Пережив «Культурную революцию» в Китае, американка возвращается домой


Книга Хань Сю «Преломление», изданная в 1995 году. Хань Сю на мероприятии по случаю публикации книги. Фото с сайта theepochtimes.comКнига Хань Сю «Преломление», изданная в 1995 году. Хань Сю на мероприятии по случаю публикации книги. Фото с сайта theepochtimes.com

  Хань Сю в 17 лет.  Фото с сайта theepochtimes.com Хань Сю в 17 лет. Фото с сайта theepochtimes.com

Хань Сю, менее 2-х лет (первая справа). Дедушка с бабушкой в детской. Фото с сайта theepochtimes.com   Хань Сю, менее 2-х лет (первая справа). Дедушка с бабушкой в детской. Фото с сайта theepochtimes.com

Хань Сю с мужем и сыном. Фото с сайта theepochtimes.comХань Сю с мужем и сыном. Фото с сайта theepochtimes.com

В сентябре 1948 года молодая американская пара пересекла Тихий океан на американском военно-морском судне с детьми Джоном и 2-х летней Терезой. По прибытии в Шанхай они оставили маленькую Терезу на попечении бабушки, которую она раньше никогда не видела.

После окончания средней школы Хань Сю (Тереза) узнала от бабушки, что она родилась в Нью-Йорке, а ее отец Уиллис Хэнен (Willis Hanen) был иностранным военным атташе, которого направили в Чунцин (Китай) на войну с Японией (1943 — 1945 гг.). Ее мать, китаянка, в то время была студенткой в Соединенных Штатах.

До этого, отец видел Хань Сю только раз в больнице, когда она родилась. Позже они развелись с ее матерью. Бабушка Хань Сю планировала уехать в Тайвань вместе с правительством Чан Кайши, но когда она взяла под опеку Хань Сю, то осталась в Китае и жила там до конца своей жизни.

Хотя Хань Сю с отличием окончила школу, но она не прошла по конкурсу на вступительных экзаменах в колледж из-за своего происхождения. Ее экзаменационным работам автоматически присвоили низкую оценку и поставили на них штамп «не зачислена».

В 1964 г. секретарь партийной организации ее школы сказал 17-летней Хань Сю, что если она хочет поступить в колледж, она должна осудить свое происхождение и написать заявление о «разрыве связей» со своим отцом. Когда Хань Сю отказалась, она стала одной из первых пекинских учениц, которую выслали жить в сельскую местность.

«Я подумала, что ни при каких обстоятельствах не предам своего отца», — сказала Хань Сю, объясняя, почему она решительно отказалась осудить свое американское происхождение, когда ей было 17 лет.

Когда началась «Культурная революция», в школе, где училась Хань Сю, был вывешен большой плакат, объявляющий, что здесь скрывается «защитник империализма». Обстановка вокруг Хань Сю складывалась неблагоприятно, поэтому она решила переехать из Шаньси в Синьцзян.

Следующие девять лет она провела на строительстве жилых корпусов в Синьцзяне. Это было в одном из отдаленных районов в южной части Синьцзяна, где постоянно дули сильные ветры и случались песчаные бури.

Она жила в сыром подвальном помещении казармы и питалась вареной капустой и парным кукурузным хлебом. Она часто испытывала мучительную боль в спине после тяжелого трудового дня. И все же Хань Сю выстояла.

«Все, что я хотела — это выйти оттуда живой. Это стало моей единственной целью», — сказала она.

Однажды Хань Сю присутствовала на митинге хунвейбинов. Призывы к кровопролитию и лозунги КПК для нее были невыносимыми, поэтому она решила уйти с митинга. Однако как только она встала, тут же упала без сознания, потому что ее ударили прикладом винтовки.

Очнулась она через три дня, брошенная в пустыне и наполовину засыпанная песком. Она приползла обратно в казарму, где ей оказали лишь небольшое лечение раствором меркурохра. Долгие годы последствия этой травмы доставляли ей страдания.

Жизнь в казарме позволила Хань Сю увидеть истинное лицо китайской коммунистической партии (КПК), а также то, как китайское общество страдало под ее гнетом.

«За те девять лет я стала свидетелем гибели многих перспективных людей, которые умерли, находясь в ссылке на границе пустыни», — сказала она.

«Когда режим что-то в вас заподозрит, он попытается вас преобразовать. Если это не удастся, они сошлют вас в места с вредными и тяжелыми условиями труда, которые станут причиной вашей смерти, потому что ваш организм будет полностью подорван».

«На протяжении многих лет КПК со своей неизменной тактикой пропаганды обмана и лжи делала своей мишенью интеллигенцию, а также другие социальные группы. И эта тактика, казалось, работала», — сказала она.

Решение вернуться в США

После возвращения из Синьцзяна в 1976 году Хань Сю была направлена в Пекин работать на завод с огромным коллективом. Партийный секретарь был доволен ее работой и помог ей восстановить свидетельство о рождении и американский паспорт, которые были конфискованы властями во время «Культурной революции» пекинским муниципальным бюро общественной безопасности.

Хань Сю направилась в Управление иностранных дел в Пекине и бюро общественной безопасности в надежде подтвердить свое американское гражданство и вернуться в Соединенные Штаты. Однако там ей сообщили, что ее документы просрочены и уже недействительны ни в Соединенных Штатах, ни в Китае.

И все же Хань Сю не сдавалась. Она решила сходить в Бюро по связям США в Пекине (основанное Никсоном после визита в Китай, Бюро по связям способствовало установлению официальных дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Китаем).

21 февраля 1977 был самым незабываемым днем в жизни Хань Сю, когда она переступила через белую линию у входа в американское Бюро по связям в Пекине. Там ей преградил путь вооруженный полицейский. Хань Сю объяснила, что она американская гражданка, и ей необходимо переоформить просроченный паспорт.

«Вы точно не американка, — ухмыльнулся офицер военной полиции. — Американцы знают, что сегодня праздник, и что никого нет в офисе».

В это время к зданию припарковался небольшой автомобиль, из которого вышел молодой человек. Он сразу заметил в ее руках старый паспорт США образца 1940 года и попросил показать его.

«Пожалуйста, не пересекайте эту белую линию. Я скоро вернусь», — сказал он Хань Сю. Это был чиновник по связям Франклин П. Вардлоу (Franklin P. Wardlaw). Он быстро вернулся со старшим дипломатом Джером Кристофером Огденом (Jerome Christopher Ogden), и они сказали охране пропустить ее в офис, где ей в течение пяти минут подтвердили американское гражданство.

Ей было назначено забрать новый паспорт через месяц. Однако Огден предполагал, что у нее снова могут конфисковать документы, и дал ей пять телефонных номеров американских чиновников по связям и попросил запомнить их.

Когда Хань Сю вернулась домой, за ней стали следить полицейские. Она не могла связаться ни по одному из пяти телефонных номеров. Но через месяц она наконец-то смогла дозвониться до Огдена, и предупредить его, что хочет завтра забрать свой новый паспорт.

На следующий день, предполагая, что за ней следят, она окольными путями пришла к американскому Бюро по связям и смогла войти туда. Там ее уже ждал Огден. Он сказал чиновнику военной полиции, что ей необходимо там получить свой паспорт. Она прошла мимо военной полиции, пока те соображали, что случилось.

После того, как она расписалась в новом паспорте, Огден сказал ей, что теперь с американским паспортом она официально стала американским гражданином, и что он поможет ей вернуться в Соединенные Штаты.

Отказ сдаться

Ночью в дом Хань Сю ворвалась полиция и арестовала ее. Они снова конфисковали у нее паспорт и свидетельство о рождении. В следующие восемь месяцев она подверглась преследованиям и многочисленным «переговорам» с властями, но она действовала настойчиво и решительно.

Тем временем Огден каждую неделю ходил в Министерство иностранных дел Китая и требовал, чтобы власти не препятствовали Хань Сю и позволили ей вернуться в Соединенные Штаты, но китайские чиновники не обращали на это внимания.

В августе 1977 госсекретарь США Сайрус Вэнс (Cyrus Vance) посетил Китай для переговоров об установлении полных дипломатических отношений с Китаем. В ходе встречи двух стран состоялись сложные переговоры относительно американцев, живших в Китае. «В итоге они посадили меня в коробку от торта и доставили в Соединенные Штаты», — шутливо сказала Хань Сю.

Когда она, наконец, вступила на американскую землю, Америка открыла ей свои объятия, приветствуя возвращение своего гражданина. Вскоре после этого она стала преподавать китайский язык в институте дипломатической службы при Государственном департаменте США.

Ректор Академии был недоволен, когда представитель Госдепартамента сказал ему, что он «должен» принять Хань Сю на работу. Поэтому он настаивал на том, чтобы лично провести с ней собеседование.

Когда она пришла на первое собеседование с руководителем, он пристально посмотрел на нее, и вдруг его глаза стали влажными. «Я узнал тебя! Моя жена, сын и я, были те, кто увезли тебя в Китай. Ты наконец-то вернулась! Конечно, я должен предоставить тебе работу».

Весной 1982 года Хань Сю вышла замуж за одного бывшего ее студента, американского дипломата. Они жили в Пекине в течение трех лет у бабушки Хань Сю. Летом 1986 года бабушка умерла незадолго перед тем, как Хань Сю и ее муж собирались вернуться в Соединенные Штаты.

Она опубликовала 30 книг. Хань Сю живет в небольшом городе недалеко от Арлингтонского национального кладбища в Вашингтоне, где был похоронен ее отец.

Версия на английском

Отец Хань Сю. Фото с сайта theepochtimes.comОтец Хань Сю. Фото с сайта theepochtimes.comБабушка Хань Сю. Фото с сайта theepochtimes.comБабушка Хань Сю. Фото с сайта theepochtimes.com


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Тибетские скотоводы ведут борьбу за выживание в условиях исчезновения пастбищ
  • Отчёт китайских властей о соблюдении прав человека не отражает реальной ситуации в стране
  • Китайские власти подвергают людей пыткам за стремление к духовному совершенствованию
  • Древний китайский поселок Чжэньюань
  • Партийные органы материкового Китая реализуют новый курс в отношении религиозных организаций

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top