Как вы нашли друг друга и сохранили свою семью? Федор Миронович и Лариса Александровна Лясс: 59 лет вместе


Мы решили провести мини опрос супружеских пар, проживших вместе более 40 лет, и спросить их, как они нашли друг друга и сохранили свою семью.
С Ларисой Александровной и Федором Мироновичем Лясс мы беседовали у них дома, по обычаю интеллигентов, на кухне — теплой, маленькой и уютной. Федор Лясс – врач, автор многочисленных медицинских статей и большого политологического труда о последних десяти годах правления Сталина. Лариса Лясс (девичья фамилия Закашанская) много лет проработала на радиостанции «Юность» музыкальным редактором. Улыбаясь, она пыталась репликой «ну, ты как всегда» перевести мужа, известного шутника, на серьезный лад. Лариса Александровна и Федор Миронович Лясс. Фото из семейного альбома. Лариса Александровна и Федор Миронович Лясс. Фото из семейного альбома.

— Как вы познакомились? Какие жизненные ситуации укрепили ваш союз? Расскажите подробно, если можно.

Федор : Прошло 56 лет, и я уже все забыл, боюсь вспоминать. Ужас какой!— Не может быть, Федор Миронович, у вас прекрасная память. Хотелось бы, чтобы Вы вспомнили.
Федор (со смеющимися глазами, но без улыбки, как будто серьезно): Я не перестаю до сих пор говорить моей жене, что сделал самую грубую ошибку в своей жизни, когда женился на ней. И до сих пор эту ошибку не исправил. Вот и все, кончено!— Мало, Федор Миронович.
Федор : Мало? Она мне сломала всю жизнь, а вам мало?— Лариса Александровна, давайте Вы рассказывайте, а то мы тут без Вас не разберемся. Если сломали жизнь мужу, так расскажите, хотя бы, каким образом?
Федор : Подождите, подождите…, серьезного разговора хотите? Давайте поговорим серьезно. Сначала, скажите мне, кто будет читать это интервью и кому это нужно знать?— Мы проводим опрос пар, которые прожили вместе счастливо больше сорока лет. Сейчас такое время, когда семьи распадаются легко и быстро. А такие пары, как ваша, являются редким примером. Поэтому так важно побеседовать с вами и опубликовать интервью, чтобы у кого-то появилась надежда на долгую счастливую и семейную жизнь.
Лариса : Мне эта мысль интересна.
Федор : Ну, что я вам хочу сказать: встреча с этой женщиной была для меня случайной. Правильно, Лора? Лариса : Правильно. Федор : Характеризовал мне ее мой товарищ несколько фривольно, будем так говорить. Причем, она была обаятельная, и полностью соответствовала его характеристике. Лариса : Нет, не полностью. Федор : Ты не помнишь, а я очень хорошо помню. Мы были молодые, нам было (припоминает, повторяя слово «было» несколько раз) 25 лет. Делать тогда особо было нечего в свободное время, и мы, ну… соответственно, девушками увлекались.— Вы с ней так же шутили, как сейчас, когда познакомились?
Федор : Нет, я был совсем другой. Лариса : Он потом научился шутить, тогда ему было не до этого. Федор : Это было довольно интересно, как мы познакомились. Мы договорились встретиться, это было 25 марта. Я не видел ее до этого. Она сказала, что в этот день выступает, она же певунья у нас была.— А что Вы, Лариса Александровна, закончили?

Лариса : Полиграфический институт и Гнессинский, вокал. Федор : Она выступала на каком-то концерте тогда, и сказала, что мы туда не попадем. Лариса: Это была политическая конференция, посвященная работе комсомольских организаций.— Где это было?
Федор: В университете на Моховой. Мы с моим товарищем все же туда направились. А нас не пропускают. Мой товарищ и говорит: «Мы участники этого концерта, за нами идут барабаны».— Прямо как в классических кинокомедиях! Ложь во благо.
Федор : И нас пропустили.— Вы успели послушать Ларису?
Федор: Нет, она уже отпела. И я пришел туда ради нее, а не ради концерта. Концерт меня вообще не интересовал.— Лариса Александровна, а Вы ждали этой встречи?
Лариса: Нет, я была уверена, что он не пройдет на концерт. Федор : После концерта мы ее проводили, и я понял, что она обладает большим плюсом. Вы знаете, каким?— Нет.
Федор: А где Киевский вокзал, вы знаете?
— Помню.
Федор: Так вот, она жила возле Киевского вокзала, а я на Арбате, в пяти домах от нее. То есть, когда я провожал ее домой, сами понимаете, оказывался тут же дома сам.— Удобная девушка, по московским масштабам!
Федор : Да. Так это была наша первая встреча. А немного позже, сами понимаете, я должен был добиться ее поцелуя. Ну, понятно, я же мужик или кто?— Да, святое дело – поцеловать девушку.
Федор: Она мне плюнула в лицо. — Как? Прямо так взяла и плюнула?
Федор: Да, и тогда я понял, что нашел ту девушку, которая мне нужна.— Лариса Александровна, он что, не умеючи Вас поцеловал?
Лариса: Нет, не в этом дело. Меня это возмутило: каждый, кто хочет, будет меня целовать?! Федор: Я вам тоже расскажу кое-что. Среди ее ухажеров были Алов и Наумов, вы знаете таких кинорежиссеров? Так вот, когда я на ней уже женился, встречаю как-то Алова и Наумова, красавцы мужики. «Ну, как живешь? – спрашивают. — Хорошо, — отвечаю. – А ты знаешь, Федор, что Лариска замуж вышла? – Знаю, — говорю. – А ты знаешь, за кого? – Знаю, за меня». С тех пор мы, по-моему, не виделись.— А я все же хочу понять, Лариса Александровна, как же Вы согласились выйти за него замуж после такого возмутившего Вас поступка?

Федор (смеется): Сделала глупость. Лариса : Ну…, это другая история, не сразу это произошло, замуж я за него вышла через год. А тогда я просто дала отпор бесцеремонности, а не ему. Я его тогда еще совсем не знала.— В каком году вы поженились?
Федор: Первого апреля 1952 года. Лариса: Во всех событиях нашей внутренней жизни мы любили подсмеяться над самими собой, поэтому и выбрали 1 апреля. Федор: И вот как это произошло. Мы договорились встретиться возле ЗАГСа в двенадцать часов дня. Я пришел на пятнадцать минут раньше, как и полагается, а ее нет. Жду. Полпервого – ее нет, час – ее нет, два – ее нет. Первое апреля! На улице холодно.— Лариса Александровна, Вы что, заколебались, выходить ли за него замуж?
Лариса: Нет, я задержалась на практике, вернее, меня задержали. И я не хотела признаваться, что выхожу сегодня замуж. Федор : А я думал, она меня разыгрывает. Трижды хотел уйти. И сказала же мне накануне: оденься красиво к ЗАГСу. Пришла она в полтретьего. С тех пор я красиво не одеваюсь. Лариса: Свадьба наша, как видите, не была обставлена пышно. Я даже не сказала своим родителям, что иду в ЗАГС. Федор: А через три месяца арестовывают мою маму.— По делу врачей?
Федор: Да, мама была врач-педиатр. Вот с тех пор, с первого июля, я понял, что за человек моя жена Лариса. Я понял, что приобрел золото. Вот и все.— Какой поступок вы совершили, Лариса, что особенного произошло?
Лариса: Ничего особенного не совершила. Федор: Она просто вела себя, как Человек.— То есть, вы поддерживали Федора в трудные минуты.
Лариса: Да, видимо так. Я ходила с ним во все походы в КГБ, ждала на улице, внутрь меня не пускали.Федор: Мы жили одной семьей все 56 лет. Родили детей, каждый работал на своей работе. Она уважала мою работу, я уважал ее работу. Я – врач, она работала на радио музыкальным редактором. Ее работа была сволочная, ужас какая, но коллектив был прекрасный, творческий. Моя жизнь была тоже нелегкой, отовсюду гнали – сын арестованной. Потом я работал в атомной энергетике. Никакого упрека от Ларисы в мою сторону не было за всю жизнь! Только, чтобы я красиво одевался (смеются). Вот и все. Я защитил кандидатскую, потом докторскую диссертацию.

— Федор Миронович, получается, больше, чем 56 лет вы вместе, выходит – 59.

Лариса: Ой, как время летит!Федор: Но она мне давала прикурить, конечно! Детей кормил я, укладывал их спать снова я, стирал белье, собаку выгуливал я, а она приходит в два часа ночи после записи на радиостудии с целой компанией, человек двадцать: «Федя, ставь картошку» — говорит. А я только глаза закрыл… Лариса: Мы не могли уйти со студии, пока главный редактор по фамилии Беда не проверит передачу. Поэтому затягивалось за полночь. Федор: Но работала она блестяще. Я рад, что Лора оставила вокал, но он у нее всегда был внутри. Она общалась с большими музыкантами. Лариса: Но самое главное, и я на себя за это обижена, что не писала дневников. Федор: Я говорил ей: Лора, пиши.

— Наверное, усталость так одолевала, что не было сил вести дневник?

Лариса: Да, именно так. Федор: Она работала честно.— С вами можно беседовать и беседовать, расставаться не хочется. Хочу пожелать Вам всего самого лучшего и до 120 лет не разлучаться.

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Женщины-военнослужащие в немецком плену. Глава пятая из книги "Плен"
  • Путешествие к каменным Великанам
  • Марк Розовский: «Сталин - это Чернобыль на 10 поколений вперед»
  • Российский историк, правозащитник и общественный деятель Арсений Рогинский: «Кажется, в вопросе о Катыни что-то сдвигается»
  • Доктор философии Игорь Чубайс: «Украинская перспектива очень важна для нас, ведь то, что в Украине сегодня, то будет в России завтра»


  • Top