Стихи о птицах

Зяблик. Фото: Николай БогатыревЗяблик. Фото: Николай Богатырев

Зяблик

Весной в саду я зяблика поймал.

Его лучок захлопнул пастью волчьей. Лесной певец, он был пуглив и мал, Но, как герой, неволю встретил молча.

Он петь привык лесное торжество Под светлым солнышком на клейкой ветке. Нет! Золотая песенка его Не прозвучит в убогой этой клетке!

Упрямец! Он не походил на нас, Больных людей, уступчивых и дряблых, Нахохлившись, он молчаливо гас, Невольник мой, мой горделивый зяблик.

Горсть муравьиных лакомых яиц Не вызвала его счастливой трели. В глаза ручных моих домашних птиц Его глаза презрительно смотрели.

Он всё глядел на поле за окном Сквозь частых проволок густую сетку, Но я задернул грубым полотном Его слегка качавшуюся клетку.

И, чувствуя, как за его тюрьмой Весна цветет всё чище, всё чудесней,— Он засвистал!.. Что делать, милый мой? В неволе остается только песня!

Дмитрий Кедрин
Журавли

От грустных дум очнувшись, очи Я подымаю от земли: В лазури темной к полуночи Летят станицей журавли.

От криков их на небе дальнем Как будто благовест идет — Привет лесам патриархальным, Привет знакомым плесам вод!..

Здесь этих вод и лесу вволю, На нивах сочное зерно… Чего ж еще? ведь им на долю Любить и мыслить не дано…

Аполлон Майков

Дрозды

На захолустном полустанке Обеденная тишина. Безжизненно поют овсянки В кустарнике у полотна.
Бескрайный, жаркий, как желанье, Прямой проселочный простор. Лиловый лес на заднем плане, Седого облака вихор.
Лесной дорогою деревья Заигрывают с пристяжной. По углубленьям на корчевье Фиалки, снег и перегной.
Наверное, из этих впадин И пьют дрозды, когда взамен Раззванивают слухи за день Огнем и льдом своих колен.
Вот долгий слог, а вот короткий. Вот жаркий, вот холодный душ. Вот что выделывают глоткой, Луженной лоском этих луж.
У них на кочках свой поселок, Подглядыванье из-за штор, Шушуканье в углах светелок И целодневный таратор.
По их распахнутым покоям Загадки в гласности снуют. У них часы с дремучим боем, Им ветви четверти поют.
Таков притон дроздов тенистый. Они в неубранном бору Живут, как жить должны артисты. Я тоже с них пример беру.
Борис Пастернак
Синица
Слышу я: звенит синица Средь желтеющих ветвей; Здравствуй, маленькая птица, Вестница осенних дней!

Хоть грозит он нам ненастьем, Хоть зимы он нам пророк — Дышит благодатным счастьем Твой веселый голосок.

В песенке твоей приветной Слух пленен ужели ж мой Лишь природы безответной Равнодушною игрой?

Иль беспечно распевает И в тебе охота жить — Та, что людям помогает Смерть и жизнь переносить?

Иван Тургенев
Соловей

На холме, сквозь зеленой рощи,

При блеске светлого ручья,

Под кровом тихой майской нощи,

Вдали я слышу соловья.

По ветрам легким, благовонным

То свист его, то звон летит,

То, шумом заглушаем водным,

Вздыханьем сладостным томит.

Певец весенних дней пернатый,

Любви, свободы и утех!

Твой глас отрывный, перекаты

От грома к нежности, от нег

Ко плескам, трескам и перунам,

Средь поздних, ранних красных зарь,

Раздавшись неба по лазурям,

В безмолвие приводят тварь.

Молчит пустыня, изумленна,

И ловит гром твой жадный слух,

На крыльях эха раздробленна

Пленяет песнь твоя всех дух.

Тобой цветущий дол смеется,

Дремучий лес пускает гул;

Река бегущая чуть льется,

Стоящий холм чело нагнул.

И, свесясь со скалы кремнистой,

Густокудрява мрачна ель

Напев твой яркий, голосистый

И рассыпную звонку трель,

Как очарованна, внимает.

Не смеет двигнуться луна

И свет свой слабо ниспускает;

Восторга мысль моя полна!

Какая громкость, живность, ясность

В созвучном пении твоем,

Стремительность, приятность, каткость

Между колен и перемен!

Ты щёлкаешь, крутишь, поводишь,

Журчишь и станешь в голосах;

В забвенье души ты приводишь

И отзываешься в сердцах.

О! если бы одну природу

С тобою взял я в образец,

Воспел богов, любовь, свободу, —

Какой бы славный был певец!

В моих бы песнях жар, и сила,

И чувствы были вместо слов;

Картину, мысль и жизнь явила

Гармония моих стихов.

Тогда б, подобно Тимотею,

В шатре персидском я возлег,

И сладкой лирою моею

Царево сердце двигать мог:

То, вспламеня любовной страстью,

К Таисе бы его склонял;

То, возбудя грозой, напастью,

Копье ему на брань вручал.

Тогда бы я между прудами

На мягку мураву воссел,

И арфы с тихими струнами

Приятность сельской жизни пел;

Тогда бы нимфа мне внимала,

Боясь в зерцало вод взглянуть;

Сквозь дымку бы едва дышала

Ее высока, нежна грудь.

Иль, храбрых россиян делами

Пленясь бы, духом возлегал,

Героев полк над облаками

В сияньи звезд я созерцал;

О! коль бы их воспел я сладко,

Гремя поэзией моей

Отважно, быстро, плавно, кратко,

Как ты, — о дивный соловей!

Г.Р. Державин

Малиновка

Ты выпорхнешь, малиновка, из трех

малинников, припомнивши в неволе,

как в сумерках вторгается в горох

ворсистое люпиновое поле.

Сквозь сомкнутые вербные усы

туда! — где, замирая на мгновенье,

бесчисленные капельки росы

сбегают по стручкам от столкновенья.

Малинник встрепенется, но в залог

оставлена догадка, что, возможно,

охотник, расставляющий силок,

валежником хрустит неосторожно.

На деле же — лишь ленточка тропы

во мраке извивается, белея.

Не слышно ни журчанья, ни стрельбы,

не видно ни Стрельца, ни Водолея.

Лишь ночь под перевернутым крылом

бежит по опрокинувшимся кущам,

настойчива, как память о былом —

безмолвном, но по-прежнему живущем.

Иосиф Бродский


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Шварценеггер станет героем анимационного сериала
  • Кэтрин Зета-Джонс лечится в психиатрической клинике
  • Трёхмерный мир «Рио»
  • Простые, но важные вещи, о которых мы забываем. Из народной мудрости
  • Настоящие поэты


  • Top