Дерево


Дерево. Фото: Екатерина Кравцова/Великая ЭпохаДерево. Фото: Екатерина Кравцова/Великая ЭпохаУлыбаясь ветвями и листьями, дерево заглянуло в открытое окно, но, заметив на себе пристальный взгляд человека, на мгновение перестало перебирать бесчисленными зелёными погремушками и застыло в недоумении от его пристального любопытства. И у человека сложилось впечатление, что дерево танцует какой-то непонятный ему танец: все эти раскидистые ветви с колеблющимися на них листьями создали у него иллюзию улыбки, хотя, на самом деле, скорее всего дерево, созерцая людей, задумывалось об иллюзии их присутствия создаваемой их схематично-статичными передвижениями в пространстве.

«Не знаю, как и назвать эти передвигающиеся существа… Они так угрюмы и иногда от какой-то злости делают мне больно… — думало дерево, потряхивая густой шевелюрой. – Они живут лишь на поверхности и совсем не знают, как живу я… А я свободнее их, потому что существую во всей плоскости земного и воздушного пространства. Моя плоть простирается от глубоких земляных слоёв до объятий горячих солнечных лучей, и меня никогда нельзя застать в каком-нибудь статичном образе…Я улыбаюсь, успевая в то же время шевелить своими подземными упругими змеевидными корнями…».

Дерево перестало танцевать и опять заглянуло в окно, — там уже никого не было. «Почему я никуда не хожу, — размышляло оно, — и всё равно, наверное, счастливее того существа, которое по чьему–либо приказу ушло в напряжённую озабоченность… Они думают, что я ничего не делаю и только лишь заглядываю к ним в окна, — но я с радостью год за годом раздвигаю кольца в своём цветущем теле, вытягиваю ветви и обнимаю всё больше и больше пространства, увеличивая вокруг себя радость… Наверное, если меня не срубят, я смогу заполнить максимум пространства вокруг угрюмых существ и своей внутренней музыкой помогу им вернуться к своей какой-то другой жизни!..».

Дерево не на шутку задумалось над этой проблемой и вдруг ощутило в себе нарастающий, идущий из глубины земли вал тревожно-торжественной музыки, он окутал длинные извилистые корни дерева, и затем по его стволу добрался до зелёных бесшумных колокольчиков: и дерево заплакало, затряслось от томительного предчувствия счастья и поняло трагедию суетливо передвигающихся существ.

«Они бегают по земле и никак не могут остановиться на каком-нибудь определённом месте, и потому изначально не защищены от прекрасной печально-радостной музыки, — ведь она бывает и трагичной и поэтому способна убить своим нарастающим напряжением любое существо, у которого нет корней, надёжно вросших в земную материнскую плоть… И вот если я побегу, то уже никогда не смогу выращивать в себе радость, которая, в конце концов, помогла бы мне согнать угрюмость с задыхающихся, бледных от сумасшедшего, бессмысленного бега лиц несчастных, погрязших в неопределённости суетливых существ!..».

Дерево мучилось от того, что не могло объяснить им истинную причину их несчастья; оно силилось что-то им рассказать, шевеля зелёными бубенчиками; оно улыбалось и танцевало, пытаясь внутренне донести до людей колебания счастливых находок, — но они не замечали творчески-мудрых позывов дерева и, не дожидаясь, когда у них вырастут корни, перебегали с места на место и становились угрюмыми, горько переживая утрату только что брошенного ими обжитого места.

«Они боятся корней!..» — дерево потрогало узловатыми корнями тёплую материнскую плоть и почувствовало в себе огромную силу, увеличив на два кольца свою зрелость, протянув ещё ближе к солнцу усыпанные шелестящей зеленью ветви.

Внизу, у ствола дерева, передвигались угрюмые бледные существа, — они щупали стан дерева, стучали по нему, как бы проверяя его здоровье; затем взяли какой-то блестящий предмет и ударили им по телу дерева, отчего суть его сразу скатилась к корням, а само тело безнадёжно склонилось вниз, утратив способность танцевать и улыбаться. «Они убили моё вечно изменяющееся тело, — простонало дерево, — но сделать меня угрюмым они всё равно не смогут!.. Я подожду, поживу немного в своих сочных крепких надёжных корнях, — только бы они их не тронули! — и подарю радость другому поколению существ, — лучше этих…Я дождусь, когда угрюмо-бледные уйдут от тоски и безысходности в бездарную неизвестность, — где нет танцующих улыбающихся деревьев…».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • «Взрослая дочь, или Тест на ...»
  • «Лишь у тебя, поэт, крылатый сердца звук…»
  • Тарантино отрицает, что присуждал призы своим друзьям
  • Микки Рурк согласился играть убийцу Куклински
  • Есть в осени первоначальной...


  • Top