Супруги из Берлина, Инь Янь отлично дополняют друг друга


Гармония Инь Янь: они не только супруги, но еще и сотрудники. Фото: Stofanel Investment AGГармония Инь Янь: они не только супруги, но еще и сотрудники. Фото: Stofanel Investment AGИногда целое бывает больше, чем сумма отдельных вещей, как в Инь Янь. Такое чувство возникает при общении с супругами Штоффель: Людвигом Максимилианом и его женой Джованной Штефанель-Штоффель. Он – специалист по недвижимости , его интересы лежат в области экономики, она – дочь известного основателя итальянского дома моды Stefanel, творческий человек.

Каждый из них сам по себе весьма успешный и интересный человек, и они не только супруги, но и сотрудники по работе – их кабинеты расположены дверь в дверь в семейной фирме «Штофанель». Штоффель и Штефанель – получилось Штофанель. Гармония Инь и Ян. Оба – поклонники Азии, они усыновили 30 детей из Непала. Мы говорили с ними о том, что значит для них красота, об их проекте строительства виллы Tilia Living Resort у озера Грибнитцзее в Берлине и о том, как оставаться спокойным и невозмутимым, несмотря на большую рабочую нагрузку.

Супруги Штоффель также тесно сотрудничают и на работе. Как это получается? Многие не могут этого представить.

Людвиг Максимилиан Штоффель: Одного моего друга, который уже двадцать лет состоит в браке, как-то спросили: «Что, собственно, тебя привлекает (игра слов нем. reizen – привлекать, раздражать) в твоей жене?» Он ответил: «Каждое слово (смеется)». Наши кабинеты находятся рядом, дверь в дверь, но от того, что мы рядом и дома и на работе, мы не надоедаем друг другу.

Что такое для вас красота?

Джованна Штефанель-Штоффель: Думаю, красоту нельзя отделить от ощущения удовлетворения. Красота для меня – это не столько эстетика, сколько ощущение. Недовольный человек не может быть действительно красивым. Хотя удовлетворенность на 100%, скорей, была бы даже скучной.

Людвиг Максимилиан Штоффель: Красота может означать невообразимо много. Например, я просто сижу тут и ничего не делаю. От этого действия я получаю удовольствие. Красота в архитектуре, как сказала моя жена, это когда чувствуешь себя удовлетворенным. Красоту не отделить от приятного чувства. Без разницы, картина ли это или бабочка, книга или красивая женщина. Все может быть красивым. И я уверен, что для большинства людей что-то является красивым тогда, когда они чувствуют от этого удовольствие. Это может быть даже то, когда я просто три часа лежу один на диване. Но если на следующий день опять лежать на диване – тогда это, пожалуй, уже не красота.

Раньше здания создавались так, чтобы было красиво, одновременно они были функциональными. С 1960-х функциональность была поставлена на первый план, а сегодня от таких зданий, зачастую, нет проку, не говоря о красоте.

Людвиг Максимилиан Штоффель: Почему, осматривая Париж или Венецию, считаешь их красивыми? Не потому, что там чисто и все ухожено, а потому, что картины этих городов вызывают у тебя приятное ощущение. Глаз радуется, когда смотришь.

Как-то мне пришлось жить посреди красивого пейзажа. Не далеко от меня кто-то поставил белый дом на колесах. Я попробовал посадить растения, чтобы этого автомобиля не было видно, но мне удалось это только отчасти. Дом на колесах может быть красив в другом месте, но в этот пейзаж он не вписывался. Чтобы создать что-то красивое и гармоничное, вы сами должны быть гармоничны.

Каков ваш подход к проекту вилл Tilia у озера Грибнитц в Берлине?
Общая радость от природы, работы и творчества. Фото: Stofanel Investment AGОбщая радость от природы, работы и творчества. Фото: Stofanel Investment AGЛюдвиг Максимилиан Штоффель: Тут встает вопрос: почему вообще нужно браться за такой проект? Tilia – это, собственно, исполнение моих заветных желаний. Я очень хотел бы прекрасно петь или создавать красивые скульптуры, но у меня нет таких талантов. Но к счастью, на выбранных участках земли, как художник, я могу создать красивый вид.

Это невообразимое счастье внести свой штрих в архитектуру города или района. Но я не обладаю креативностью, так как я – экономист. Творческая часть – это роль моей жены. В голове я могу кое-что представить, но нуждаюсь в ком-то, чтобы довести это до уровня искусства. Счастье, что это делает моя жена. С ней я могу осуществить идеи, которые вынашиваю в себе. А она уже обсуждает с архитектором, что и как сделать.

Джованна Штефанель-Штоффель: Без рамок, которые он устанавливает мне своим рационализмом, я бы растерялась. Мне нужна схема, в рамках которой я действую. Я считаю моего мужа творческим человеком – может быть, он просто недооценивает себя. Он привлек меня в этот проект и, работая с ним, я вижу, что у него есть чутье и интуиция, а также сильное эстетическое чувство.

Как немец, в отличие от меня, итальянки, он, возможно, не так уверен в своей креативности. Но без его прагматизма тоже ничего не получится — это тоже необходимо. Я не справилась бы, если его не было рядом. Мне нужна его поддержка, так как я знаю, что творчество должно опираться на какую-то рациональную основу. Раньше мой отец и брат давали мне эту основу, этот фундамент. Мы доверяем друг другу, поэтому часто идем на компромиссы.

Людвиг Максимилиан Штоффель: Компромисс состоит в том, что мы дискутируем два часа и, в конце концов, соглашаемся с её мнением (оба смеются).

Что особенного в Tilia?

Джованна Штефанель-Штоффель: Когда я увидела участок земли для проекта Tilia в Берлине, я восприняла это как драгоценную возможность. Мы пытаемся сделать так, чтобы в этом месте человек ощущал свою связь с природой. Большие окна, дома на деревьях, террасы, которые построены заботливо вокруг деревьев, – эти элементы будут помогать ощутить эту связь. Природа – это самый драгоценный дар, данный человеку.

Постройка в этом месте – это же вмешательство в природу.

Людвиг Максимилиан Штоффель: Когда ведется строительство, безусловно, происходит вмешательство в природу. Дело в том, что, как правило, не найти хорошего участка земли, на котором уже не построено что-то. Разве что купить распаханное поле. Во всех наших проектах мы стараемся проявлять бережность по отношению к природе.

Есть протокол Федерации по защите природы. Там подтверждено, что мы предпринимаем для защиты природы намного больше того, что требуется. Они постоянно наблюдают за осуществлением нашего проекта. На участке земли в 90 000 кв.м. – 67 000 кв.м. определены, как заповедник, и остаются нетронутыми. На остальных 33 000 кв.м. мы строим между деревьями, сохраняя каждое здоровое дерево.

Какую роль в этом проекте для вас играет архитектура?

Джованна Штефанель-Штофель: В нашем проекте архитектура не на первом плане. Природа – это наша жемчужина. Архитектура должна уважать природу. Мы используем много стекла, чтобы впустить природу в дома. Вдоль больших окон много лавочек и лежанок. Наши клиенты смогут ночью наблюдать звезды, а днем смену времен года. Природа – номер один, а архитектура – номер два.

Вы имеете отношение к Азии не только из-за 30 усыновленных детей из Непала. Используете ли вы Фэн Шуй?

Людвиг Максимилиан Штоффель: У нас есть собственный консультант по Фэн Шуй…

Джованна Штефанель-Штофель: Используем и в личной жизни тоже (смеется). Я сама всегда верила в это, и мой муж познакомился с этой философией. Каждый проект мы осуществляем в соответствие с Фэн Шуй. Я придерживаюсь того, как сказано в книге «Маленький принц»: «Только сердце видит действительно хорошо». Я хочу, чтобы в каждый из наших проектов имел сердце.
Вы производите впечатление спокойных и уравновешенных людей, несмотря на большую занятость. Как это у вас получается?

Джованна Штефанель-Штофель: Моя работа дает мне внутреннее удовлетворение, так как она помогает позитивно решать социальные и личные проблемы. Можно сказать, что это подпитывает меня положительной энергией. Еще: я люблю жизнь. Я стараюсь всегда смотреть на красоту. Когда появляется напряжение – ведь мы работаем действительно очень много – я вспоминаю об этом. Кроме этого, я охотно делюсь своими знаниями и радуюсь тому, как растут мои сотрудники, как они развиваются и добиваются успехов. В этом также можно черпать силу и удовлетворенность.

Работа для меня – это не что-то отрицательное. Я работаю охотно. Работа – это красота, может быть, поэтому она не отбирает у меня силы.

Как вы руководите сотрудниками?

Джованна Штефанель-Штофель: Очень эмоционально. Я люблю моих сотрудников и всегда уделяла внимание человеческим отношениям. Я знаю, что никто не совершенен. Я также не совершенна. Я хорошо чувствую и не могу выносить неискренность. Но если кто-то придет ко мне, и скажет, что ошибся, тогда нет проблем.

Когда я перестала работать на нашем семейном предприятии Stefanel, кто-то спросил меня: «Не скучаешь ли ты по своей прежней работе?» Я ответила, что мне не хватает моих сотрудников. Когда я еду навещать мою мать, я рада встретиться с людьми, с которыми работала многие годы.

Версия на немецком


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Обвинение Михаила Ходорковского и Платона Лебедева зачитывается на открытом суде за закрытыми дверями
  • Фильм «Вавилон» режиссёра Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Из серии «Вместе с Подростком смотрим кино»
  • Закон об оружии ужесточит условия использования «травматики» на территории России
  • В Санкт-Петербурге расстреляны и ограблены два инкассатора
  • АН-22 «Антей» разбился в Тульской области - погибли 12 военных летчиков


  • Top