Мужественная акция протеста в Китае – вызов коммунистическому террору


Мужественная акция протеста в  Китае – вызов коммунистическому террору. Фото с epochtimes.deМужественная акция протеста в Китае – вызов коммунистическому террору. Фото с epochtimes.de

Когда 9 лет назад более трех десятков человек с Запада с миролюбивыми намерениями вышли на площадь Тяньаньмэнь (Врата Небесного покоя) в Пекине, чтобы передать простое послание правительству, новость об этом событии облетела весь мир и принесла надежду всем узникам совести исправительно-трудовых лагерей в Китае. Преследования людей за их внутренние убеждения продолжаются еще и сегодня. Трудовые лагеря и тюрьмы переполнены бесплатной рабочей силой.

Сеть жесточайшего контроля, осуществляемого коммунистическим режимом Китая, была прорвана среди белого дня 20 ноября 2001 года в самом сердце Пекина тридцатью шестью последователями Фалуньгун.

Они приехали в Китай из разных концов Земли: Европы, Австралии и Северной Америки, чтобы встретиться в этот солнечный день на площади Тяньаньмэнь. Они встали все вместе как будто для школьной фотографии – разговаривая и смеясь: некоторые сели в позу лотоса, некоторые стояли, некоторые держали баннер с надписью «Истина Доброта Терпение» на английском и китайском языках.

В этот момент главные принципы Фалуньгун — Истина-Доброта-Терпение, были представлены на главной площади страны в самый разгар неистовых репрессий.

На «Вратах Небесного покоя» был виден на редкость подходящий по теме лозунг: «Да здравствует единство народов мира!».

20 секунд спустя группа уже была окружена полицейскими машинами, и мир смог увидеть один из эпизодов преследования Фалуньгун в Китае: полицейские грубо хватали мирных людей, заталкивая их в машины и разрывая на клочки баннер, на котором были написаны слова «Истина –Доброта- Терпение».

«Китайские власти боятся таких акций» — писал в письме Чэнь Юнлинь, бывший дипломат китайского посольства в Сиднее. «Они боятся больших собраний, которые могли бы вызвать коллапс китайского коммунистического правительства».

Лишай Лемиш, один из участников события тех лет, сказал: «Мы хотели нашим символическим действием привлечь внимание всего мира к преследованию Фалуньгун в Китае».

Последствия такой мирной акции для китайских последователей Фалуньгун были намного страшнее : не менее пяти из них в этом же году были забиты до смерти.

Известно, что по состоянию на ноябрь 2001 более 300 последователей Фалуньгун в Китае были убиты коммунистическим режимом. Фактические цифры жертв, убитых за свою веру людей неизвестны по сей день. По мнению Информационного Центра Фалунь Дафа, они превышают десятки тысяч.

До начала преследования в июле 1999 китайские власти оценивали число практикующих Фалуньгун от 70 до 100 миллионов. Исполнительный комитет Конгресса США цитирует иностранных наблюдателей, которые выяснили, что половина заключенных в исправительно-трудовых лагерях являются практикующими Фалуньгун — это сотни тысяч.

Лемиш рассказывал, что он выполнял медитативное упражнение Фалуньгун, сидя с закрытыми глазами, когда на него напала полиция. «Я услышал гул машин, хлопанье дверей автомобиля, стук ботинок по бетону, подъезжали машины, кричали полицейские – огромный переполох вокруг нас» — говорит он. «Несмотря на это, в этот момент мое сердце радовалось. Вопреки всем страхам, сомнениям и препятствиям – мы сделали это».

Канадец Зенон Долиникий вспоминает: «Это было больше, чем я, что превзошло меня, мою жизнь, вообще горизонт одной личности». Долиникий обмотал второй баннер вокруг своей ноги на случай, если у него отберут основной. В то время как другие были окружены и арестованы, он вытащил этот баннер, поднял его вверх и закричал «Фалунь Дафа хао» (Фалунь Дафа – хороший).

«Баннер сильно развевался, так как я слишком быстро бежал, поэтому мне пришлось остановиться, чтобы показать его, – рассказывает он дальше. – До того, как я успел оглянуться, меня повалили полицейские и мое лицо было прижато к асфальту».

В полицейском участке последователей Фалуньгун поместили в маленькую комнату, где их охраняли полицейские. Лемиш был в одних носках, так как снял обувь на площади перед медитацией.

Он сказал, что молодые полицейские выглядели растерянными. «Я помню, как один сухощавый полицейский стукнул ладонью по столу и сказал: «Мы знаем, что Фалунь Дафа – хороший». А другие сказали нам, что «ничего не могут поделать, такова национальная политика!»

Полицейские начали допрашивать участников акции одного за другим. Одна из участниц сумела спрятаться под столом в полицейском участке и позвонила с мобильного телефона в пресс-агентство своей страны, чем обеспечила международную известность этому событию.

«Когда выяснилось, что это дело не удастся скрыть или исказить, отношение полицейских чиновников к нам полностью изменилось – они стали вдруг очень любезны» — рассказал Эдам Лейнинг, еще один из участников. Ему удалось сделать несколько фотографий последователей Фалуньгун за решеткой полицейского участка.

Отклик за пределами Китая

«Было очевидно каждому из преследователей и преследуемых, что само по себе это преследование является только постыдным конфузом, ошибкой, решением сверху, которое необходимо выполнять» — заметил Лейнинг.

Чэнь Юнлинь сообщил, что руководство компартии Китая было сбито с толку и унижено появлением западных последователей Фалуньгун на площади «Врат Небесного покоя».

Сразу же после этой акции протеста генеральный консул в Сиднее, а также китайские посольства в других странах получили распоряжение отказывать в выдаче въездной визы в Китай всем последователям Фалуньгун, вспоминает Чэнь. В то время он работал в китайском посольстве в Сиднее.

Быстро был составлен документ о том, что западные последователи нарушили закон страны и поэтому были выдворены из Китая, это было передано австралийской прессе, рассказывает Чэнь.

Коммунистический режим Китая требовал от своих чиновников сбора личной информации о каждом последователе Фалуньгун и слежки за ними. Вследствие этого был составлен длинный «черный список» последователей Фалуньгун.

В 2005 году дипломат Чэнь оставил свою работу и вышел из членов компартии. С тех пор он раскрыл миру множество методов слежки компартии не только внутри страны, но и за иностранными последователями Фалуньгун. В Австралии, например, действует сеть в составе около тысячи шпионов.

В концлагерях

В ноябре 2001 госпожа Кристал Чэнь была подвергнута пыткам и промыванию мозгов в женском исправительно-трудовом лагере Чапоу, находящемся на расстоянии 1500 км от площади Тяньаньмэнь. Она была арестована за свою веру в Истину-Доброту-Терпение, и власти пытались насильно заставить её отказаться от нее.

Когда охранники принудили её читать пропагандистские государственные газеты, она встретила новость о группе западных последователей Фалуньгун ; там было написано о «чуждых силах» и преступных «анти-китайских группах».

«Я знала, что газеты в Китае всегда пишут противоположное правде» — рассказала Чэнь позднее на своей новой родине – в США. «Эта история в то время придала мне силы выстоять. Я знала, что я не одна».

Ли Хэпин был заключен в концлагерь Шилипин в провинции Цзэйцзян и не слышал об этом призыве ничего в течение целого года, пока ему ни рассказал об этом другой практикующий. «Полицейский рассказал ему о протесте так, как будто западные практикующие прибыли на Тяньаньмэнь, чтобы «уничтожить» Китай».

Ли рассказал, что почувствовал облегчение, узнав, что есть поддержка с Запада, «хотя это означало увеличение давления на нас со стороны полиции и компартии в концлагерях».

Два года Ли страдал в концлагере от промывания мозгов, принудительного питания и насильственных инъекций наркотиков. Сейчас он живет в Америке.

Канадский адвокат Клив Энсли интенсивно занимается вопросами репрессий с начала преследования Фалуньгун в Китае и подтверждает жесткую пропаганду и клевету компартии Китая, направленные против этой группы.

Он признает, что этот призыв западных последователей в 2001 году, хотя и разозлил компартию Китая, «но в итоге, уже не оказывает большого влияния на сегодняшнее преследование».

«Все, что я пережил сам или наблюдал в Китае, неважно, обсуждается ли какой-то договор или тема прав человека, я абсолютно уверен, что нет никакой возможности перемен, кроме как принародно осрамить компартию Китая».

Далекий полет домой

Быть депортированным в Китае – рассказывает Лемиш, — значит быть грубо затолканным в самолет. Там лежал номер China Daily, официальной англоязычной газеты компартии Китая. «Там была статья о нас. Было написано, что с нами обходились очень хорошо, – говорит он. — Я не мог говорить, моя челюсть болела; напротив меня сидел канадец с переломанным носом, с ним рядом – австралиец с опухшей и, возможно, сломанной рукой».

«В статье дальше говорилось, что мы были подосланы иностранными силами для создания беспорядков».

Лейнинг добавил, что для западных людей трудно понять низость, на которую способен коммунистический режим: «У нас нет сравнения – сказал он. – Мы понимаем войну и болезнь, когда гибнут люди. Но чтобы атаковать людей так бессмысленно, так жестоко – не вписывается в сознание западного человека. Преследование Фалуньгун ничто другое, как массовая акция насилия».

Версия на немецком


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Китае найден древний горшок с супом
  • Остро отточенные скульптуры Дженнифер Маэстре
  • Страшная зима 1968 года: воспоминания о «Культурной революции» в Китае
  • Соединяющий сердца седой Юэ Лао
  • Соевый соус в Китае делают из волос


  • Top