Политический аналитик Федор Шелов-Коведяев: «Воровство стало вполне допустимой вещью, современное общество к этому явлению бесчувственно»


Политический аналитик Федор Шелов-Коведяев. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Политический аналитик Федор Шелов-Коведяев. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Уже не один месяц мировая общественность прикована к Интернет-войне, развернувшейся вокруг скандала с публикациями секретных материалов на сайте Wikileaks. Сегодня есть те, кто поддерживает Ассанжа, и те, кто его преследует.

Вспомним, что 26 июля 2010 года Госдепартамент США впервые заявил о «безответственной» утечке в СМИ тысяч файлов с секретной военной информацией, что может представлять угрозу безопасности страны.

В России документы Wikileaks анализирует и публикует, по соглашению с WikiLeaks, журнал «Русский репортер». Также об официальном партнерстве с WikiLeaks заявила «Новая газета».

Корреспондент газеты «Великая эпоха» беседует об этих событиях с бывшим первым заместителем министра иностранных дел РФ Федором Вадимовичем Шеловым-Коведяевым.

— Фед ор Вадимович, расскажите, пожалуйста, какова была Ваша первая реакция после публикаций на сайте WikiLeaks?

— Первая реакция? Я подумал: «Тоже мне новость!» Потому, что в профессиональной среде мы все знаем, что дипломаты любят давать прозвища своим контрагентам и партнерам — пошутить, поерничать, поязвить.

Другое дело, когда я работал в МИДе, если говорить о каких-то официальных документах, то этого в наших телеграммах не встречалось. Но кроме них существовали достаточно откровенные записки, оценки. Поскольку мы с Сергеем Лавровым когда-то одновременно работали заместителями министра, я хорошо понимаю, что он имеет в виду, когда говорит «если бы наши американские коллеги знали, что мы о них говорим». Все же, более чем в 250 тысячах письмах дипломатов США можно, наверное, выловить что-то важное

— Я бы не сказал, что в них есть что-то очень уж сверхъестественно любопытное. Для меня важнее понять, для чего это сделано.

С одной стороны, как в России, так и за рубежом, юридически зафиксировано право граждан на свободное получение информации. Но, когда мы открываем подноготную дипломатии таким способом, мы должны понимать, что, тем самым, мы провоцируем людей на безответственность.

Это, кстати, относится ко всем СМИ. Если телевидение транслирует только скандалы и трагедии, то человек к этому привыкает, он перестает воспринимать подобные материалы как возмутительные. Даже убитые, изнасилованные дети у многих уже не вызывают сердечной реакции — сочувствия, негодования, действенного протеста.

Важно соблюдать меру, как в подаче ужасов, так и в публикациях, подобных тем, что мы обсуждаем. Тут важно чётко себе представлять, что и зачем мы делаем.

Я не думаю, что, вываливая на всеобщее обозрение не предназначенную для этого дипломатическую переписку, можно вразумить мир, что из-за этого ведущие державы станут более прозрачными и открытыми, а их дипломаты более корректными в служебной переписке. Скорее всего, это окажет позитивное влияние только на развитие технических средств. Мы уже слышим, что надо кардинально улучшить системы защиты информации. В ответ начнут развиваться системы взлома этой защиты. Думаю, этим дело в итоге и ограничится.

— Как вы оцениваете реакцию нашего правительства?

— Все видели, она была довольно спокойной. В общем-то, это разумно. Ну, назвали американцы как-то Путина. Эмоционально реагировать на это чиновнику с высоты занимаемого поста было бы просто неуместно. Мне приятно, что наше высшее руководство вело себя достойно в этой ситуации.

— Ассанж грозится, что если его начнут серьезно преследовать, он опубликует какие-то более серьезные вещи. Могут ли его действия привести к осложнению отношений?

— Я не думаю, что это приведет к каким-то глобальным конфликтам. Если будет действительно что-то серьезное, это может вызвать чьи-то отставки. В ряде случаев, если дело касается не таких мощных государств как США, Россия, Франция, Британия, Германия, это может вызвать политические кризисы внутреннего или регионального порядка.

Опять же, главный вопрос — насколько это будет полезно для мира. Хотя Аристотель и говорил «Платон мне друг, но Истина дороже», надо понимать разницу между высокой философией и политикой. — Почему бы не рассмотреть моральный аспект этого вопроса? Произошло воровство, кто-то украл чужую информацию и шантажирует людей…

— Вы затронули очень важный аспект. Когда не очень продуманно вываливается какая-то информация, это снижает пафос человеческого восприятия, я уже говорил об этом. Кроме того, ведь опубликованные документы получены незаконно. Фактически, сайт выступил как торговец краденым. Хотя напрямую он ничем не торговал, но как посредник предложил краденное потребителю, и это, конечно, само по себе плохо.

Мне кажется, что отсутствие обсуждения этого аспекта в общественной дискуссии представляет собой большой минус. Это показывает, что воровство стало вполне допустимой вещью, получается, что современное общество к этому явлению бесчувственно.

— Хорошо, допустим, нам опасаться нечего, тогда какое воздействие окажут обнародованные материалы на такую информационно-закрытую страну, как Китай?

— Меня как раз удивила реакция Китая, потому что Китай — великая страна с замечательным прошлым, очень динамичным настоящим и перспективным будущим. И такая нервозная реакция китайского руководства не соответствует статусу страны. Как говорится, собака лает, караван идет. Слон не должен реагировать на Моську.

Кроме всего прочего, это и не прагматично. Ведь Интернет в Китае достаточно хорошо развит, пусть в крупных городах, но все же. Китайская молодежь умеет обращаться с ним, получать доступ к информации, умеет обходить ограничения и т.д. Наконец, огромное количество людей ездит за границу. Поэтому попытки откреститься или заблокировать публикации обречены. Я понимаю, если бы это было в Советском Союзе, когда все перекрыто, а тут-то зачем затеваться? Ведь китайское общество, пусть оно и не заявляет о многом громко, но всё понимает. Поэтому, я думаю, что здесь могла бы быть более спокойная реакция.

— Китай выступает не только экономическим соперником США, но и на политической арене ведет борьбу за сферу влияния в разных странах

— Да, Китай сейчас очень мощно работает по Украине, по Белоруссии, по Молдавии, в Средней Азии, что начинает оказывать позитивное влияние и на наши с ними отношения. Взять хотя бы Казахстан. Назарбаев прекрасно понимает, чем может закончиться слишком тесное общение с Китаем, потому что Китай смотрит на Казахстан как на свою законную территорию. Назарбаев стал держаться ближе к России, чтобы сбалансировать свое положение. А Украина и Белоруссия пока не чувствует того, что Китай их тоже рассматривает, как свою законную добычу. На мой взгляд, Россия занимает здесь не достаточно активную позицию.

— Кто в нашей стране определяет внешнюю политику — МИД?

— Нет, МИД по Конституции является инструментом, исполнителем, а основные направления во внешней и внутренней политике определяет президент. Мы имеем также сильного премьера и его верную правую руку Ушакова, который возглавляет подразделение, занимающееся внешними связями в аппарате правительства. — Считаете ли Вы, что Китай несет угрозу миру?

— Когда китайские военные начали разработку самолета, который, подобно американским самолетам, построенным по технологии «Стелс», будет невидим на экранах радаров, США официально запросили, зачем им это нужно, и против кого это делается. На что официальный Пекин ответил, что тем не надо волноваться, так как Китай в ближайшее время ни с кем воевать не собирается.

Тут надо помнить, что в китайской культуре есть понимание, что единственный народ, который имеет мандат Неба на управление миром — ханьцы, этнические китайцы, а все остальные должны быть вассалами Поднебесной.

Если же учесть, что ближайшее время для Китая длится лет 25, то есть над чем задуматься. Мы с вами еще будем жить в то время, и нам бы не хотелось никаких катаклизмов ни с Китаем, ни с кем-нибудь еще.

В конце концов, мировое господство может быть осуществлено Китаем и без применения военной силы. Многочисленные общины хуацяо (выходцы из Китая, проживающие в других странах) становятся все более влиятельными в экономиках, и не только, разных стран. К тому же, Пекин искусно использует в своих целях экономическую зависимость Запада. Можно влиять через ту же экономическую инфильтрацию. Китайцы теперь предлагают выкупить суверенный долг Португалии и Испании. Понятно, что при экономикоцентризме, в котором живет западная цивилизация, европейские страны, чьи долги будут проданы Китаю, попадут в зависимость от него. Как видим, вопросы можно решать и таким образом.

Наконец, мы понимаем, что с Америкой никто не хочет воевать не потому, что она сама активно воюет в последнее время, а потому, что видят, какой колоссальной военной силой она обладает. Если у Китая будет сопоставимая военная мощь, он, вполне возможно, станет господином мира просто потому, что с ним никто не захочет связываться. Как говорил в прошлом великий полководец У-Цзы: «Настоящая победа — та, что одержана без вступления в битву».

Мне все же думается, что монополярный мир несостоятелен. Так, Америка уже поняла, что монополярный мир невозможен, что они не могут взять на себя все. Это закон природы. Для того чтобы жизнь существовала, нужно разнообразие. Не может быть какого-то одного центра, из которого всем управляют, это противоречит законам жизни.

Хотя Китай и считает, что он единственный, кто понимает, как надо управлять, надо иметь в виду, что если нечто становится слишком монолитным, то оно сразу превращается в кладбище. Только на погосте все равны, у всех могилка одного размера, тела всех съедены червями, и лежат себе косточки в одном положении у всех.

— В истории человечества всегда находились те, кто хотел разговаривать с позиции силы

— Конечно, но в чем заключается эта сила? Если это сила аргумента, мы согласимся с мудростью, и не посчитаем для себя зазорным согласиться. Если у вас несколько детей, вы знаете, что к одному ребенку нужен один подход, а к другому — другой. Вот у меня 5 детей, я прекрасно понимаю, что говорить с одним, как с другим, бесполезно. — Возможно ли построить идеальное общество без войн? Для этого нужно лишь позволить каждому идти своей дорогой и уважать его право?

— Безусловно, идеального мира быть не может, человек не идеален, идеал возможен только на небесах, но взаимного доверия можно достигнуть. Без доверия вообще ничего не сделать — вы ничего не купите, если не доверяете производителю. Без доверия к человеку не будет общения, или вы будете общаться с другим внешне, но к своим подлинным мыслям, настроениям вы его не допустите.

Тот же Китай, расширяя сферу своего влияния, тоже апеллирует к ценностям, тоже их пропагандирует, пытается продвинуть. Другой вопрос, насколько успешно это происходит. — Не только Китай, США тоже пытается играть роль мирового полицейского, решает — вводить войска или нет, в дела каких стран вмешиваться

— Соблазн велик. У меня есть большое подозрение, что при вводе войск в Афганистан у американцев были такие настроения: вот, у Советов не получилось, а у нас получится, мы всем покажем, как надо!

Они совершили те же ошибки, что и мы, завязли в войне, и западная коалиция там находится сейчас в том же положении, в каком был режим Наджибуллы накануне вывода наших войск.

Война с Ираком явилась попыткой в очередной раз показать миру, что они могут, после того, как завязли в Афганистане. Эти два конфликта показали Америке, что эйфория начала 90-х годов не оправдала себя. И Америка ныне более аккуратно подходит к вопросам применения физической силы, чем раньше.

В политике вообще нельзя быть идеалистом. Надо понимать, что кивание на недостатки другого всегда имеет свой предел. Например, американцы корили СССР за нарушение прав человека. Мы же им отвечали в том смысле, что, мол, посмотрите на себя — у вас негров линчуют. Так поговорили, что до сих пор в себя прийти не можем.

— Спасибо, вернемся к Джулиану Ассанжу. Ваше мнение, какое наказание может быть применено в итоге, да и будет ли он наказан?

— Неизвестно. Я думаю, что будут обсуждаться какие-то варианты сделки, потому, что с одной стороны, конечно, американцы очень недовольны тем, что случилось. Кому будет приятно, если такое вываливают на всеобщее обозрение. Но с другой стороны, в Америке есть независимый суд, и если им будет принято политически мотивированное решение, то это разрушительным образом подействует на саму американскую систему. Недаром пытки в лагере Гуантанамо были признаны, а узники, у которых показания были выбиты, были оправданы.

Поэтому здесь возможны варианты, даже если Ассанж окажется в Америке. А он может там и не оказаться, потому что Великобритания не хочет быть домашней собачкой американцев.

— Кроме США и Британии есть еще Швеция, которая вовлечена в преследование Ассанжа

— В Швеции довольно странная история с двумя девушками. Я не представляю себе женщину, которую можно заставить заняться сексом так, как она того не хочет. Если говорить об Америке, я думаю, что есть варианты. Я уверен, будет блестящая защита, потому что это выигрышное дело. Не важно, выиграно оно будет или проиграно, но адвокат сможет блеснуть своим талантом, стать очень популярным, всемирное освещение в СМИ ему будет обеспечено.

— Благодарю Вас за интересную беседу


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • ЦСКА – ПАОК: российская команда обыграла греческую
  • Зимой не до скуки
  • Новый BMW X3 будут собирать в России
  • Футбольный матч «Рубин» - «Твенте»: счет 2:0 в пользу голландцев
  • Чемпионат Европы. Стартовали с победы

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top