Дети – не «маугли»


Как пережить развод родителей? Фото: digestweb.ru Как пережить развод родителей? Фото: digestweb.ru Развод и дети — неразделимые понятия. Именно дети сильнее всего страдают при разводе. Сфера защиты прав детей требует кардинального пересмотра. Как это сделать? На этот раз Ассоциация адвокатов России за права Человека выступила с инициативой по внесению изменений в законодательство РФ в защиту прав детей.

Евгением Архиповым, председателем Ассоциации адвокатов России за права Человека, были представлены депутатам Госдумы предложения по внесению поправок в Семейный кодекс РФ.

Эти поправки касались вопросов, связанных с определением места жительства ребенка, споров об участии родителей в его воспитании, разрешения конфликтов в ходе бракоразводного процесса, участия органов опеки и попечительства при конфликтах и спорах.

После развода родителей их жизнь в корне меняется. По словам Архипова, к детям при разводах зачастую применяют административный ресурс, который заканчивается порой заключением в психиатрическую больницу.

Если один из родителей не захочет отдавать ребенка, то ничего поделать нельзя, даже при наличии решения суда. Адвокаты утверждают, что судебные приставы не в силах обеспечить их выполнение. Даже если для взрослых развод — благо и единственный выход из неразрешимой ситуации, ребенок будет воспринимать его совершенно иначе.

Депутат Наталья Карпович, первый зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, заметила, что представленные предложения поднимают проблему, но не решают ее, потому что кроме поправок в законы требуется разработать механизм их исполнения. Она считает, что изменения в Семейный кодекс РФ надо вносить, полностью принимая во внимание вопросы уголовно-процессуального кодекса. По ее словам, сейчас «за жестокое обращение с животными дают три года, а за жестокое обращение с ребенком наказание ограничивается двумя годами».

И мера ответственности родителей обязательно должна быть указана в законодательстве. Депутат призывает не забывать о моральной и этической стороне защиты, о нанесении вреда ребенку, когда родители при разводе публично обсуждают интимные вопросы совместной жизни, тайны рождения своего ребенка, нанося тем самым непоправимую рану душе ребенка.

«У меня пятеро детей и один из них неродной — приемный, сирота. Но я сразу приняла позицию не скрывать от него, что я не родная мать. Он бы все равно узнал об этом через кого-либо. На мой взгляд, для ребенка важнее знать, что его любят независимо от того, родной он или нет», — поделилась Наталья Карпович.

Конечно, когда родители при разводе находятся в состоянии вражды, вряд ли только решением суда можно полностью защитить права ребенка, определяя место жительства.

В связи с этим кажется типичным описанный опыт врача-психотерапевта, доктора Николая Нарицына:

«Как-то в суде слушалось дело о разводе властной бизнес-леди со своим безработным мужем, фактически выполнявшим роль домохозяйки. С тех пор, как жена пошла в гору и начала осваивать свое дело, муженек безропотно заменил ее у плиты и в детской. Жена поднималась все выше, а муж тем временем потерял работу вообще. Но был он человеком без амбиций и к ситуации подходил трезво: если жена умеет зарабатывать деньги, а я нет, то пусть она и зарабатывает, а я могу и на хозяйстве побыть.

На развод подала жена: ей просто-напросто «стало стыдно» перед своим новым кругом знакомых, что у нее такой «рохля» муж, совсем не влиятельный, не «упакованный» и не крутой. Все бы так, но у супругов была девочка 8 лет. И при разводе, естественно, ребенка оставляют матери: во-первых, это девочка, во-вторых, так принято. А в-третьих, у матери — деньги, а у отца по факту развода – ни гроша. Причем этого отца обязывают еще и каким-то образом платить алименты.

Все это, несмотря на активные, высказанные в суде пожелания девочки, что она хотела бы… остаться с папой. А что в этом удивительного? Ребенок все годы фактически не виделся с матерью – она пропадала с утра до вечера «по делам». Последний раз по-настоящему близка с дочерью мама была, пожалуй, только в роддоме. Все остальное делал папа. И ребенок привязался к нему неизмеримо больше, чем к матери. И ребенку не было никакого дела до наших условностей – ни до стандартной связки «мать-дитя», якобы неразделимой, ни до судебных традиций, ни до того, что отца незаслуженно упрекнули в том, что он эту девочку развратит

.

Но, как бы то ни было, дочь осталась с матерью. Несмотря на все слезы и просьбы. Однако история не закончилась: через три месяца девочка… сбежала к отцу. Причем, буквально, в чем была, оставив дома и шикарную детскую, и наряды, и лакомства – она больше не выдержала. Мать так и продолжала работать, решив на время отдохнуть от семейной жизни. А девочке… наняла няню. Вместо общения с матерью – только, что называется, отступные: игрушки, тряпки и конфеты – но все купленные без любви, без души, только чтобы откупиться.

Отец не стал скрывать, что девочка вернулась к нему. Более того, добился, чтобы дело пересмотрели, учитывая все вновь возникшие факты жизни ребенка с матерью. Спасло ситуацию то, что после развода папа активно кинулся искать работу. И что самое интересное – нашел. Причем не чисто номинальную, а с достаточно высоким доходом (как счел в результате суд – с достаточным, чтобы содержать семью из двух человек). Но главное – ребенок получил родительскую любовь. Разве это не в его интересах?»


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Условия возникновения дружеских отношений между слепоглухими и окружающими: опыт и размышления
  • СП «GM-АвтоВАЗ» решил обновить модельный ряд авто
  • Фотографирование в лучах рентгена
  • «Зенит» разгромил «Сатурн» - 6:1
  • Рой Джонс – неоконченная боксерская драма

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top