемику с этими людьми бесполезно».

А на многочисленных сайтах по истории и культуре нашего Севера гуляет фраза: «Гибель самой оригинальной части нашей культуры [деревянных строений] – еще не осознанная обществом катастрофа».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Дни памяти Андрея Петрова
  • Переписные листы отправят в космос
  • Ту-154 в Ижме, среди тайги, совершил аварийную посадку, пилоты спасли 81 человека
  • Пенсионный возраст в России будет повышен, уверен глава ПФР
  • Нитрат натрия был причиной массового отравления на пермской кондитерской фабрике


  • Top