Партийные органы материкового Китая реализуют новый курс в отношении религиозных организаций


Партийные идеологи в Китае воспитывают «патриотических» монахов. Фото: Getty ImagesПартийные идеологи в Китае воспитывают «патриотических» монахов. Фото: Getty ImagesОбъявленный партийными бонзами материкового Китая в октябре 2007 года курс на усиление работы с религиозными организациями, который был в свое время обозначен как намерение «полнее использовать патриотический потенциал верующих», на деле свелся к навязчивой подмене религиозной практики комсомольской культурой.

Пожалуй, самым знаковым мероприятием в этом отношении стали «1-е Религиозные игры», прошедшие в провинции Юньнань с 20 по 22 июня с привлечением участников из пяти «патриотических» структур — буддийской, даосской, исламской, христианской и католической, имеющих в материковом Китае статус зарегистрированных. По сообщению рупора компартии Жэньминь Жибао, в играх, которые открыл начальник управления по религиозным делам провинции Юньнань Сюн Шэнсян (Xiong Shengxiang), были задействованы 922 представителя религиозных общин, разделенные на 21 команду.

Командам, среди которых были составленные из тибетских монахов и монахинь, пришлось состязаться в беге на 100 м и на 800 м, эстафете, прыжках в длину, настольном теннисе, бадминтоне, баскетболе, шахматах, лазании по веревке и перетягивании каната. Победа в велогонке предназначалась за самую медленную езду. Назвав это мероприятие “развлекательным”, провинциальная Yunnan Information News подчеркнула, что “верующие не делились по религиозным признакам: буддисты, даосы и мусульмане нередко играли на одной стороне”. «Участниками стали религиозные практикующие, учащиеся религиозных учреждений и обычные религиозные люди», — заявил Сюн Шэнсян.

Новая инициатива свидетельствует, что однопартийный режим по-прежнему рассматривает религиозную веру как наследие феодального прошлого, требуя заменять духовную практику участием в развлекательных и туристических событиях, а также изучением курса партийной пропаганды. Выбор провинции Юньнань для “1-х Религиозных игр” объясняется тем, что здесь проще всего придать мероприятию всеохватывающий характер: из 45 млн жителей провинции около 10% принадлежат к одной из пяти “патриотических” структур.

Еще одно надрелигиозное событие прошло в те же дни в Пекине: 23 июня председатель народного политико-консультативного совета Китая Цзя Цинлинь принял новое руководство Китайского даосского общества (КДО). Один из высших партийных бонз, член постоянного комитета политбюро компартии, курирующий идеологическую работу в «патриотических» религиозных общинах, потребовал приспосабливать к потребностям социалистического общества идеалы гармонии, запечатленные в классических даосских трудах. Руководство КДО должно активнее продвигать гармонию между человеком и природой, индивидом и обществом, а также «умственную гармонию», объединять китайских даосов и вести их в работе по участию в «общем строительстве среднезажиточного общества», добавил Цзя Цинлинь. В политическом измерении его высказывания означают, что даосизм рассматривается как историческая опора для понятия гармонии, заменившего в однопартийном новоязе прежние цели классовой борьбы.

Встреча даосских чиновников с куратором из правящего политбюро последовала за 8-м съездом КДО, прошедшим в Пекине с 21 по 23 июня, на котором были формально избраны 16 членов руководства созданной в 1957 году «патриотической» структуры, в том числе председатель КДО Жэнь Фажун (Ren Farong). Обычно после подобных съездов Цзя Цинлинь дает главам религиозных общин направляющие указания. В частности, 3 февраля Цзя Цинлинь таким же образом принимал новое руководство Китайского буддийского общества, на 8-м съезде которого новым председателем был избран Чуань Инь (Chuan Yin), а пекинский панчен 11-й Эртни Чоэлки-кялбо стал одним из 23 заместителей председателя. Стоит заметить, что уже в августе один из даосских заместителей председателя КДО был с шумом снят со своего поста: партийные чиновники начали опасаться, что он становится слишком популярным, а значит, может выйти из-под контроля — но это уже другая тема.

Наконец, формируется новая система религиозного образования с конкретными установками на воспитание «пропагандистов в рясах». 23 июля в монастыре Фамэнь, расположенном в уезде Фуфэн провинции Шэньси, состоялось официальное открытие высшей буддийской школы — первой на северо-западе материкового Китая. Назначенный ректором школы зампредседателя Китайского буддийского общества Сюечэн на церемонии открытия заявил, что целью нового учебного заведения станет подготовка “священнослужителей, выступающих за единство отечества и национальную сплоченность”. Иначе говоря, за 4 года учебы 120 монахов из монастырей разных районов провинции Шэньси, где в свое время жил даосский отшельник Сюань Цзан и сложились основные школы китайского буддизма, должны натренироваться на пропаганду “сплоченности” ханьского населения вокруг партийных бонз в Пекине. Учитывая, что в Тибете строится подобное высшее учебное заведение для подготовки «патриотических» тибетских монахов, нетрудно понять, куда именно направлен вектор нынешней политики властей материкового Китая по отношению к религии.

Идеологи однопартийного режима устали ждать, пока религия сама собой уйдет в прошлое, и решили взять в свои руки обучение монахов, чтобы подготовить такое поколение буддийских наставников, для которого религиозная жизнь превратится в череду спортивных, развлекательных и пропагандистских мероприятий.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Около 100 тонн рыбы погибло на юге Китая
  • Старение населения в Китае может отрицательно повлиять на экономику
  • Философия китайской кухни
  • Китайский премьер в очередной раз упомянул о важности развития демократии в КНР
  • Интернет-зависимость детей в Китае лечат электродубинками

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top