Мое первое путешествие в Арктику


Эта крутая высокая скала произвела на меня особое впечатление: в ней чувствовался какой-то первобытный дух. Индейцы знали о нем. Их петроглифы по-прежнему выступают у основания скалы многочисленными отчетливыми мазками оранжевого, желтого и терракотового цветов. Я читал в брошюрах «Провинциального Парка Онтарио», что скала Бон Эхо вздымается вверх на 110 футов (33,52м), это самая большая возвышенность в Онтарио. Я прогуливался там много раз, чтобы сделать эскизы и рисунки гранитных утесов при тумане, дожде или солнце, и всегда находил в них потрясающее очарование.
Скульптор за работой:  в деревне инуитов можно увидеть за работой скульпторов. Фото с сайта  theepochtimes.comСкульптор за работой: в деревне инуитов можно увидеть за работой скульпторов. Фото с сайта theepochtimes.com

Затем, летом 2003 года, что-то изменилось. Бон Эхо стал терять свою притягательность, и мое увлечение ослабло. Всю предыдущую зиму я чувствовал, что это надвигалось, но весной я решил попытаться вновь. «Возможно, — рассуждал я сам с собой, — если я пойду туда в июне, пока река не переполнилась, и буду лавировать на каяке вдоль основания утеса, он заговорит со мной на старом языке».

В результате этого путешествия я сделал несколько милых акварелей. Но возрождения глубокой связи не произошло. Однажды я приблизился к ней, управляя каяком, и мне показалось, что она уменьшилась, ее величие стало мелким. Возвращаясь домой, я обдумывал это. В итоге меня осенило, что было не так. Мне нужно было погрузиться в глубь веков, подплыть к главному месту.

Маленькая помощь от друзей

Моя поездка в Арктику возникла из этой идеи. Я заказал телефонный разговор с хранителем художественной галереи в небольшом северном городке о выставке моих картин о Бон Эхо. Но я был уже поглощен идеей поехать Арктику. Я даже придумал название будущей выставки картин, которую назвал «Китовые скалы», в конце концов, большая часть Канады была когда-то под водами моря и везде были киты.

Хранительница сказала: «О, Арктика! Я в последнее время занимаюсь Инукшуксами (Inukshuks) (каменными фигурками, похожими на людей) из мелких камней. Я получаю удовольствие от этого, и туристам они нравятся. Вы должны поговорить с таким-то, он скульптор, он был там и знает все хорошие места».

— В самом деле?

— Конечно, вот его номер телефона.
Когда я впервые сказал друзьям о поездке, я не знал душу Арктики. Но Лилиан, которая управляла антикварной лавкой в маленьком городке, в которой я был как раз единственным посетителем, сказала мне: «Иди вниз по улице к парикмахерской и спроси Дениз».
— Зачем это?

— Ну, у нее есть брат в Икалуите, и это место, куда ты должен cлетать, когда будешь в Арктике.

— Хорошо.

Арктическая пустыня, не тронутая рукой человека, была не только источником вдохновения для моего искусства, она могла также добавить драгоценный недостающий компонент в мою жизнь: полноценное приключение. Я понял, что в глубине души я был авантюристом и искателем приключений. Две недели спустя я взял билет на первый авиарейс, направляющийся в Икалуит. Я упаковал мини-палатку, спальный мешок с подогревом и еду на две недели. В рюкзак я сложил все для выживания, включая компас и медвежий свисток, чтобы избавиться от опеки сверхдружелюбных полярных медведей. Всего две недели после того, как меня охватило арктическое настроение, я направился в Нунавут — местность с древним названием, которым эскимосы называют свою землю.

Удивительно, как два человека могут полностью изменить чью-то жизнь! Брат Дениз, Глен, встретил меня в аэропорту Икалуита и повез по городу в своем пикапе. Затем его сын отвез меня в «парк», где я расположился в ту ночь. Нет ничего более изнурительного, чем установка новой палатки, когда её срывает ветром и дождем. Это был хороший парк — обширный леденящий пейзаж без единого дерева в поле зрения, без единого Homo sapiens! Я был смертельно рад иметь крепкого помощника. Каждый день был настоящим сражением!

В тот вечер я был приглашен на обед с Гленом и его семьей на арктического гольца. Эта рыба не походила ни на что из того, что вы когда-либо пробовали. Это был наилучший лосось, только более сладкий и нежный. Я встретил жену Глена Еелее, мне представили четырех её сестёр, все засыпали меня вопросами, затем бесконечно хихикали по поводу моих планов об Арктике. Очевидно, это было бы забавно зарисовать, но мне сказали «лучше не упускать полярных медведей».

Приманка Пангнитунга

На следующее утро Глен увез меня из лагеря в аэропорт Икалуита. Я ожидал, стоя со своим рюкзаком, набитым приспособлениями для выживания, чтобы разбить лагерь на продолжительное время, но я всерьез начал задумываться над тем, сколько времени смогу выдерживать огромные нагрузки.

Глен усмехался, поскольку он, должно быть, что-то понял, когда сказал:

— Ты — удачливый человек. Ты произвел впечатление на тех женщин.

— Да? Почему это?

— Одна из сестер моей жены живет в Панге, куда ты направляешься, и она предложила остановиться в её доме.

-Действительно? Здорово!

— Её муж ушел охотиться на оленя, они занимаются этим в летнее время. Она не любит одиночества и остается со своей сестрой, таким образом, дом твой. Дженифер встретит тебя в аэропорту и проводит к дому.

— Круто! — я был так ошеломлен, что не знал, как благодарить его.

От Икалуита самолет доставил меня приблизительно за 805 км севернее к Пангнитунгу, отдаленной деревне с населением около 1200 человек, до которой можно добраться только по воздуху или по воде, и расположенной во фьорде под крутыми горами. Дженифер встретила меня с теплой улыбкой и быстро сложила мой багаж в Хонду.

Это то, что они главным образом используют в Панге

Здесь была только гравийная дорога, которая пробегала через деревню и заканчивалась вдоль берега около Панг Гапа. Я вспомнил фотографии в исторической книге, где бесстрашные команды исследователей стояли на леднике 100 футов высотой (30.5м) в Панг Гапе, собираясь состязаться в скорости на пути к Северному полюсу.

Горы и высокие холмы окаймляют фьорд, сужаясь и приближаясь, оставляя едва ли достаточно места для витка через каньон даже для маленькой реки. Река пересекает Полярный круг и продолжается в величественных горных коридорах Auyuittuq Национального парка Канады, вплоть до пролива Дэвиса. Бывалые туристы приезжают в Пангнитунг как раз для того, чтобы подняться по этой тропе в основную, редко посещаемую местность.

Однажды я обнаружил замечательное обилие живописных пейзажей. Но все же самым большим сюрпризом было то, что я обнаружил в лицах людей: старейшин, женщин в домотканых, прекрасно украшенных бисером одеждах и мокасинах, детей, которые собирались вокруг меня на улицах со своими свежими улыбчивыми лицами, задающих забавные вопросы, типа: «Вы рейнджер?» Я быстро понял, что я, как белый человек, выделялся из толпы, и, если угодно, был курьезным, забавно выглядевшим явлением.

Глубокое переживание

Обходя склоны горы, затем постепенно прокладывая свой путь вдоль усыпанных скальными обломками берегов к югу от деревни, я обнаружил щедрость форм и любопытные очертания скал. Ясно, что колоссальные силы сформировали их давным-давно. Рассеянные по берегу, словно нарезанные неземным ножом, огромные куски скалы лежали с гладкими, полированными поверхностями. Везде здесь были признаки ледника, изваявшего фантастической формы гранит, много необычных, напоминавших человека форм.

Я подумал, что Генри Мур для своих произведений, может быть, заглянул и обнаружил здесь своих чудовищ. Мир, в котором неведомые силы сотворили чудеса, и они лежали неподвижно на свыше 10.000 лет.

Я бродил в полночь с камерой, ловя настроение гор, а длинные тени вытягивались, дублируя друг друга. Воды фьорда омывали мои сапоги, иногда было так спокойно, что ты понимал природу и ее немое предчувствие, что какие-то события могут разрушить это молчание. Странное напряжение охватило меня — грандиозность времени в его бесконечной славе, заставляющее почувствовать себя здесь и сейчас, мелким и незначительным.

Стратегия нашего канадского правительства — защищать суверенитет Арктики — может принести катастрофические изменения. То, что было 4.000 лет простой деревенской жизнью, испытает потрясение. Фиорды и береговые линии заполнятся дежурными катерами и прочими любопытными, которые будут множиться. «Жизнь со скоростью света» столкнется с основными, древними путями земли и её людей. Но я хочу смотреть на этот мир глазами инуитов и увидеть то, что они видят, ту сущность, которая может скоро исчезнуть навсегда.

*****
Крис Джеральд Вильямс — Канадский художник, который путешествовал по Арктике, чтобы провести исследование и сделать фотографии для своих картин и изучить землю инуитов и его народа. Он провел выставку картин в Канаде, Соединенных Штатах, и Великобритании и его роман принят к публикации в Торонто. Его веб-сайт об искусстве, ChrisGeraldWilliams.ca

Версия на английском

Дети инуиты: художник был встречен улыбающимися и любопытными детьми во время визита в Пангнитанг.  Фото с сайта  theepochtimes.comДети инуиты: художник был встречен улыбающимися и любопытными детьми во время визита в Пангнитанг. Фото с сайта theepochtimes.com

Ручей Панга: Древние ледники и сама природа служат фильтрами для чистых ручейков, которые сочатся по зеленой арктической тундре. Фото с сайта  theepochtimes.comРучей Панга: Древние ледники и сама природа служат фильтрами для чистых ручейков, которые сочатся по зеленой арктической тундре. Фото с сайта theepochtimes.com

Безлюдная красота: эти растения и цветы появляются на голом граните, заставляя вас удивляться, как они растут?  Фото с сайта  theepochtimes.comБезлюдная красота: эти растения и цветы появляются на голом граните, заставляя вас удивляться, как они растут? Фото с сайта theepochtimes.com

pagebreak}

Скалы: это немного напоминало фантастический фильм о другой планете. Ледники изваяли и сформировали всё это 10.000 лет назад. Фото с сайта  theepochtimes.comСкалы: это немного напоминало фантастический фильм о другой планете. Ледники изваяли и сформировали всё это 10.000 лет назад. Фото с сайта theepochtimes.com

Работа художника: Когда прилив отступал, эти обнажались пороги и молодые инуитские ребята ловили рыбу всю ночь. Был последний день моего путешествия, и пока они ловили рыбу, я присел на камень и сделал набросок водопада маслом на панели размером 10х12 дюймов. (25х30см).  Фото с сайта  theepochtimes.com Работа художника: Когда прилив отступал, эти обнажались пороги и молодые инуитские ребята ловили рыбу всю ночь. Был последний день моего путешествия, и пока они ловили рыбу, я присел на камень и сделал набросок водопада маслом на панели размером 10х12 дюймов. (25х30см). Фото с сайта theepochtimes.com


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Ниагарский водопад - жемчужина Америки
  • Будни лакандонов в Мексике: между лесными Богами, туристами и телевизионными героями
  • Путешествие по "Малой Швейцарии"
  • От Иерусалима до Афулы через Иорданскую долину. Город Маале Адумим, бедуины
  • Корейские заметки


  • Top