Северо-восток Индии: кипящий котёл международного соперничества


Глаз Индии в небе: индийский самолет с новой системой бортового управления и обнаружения (АВАКС). Индия усилила воздушное наблюдение над большей частью Аруначал-Прадеша, спорной области Индии с Китаем. Фото: Prakash SINGH/AFP/Getty ImagesГлаз Индии в небе: индийский самолет с новой системой бортового управления и обнаружения (АВАКС). Индия усилила воздушное наблюдение над большей частью Аруначал-Прадеша, спорной области Индии с Китаем. Фото: Prakash SINGH/AFP/Getty ImagesДорога вьётся вверх к перевалу Се-Ла вдоль крутых склонов горных склонов. Температура падает ниже нуля, и сосновые массивы уступают место бесплодному, скалистому пейзажу. На стратегически важном перевале, где находится маленькой тибетский буддистский храм, на ледяном, завывающем ветру трепещут молитвенные флаги. От Се-Ла дорога продолжается под гору, к долине Таванг, хотя «долина» находится на высоте 2700 метров. Добро пожаловать в место конфликта и напряженности между двумя азиатскими гигантами.

Суровый, неприветливый ландшафт Таванга, расположенный в северо-восточном штате Индии Аруначал-Прадеш, в 1962 году стал сценой для проведения жестокой и кровавой войны между Индией и Китаем. Теперь, когда обе страны играют роль региональных супердержав на мировой арене, он снова оказался в центре внимания. Проблема не в куске бесплодной земли, а в откровенной борьбе за признание прав на территорию. Присутствие в Индии эмигрировавшего Далай-ламы делает китайский контроль Тибета неполным, в то время как Индия гордится ее много этнической демократией, которая может предложить убежище тибетскому духовному лидеру. Причастность Китая к мятежам в Северо-восточной части Индии вызвана борьбой за Тибет и его территориальный суверенитет. Это кипящий ведьмин котёл, который может взорваться и является угрозой стабильности в этой области.

Требования в отношении Тибета

Китай предъявляет права не только на Таванг, но также и на большую часть северо-восточного индийского штата Аруначал-Прадеш, который называют «Южным Тибетом». Официальные китайские карты показывают границу там, где начинаются равнины в устье реки Брахмапутры и в предгорьях Гималаев. Индия расценивает Линию Макмахона, названную так в честь министра иностранных дел Британии в колониальную эпоху, как границу, которая проходит по гребню Гималаев. Она сегодня является так называемой «Линией фактического контроля» между Китаем и Индией.

Индия основывает свои требования тем, что Линия Макмахона была установлена между Великобританией и Тибетом как часть соглашения, подписанного на индийском горном курорте Симлы в 1914 году. Китай, который принял участие в той конференции и подписал, но никогда не ратифицировал никаких соглашений, предлагает совершенно другую интерпретацию того, что произошло в 1914 году. В письме, посланном в сентябре 1959 года индийскому премьер-министру Джавахарлалу Неру, премьер-министр Китая Чжоу Эньлай заявил, что Линия Макмахона никогда не обсуждалась в Симле; это был результат секретных переговоров между британскими и тибетскими делегатами «за спиной представителя китайского правительства».

В основе проблемы лежит статус Тибета. В течение многих столетий Китай рассматривает Тибет как часть своей территории и заявляет, что «область» не может вступить в международные отношения с Великобританией или любой другой страной. Чтобы подтвердить свои требования, китайские вооруженные силы вошли в Тибет в 1950 году. Со своей стороны, Индия расширила административную зону до Линии Макмахона. В 1954 году область стала Северо-восточным Приграничным Агентством (North-East Frontier Agency — NEFA). Отношения между Китаем и Индией стали еще более напряженными после того, как Далай-лама получил убежище в Индии после неудавшегося восстания против китайского правления в 1959 году. Он пересек границу около Таванга, района Тибета, где родился шестой Далай-лама.

Затяжные напряжённые отношения

Напряжённость вылилась в открытую войну спустя три года после переезда Далай-ламы. Несколько подразделений китайских войск пересекли границу и вторглись в Таванг и окрестности. В течение нескольких недель китайцы завоевали всю территорию, на которую претендовали в Северо-восточном Приграничном Агентстве (North-East Frontier Agency — NEFA) и затем отошли к Линии Фактического Контроля. Они хотели ясно продемонстрировать, что в состоянии отстоять свои территориальные требования, если они этого пожелают. Индия была унижена, и раны войны 1962 году до сих пор живы в сердцах индусов.

В 1972 году NEFA стало объединенной территорией Аруначал-Прадеш — «Земли Рассвета» на санскрите, и в 1987 году было объявлено штатом Индии. В обоих случаях Китай, возможно, из-за дипломатической необходимости, выразил слабые протесты. Главной проблемой был и остаётся факт, что Далай-лама оказался в состоянии поддерживать правительство в изгнании из Дхармшала в северо-западной Индии. И когда Далай-лама в ноябре 2009 года посетил Таванг, китайцы были взбешены. Это совпало с 50-й годовщиной Тибетского восстания и переезда Далай-ламы в Индию. Без сомнения, память об антикитайских бунтах в марте 2008 года в Лхасе, столице Тибета, была ещё свежа в памяти Пекина. Китайцы обвинили Далай-ламу и его движение в том, что они стояли за этими бунтами, и теперь у него хватает смелости посещать этот район, который, по китайским требованиям, должен принадлежать «Автономной Области» Тибета. Далай-лама, конечно, признает его как индийскую территорию.

Индийская сторона заявила, что посещение имело исключительно религиозный характер и что Далай-лама, как почитаемый гость, волен поехать, куда захочет. Но множество индийцев были разъярены поведением китайцев. В августе прошлого года Д.С. Раджан, директор Ченнайского Института Исследований Китая (Ченнай — официальное название Мадраса), предал гласности статью, которая предположительно недавно появилась на китайском вебсайте. Автор Чжань Люе (псевдоним), утверждал, будто считается доказанным, что Индию нельзя считать нацией, имеющей исторические корни, а «основывающейся, прежде всего, на индусской религии единства». Китай поэтому должен объединяться с различными национальными силами, такими, как ассамцы, тамилы и кашмирцы. Тогда Индия развалится, и Китай смог бы возвратить себе «Южный Тибет».

Нет ясности в отношении официальности этого вебсайта; индийские газетные обозреватели полагают, что он принадлежит мозговому центру, близкому к китайскому Министерству иностранных дел, в то время как скептики утверждают, что его настоящий статус неясен. Представитель министерства иностранных дел Индии Вишну Пракаш также сказал репортерам, что рассматриваемая статья была выражением некоего индивидуального мнения, а не отражением официальной политики Китая.

Неизбежная война?

Индийские СМИ, со своей стороны, восприняли это как «китайскую угрозу.» В период посещения Далай-ламой Tаванга индийские СМИ подали это так, будто новая война с Китаем неизбежна. В декабре, во время визита туда автора этой статьи, не было никаких признаков какой-либо необычной военной активности в Taванге.

«Если бы вспыхнула вражда, моё подразделение первым бы попало под пули. Но разве я выгляжу взволнованным?» — сказал индийский армейский чиновник, говоривший строго не для печати.

Единственной, заслуживающей внимания свидетельствами активности китайцев был оставленный от многих «вторжений» их армейских подразделений мусор и другие следы их присутствия к югу от Линии Фактического Контроля. Индия ответила не посылкой подкрепления в Taванг, а усилением воздушного наблюдения за большей частью Aрунахала и построила «передовые аэродромы», оборудованные радарными системами.

Гнев Пекина из-за недавней встречи Далай-ламы с президентом Бараком Обамой — новое напоминание об уязвимости Китая по поводу Тибета и роли Индии в оказании гостеприимства тибетскому лидеру. Борьба Китая за права на Тибет, на фоне возрастающей экономической и военной мощи двух соседей, не обещает демилитаризации Taванга, где развевающиеся буддистские флаги не соответствуют ощущению мира и спокойствия.

*****

Бертил Линтнер — шведский журналист, живущий в Таиланде, автор нескольких работ по Азии. С разрешения YaleGlobal Online. Авторское право © 2009, Йельский центр исследования глобализации, Йельский университет.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • К чилийским шахтерам спасатели пробурили скважину
  • Настоящие друзья продлевают человеку жизнь
  • «Октоберфест» - фестиваль пива открылся в Мюнхене
  • Арест Закаева в Польше не произведен, как требовала того польская прокуратура
  • Взрыв в Шри-Ланке. В результате детонации взрывчатки, произошел взрыв, в котором погибли 25 человек


  • Top