Директор Фонда Ельцина Александр Дроздов: «Неожиданности будут потому, что мы имеем дело с Россией»


Директор Фонда Ельцина Александр Дроздов. Фото: Ульяна Ким. Великая Эпоха (The Epoch Times)Директор Фонда Ельцина Александр Дроздов. Фото: Ульяна Ким. Великая Эпоха (The Epoch Times)Имя Бориса Николаевича Ельцина неизменно связывают с целой эпохой в истории нашей страны. И через десять лет, с тех пор как он покинул пост президента, в народе нет однозначного понимания его роли в становлении новой России.

Сегодня он скорее непопулярен в народе, чем любим или признан. Почему личность Ельцина до сих пор не оценена? В беседе с исполнительным директором фонда Ельцина Александром Дроздовым мы говорили о времени и о судьбе России.

— Александр Алексеевич, в Екатеринбурге на открытии памятника Ельцину президент Медведев заявил о необходимости оценить значимость преобразований, проведенных Борисом Николаевичем. О каких преобразованиях говорил наш президент?

А.Д.: Базовые ельцинские идеи, конечно, и сегодня являются той основой, на которой формально стоит российское государство. Я имею в виду фундаментальные демократические ценности: рыночную экономику с ее незыблемым правом собственности, которое создает нацию, свободу политического рынка, свободу прессы, независимые суды, честные выборы, всё это – принципы нашей Конституции, которую никто не отменял.

Их привнес в нашу жизнь Ельцин и люди, которые вместе с ним делали историю. Меня занимает, в чем причина переименования 90-х годов в «лихие»? Было ли это стремлением сохранить власть и себя во власти? Ежели так, то, по-моему, для этого совершенно нет нужды ставить под сомнения ценность 90-х годов. В Конституции сформулирована вся Новая русская идея, а с ней власть не пропадет.

— Может быть, происходили какие-то смысловые изменения по отношению к сути происходящего?

А.Д.: На мой взгляд, маятник уехал далеко в противоположную сторону. Какие бы цели люди перед собой не ставили, добившись того, что называется ныне стабильностью (очень условное, с моей точки зрения, понятие), этот результат не совпадает с реальностью.

— Нет ли у Вас ассоциации с 1991 годом в оценке последних событий, происходящих в арабских странах?

А.Д.: Аналогия с 91-м годом напрашивается, и прежде всего, с точки зрения спонтанности, всеохватности и, главное – накала эмоций, в выражении недовольства жизнью. У нас эти чувства в силу нашей культурной традиции залегают где-то глубоко и переживаются непублично. Хотя неудовлетворенность и раздражение, порой даже не осознанные, просто витают в воздухе. Вы же наверняка улавливаете высокий градус агрессивности, вспыхивающей, как говорится, на ровном месте. Я уж не говорю о каких-то мало-мальски серьезных поводах. Противоречия могут накапливаться очень долго, а разрешаться – в один краткий исторический миг.

— В чем Вы видите основную причину недовольства?

А.Д.: Самый ключевой момент, на мой взгляд, в системном, тотальном отставании нашего общества от реального времени, в отсутствии его упреждающей реакции на те или иные события. Ну, и что, по-вашему, должен чувствовать человек, опаздывающий и догоняющий время? По-моему, стресс. И в то же время, сегодняшние средства массовой информации, в первую голову — телевидение, разворачивают фантастические картины бытия, на фоне которых фундаментальные проблемы превращаются в отдельные недостатки. Но, заметьте, почему-то не исчезают из нашей жизни. Если попросту, все приоритеты в СМИ опрокинуты вверх дном: взрослого разговора с обществом не получается.

Значит, люди, безоговорочно доверяющие тому, что называется у нас «четвертой властью», попросту не понимают сути происходящего с нашей страной. А ведь мы, вообще-то, находимся в стадии затяжного кризиса, кризиса системного, мировоззренческого, общественно-политического.

И, главное, мы абсолютно не желаем вслух рассуждать на эти темы, взглянуть на себя в зеркало. А между тем, внутренние и внешние риски нарастают безостановочно.

— Как достичь стабильности общества? Похоже, что в этом заинтересованы все: и оппозиция, и сторонники Медведева и Путина.

А.Д.: С моей точки зрения, для того, чтобы качественно изменить ситуацию, нужно вернуть обществу динамику развития, начать доверять народу и раскрепостить его, дать людям возможность почувствовать себя ответственными автономными личностями, настоящими гражданами. Это касается и обеспечения права собственности, и качества выборов, и многого другого.

Я верю, что если будет проявлена политическая воля по-настоящему модернизировать современную Россию, а не только Сколково, у нас еще будет шанс вернуть себе статус великой державы. Сама постановка задачи модернизации очень своевременна, но только если понимать под этим модернизацию общественно-политической и экономической системы России.

— Многие аналитики связывают ельцинский период правления со свободными выборами. Возможно ли в нынешних условиях прогнозировать исход выборов 2012 года как свободных?

А.Д.: Если исходить из бесконечной случайности мира, на чем настаивал Кант, в этом можно даже не сомневаться. Свободные выборы — это важный элемент демократии в христианском мире, а мы, вроде как, часть этого мира, и с самой демократией в ладах (тут читай Конституцию). Право, не могу взять в толк, что может помешать свободным выборам 2012 года. Разве что какая-нибудь случайность?

А сами по себе выборы — это ни хорошо и ни плохо, просто это работает, доказывает свою эффективность. Только надо упражняться как следует. Это значит регулярно и без нарушения режима. Только так можно научиться демократии. Отказавшись поначалу от выборов губернаторов, мы отступили далеко назад. Система назначений накрывает и муниципальный уровень.

— Каковы шансы у тех лидеров, которые заявили о своем желании баллотироваться на выборах в президенты в следующем году?

А.Д.: Для того, чтобы позиции этих лидеров могли составлять адекватную конкуренцию действующим лидерам, им, в первую очередь, должны быть предоставлены равные условия для работы с людьми, нужно пространство для диалога, ристалища для дискуссий. Где набираться политического опыта, как донести до людей свои взгляды, если спортзал закрыт?

Для большинства граждан за кадром остается суть программ, с которыми оппозиционеры пойдут на выборы. Площадь Маяковского – далеко не для всех, и для большинства одного лозунга «Долой!» явно недостаточно, потому, что человек довольствуется малым. Устроен он так. А в России, с ее опытом аскезы, народ очень осторожен, недоверчив и устал, потому что двадцать лет живет в состоянии стресса. Налицо падение исторической динамики.

Это очень тревожный момент, потому что мы обязаны пройти через этот кризис и выйти из него обновленными, наработав какое-то новое качество. А строго говоря, без этого подлинная модернизация и невозможна.

— В трудные времена Россия неоднократно приглашала иностранцев управлять страной, среди них — известные имена женщин-правительниц. Возможно ли повторение такого сценария, каким бы абсурдным он не казался?

А.Д.: Да, женщины в русской истории, случалось, играли выдающуюся роль. Но, заметим, преимущественно, женщины-иностранки. У нас любой умный человек, он вроде как уже иностранец. Ну, или, на худой конец, еврей. А уж если он еще и чего-то там себе рассуждает, все недоволен, бубнит под свой нос – так это чистый клеветник, вражина. Тут один депутат Госдумы поведал на днях, что страной-де немцы управляют. Ну, и где оно – немецкое качество, спрошу я его? Страна вот-вот получит жесточайший исторический урок, который может подвести итоги цивилизационного провала 1917 года (вот это я вам доложу, была катастрофа так катастрофа). А у нас тут все спор идет про стороны света – Запад или Восток, а может Евразия…

— А Татьяна Юмашева не готова выйти сегодня, и продолжить дело отца?

А.Д.: Она намерена ограничиваться сферой частной жизни. Хотя, это был бы сильный лидер. Вы уж простите мне мою необъективность.

— Может ли судьба России решаться не в столице, а на ее окраине?

А.Д.: Почему-то считается, что провинция в спячке, окраину расшевелить-де сложно. А её и не надо шевелить. Столичный житель даже не подозревает, какие вызовы вызревают на наших границах. Кто сказал, что они вечные? И государство не вечно, потому что всё конечно. Любое государство держится на доброй воле граждан, которые с утра до вечера заняты воспроизводством существующей системы общественных отношений, но при этом даже не подозревают, что это именно так и следует понимать. В один прекрасный день им это может надоесть, или возникнут какие-то иные резоны. Точно сказано: самолеты падают, когда все пассажиры одновременно закрывают глаза. Надеюсь, этого не произойдет, несмотря на усталость.

Но считаю, что неожиданности могут быть потому, что мы имеем дело не с одной Россией, их много разных. И это все – моя страна, которой ничего кроме счастья и достатка не желаю.

— Вы доверяете информации в СМИ о баснословных богатствах Путина, о дорогостоящих приобретениях?

А.Д.: Честно говоря, у меня на сей счёт смешанные ощущения. С одной стороны, многие зарубежные руководители не скрывают своих богатств, ну, и почему наши начальники должны быть бедными? Особливо притворяться бедными. Здесь не помешала бы ясность правил поведения. И это подразумевает, с другой стороны, что первые лица не должны давать поводов для интерпретаций. Как там говаривал Михаил Сергеевич: «Больше света, господа, больше света!»

— Хорошо, почему через столько лет молчания руководство страны решило столь широко отметить 80-летие со дня рождения Бориса Николаевича?

А.Д.: Полагаю, что первые лица всегда понимали, какую роль сыграл этот человек в судьбе России и в их собственной судьбе. Но признательность – не единственный и не самый важный мотив, так же, как и требования государственного протокола. Исчерпала себя пустая, ложная пропагандистская схема противопоставления «девяностых » и «нулевых». Мы, сегодняшние, выйдя из горбачевской перестройки и эпохи Ельцина, живем в совершенно новой стране. Есть люди, не готовые, не желающие принять эту правду. Может, это не самая сладкая правда. А другой и не будет, ведь это и есть жизнь.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Миланская Неделя моды 2011: коллекция Джона Ричмонда сезона осень-зима
  • Миланская мода 2011: коллекция Альберты Ферретти сезона осень-зима
  • Сезон осень-зима 2011 на лондонской Неделе моды
  • Лондонская неделя моды: коллекция Jasper Conran сезона осень-зима 2011
  • Девять респектабельных преступников управляют миром


  • Top