Новый взгляд на роль музеев в современном мире


Фотографы на премьере экспозиции цилиндра Кира в Национальном иранском музее в Тегеране в прошлом году. Экспонат 6 века до н.э. был предоставлен Ирану Британским музеем Лондона. Фото: Atta Kenare /AFP /Getty ImagesНажмите на фото, что бы открыть галерею!

В мире много рекламы фильмов-блокбастеров и театральных представлений с аншлагами. Гораздо реже мы слышим о музейных выставках, собирающих большую аудиторию. Но сейчас пыльные полки и скрипящие полы музеев 20-ого столетия стремительно отходят в прошлое.

Музейные выставки, пользующиеся популярностью сегодня — это сочетание старинных артефактов с современными технологиями, дигитальными экранами и даже живыми представлениями.

Вот конкретный пример: печально знаменитый «Титаник». Посвященная ему выставка, на которой уже побывало 20 миллионов человек, и сейчас волнует сердца людей всего мира.

Эндрю Сайерс, директор Национального музея Австралии в Канберре, говорит, что работникам музеев необходимо привлекать публику, чтобы вносить свой вклад в развитие культуры общества, а для этого необходимо постоянно и всесторонне развиваться.

Национальная самобытность

Государственное значение музеев состоит в том, что они отражают историю нации.

Но, по его словам, это очень сложная проблема. Для примера, он напомнил о скандале, произошедшем в результате заявления французского президента Николя Саркози, что «новый музей истории Франции, который планируется открыть в здании национального архива в Париже, должен «укрепить национальную самобытность».

Критики государственной иммиграционной политики Саркози немедленно выразили опасения, что это может усилить негативный настрой в отношении иммигрантов.

«Многие французские историки и музееведы обеспокоены тем, что этот музей станет попыткой укрепить националистические взгляды на то, кого считать французом», — заявил г-н Сайерс.

«Национальную самобытность нельзя показать в рамках одной господствующей нации, поскольку все население страны представляет собой неразрывно связанную общность, — считает Сайерс. — Отталкиваясь от подобной исходной точки, мы можем перейти к идее о гражданстве и далее к вопросу об ответственности музея за то, как он интерпретирует те или иные вопросы».

Мягкая сила

Сайерс считает, что, в какой интерпретации музей предоставит сведения об имеющихся у него материалах, имеет не только местное, но и международное значение.

Выступая в институте Лови, Сайерс отметил возросшую посольскую роль музеев. «Так, британское правительство выработало четкую стратегию, используя культурный обмен для содействия отношениям между странами», — объяснил он.

Он привел слова Джереми Ханта, госсекретаря Великобритании, который в своем недавнем письме Британскому музею подчеркнул важность для министерства иностранных дел культурных связей музеев, задающих направления для работы в международных отношениях.

Однако директор музея также добавил, что культурные учреждения не должны превращаться в «рупоры» правительственной пропаганды.

«Это важная отправная точка. Культурные организации должны быть независимыми», — заявил он в своем выступлении перед аудиторией института Лови.

Далее он привел отрывки из обзоров прессы о выставке, посвященной австралийским аборигенам под названием «Культурные войны», которая была привезена в США.

«Несмотря на свою корректность, выставка превзошла все ожидания. Самым важным является то, что она признала государственный расизм, существовавший в стране на протяжении истории», — говорится в обзоре «Вашингтон Пост».

По словам Сайерса, выставка принесла «пользу интересам Австралии в США именно благодаря тому, что она была бескомпромиссной, критичной и имела политическую направленность, а не вопреки этим факторам».

«Музеи также хорошо осведомлены о своей роли в создании мостов между странами и действуют по собственной инициативе», — заявил он. Он привел в пример Британский музей, который в этом году предоставил для выставки Национальному музею Ирана древний вавилонский цилиндр с клинописью (Цилиндр Кира).

Сайерс процитировал слова Карена Армстронга, куратора Британского музея, который сказал: «Этот культурный обмен стал пусть небольшим, но своевременным вкладом в улучшении отношений между Западом и Ираном».

Возвращение артефактов на родину

«Музеи извлекли немалую пользу от цифровой революции, — говорит Сайерс, — однако они и ранее были тесно связаны друг с другом».

«Колониальные музеи рассматривали себя как часть существующего международного сообщества по обмену материалами и научными знаниями, — говорит он. — Британский музей, Лувр и расположенный в Вашингтоне Музей Смитсоновского института заслужили всеобщее признание благодаря своим коллекциям экспонатов, собранных со всего мира и считаются музеями мирового значения».

«Однако среди мировых музеев ведутся дискуссии в вопросах о праве на собственность», — сказал он, имея в виду неутихающие споры между Британским музеем и властями Греции о мраморе Элгина.

Фрагменты и детали Парфенона и других зданий Акрополя в Афинах был вывезены в начале 19-ого века 7-ым графом Элгин Томасом Брюсом, британским послом в Оттоманской Империи.

Несмотря на то, что вопрос между Великобританией и Грецией по-прежнему не решен, репатриация культурных артефактов приобрела большее значение для роли музеев.

Он привел в пример Национальный австралийский музей, который вернул общинам аборигенов и коренным жителям островов Торресова пролива останки скелетов свыше 1000 экспонатов и 360 предметов культа.

«Этот международный обмен осуществляется двумя путями. Во-первых, Национальный музей оказывает помощь в репатриации останков из зарубежных музеев, которые дали на это согласие. Это часто происходит тихо и без какого-либо обнародования. Во-вторых, «чувствительные» с этической точки зрения экспонаты из австралийских коллекций передаются общинам индейцев и маори», — объяснил Сайерс.

Поскольку директоры музеев ищут новые способы привлечения посетителей, он привел в пример выступления танцоров и музыкантов во время австралийской выставки «Культурные войны».

«Музеи рассматриваются лишь как коллекция экспонатов, часто недооценивая человеческий фактор. Однако именно зрители имеют ключевое значение для нашей роли в будущем и способны оказать наиболее сильное влияние», — сказал он.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Ушел из жизни знаменитый писатель Эрнесто Сабато
  • Алексей Воробьев едет на Евровидение 2011. Последняя пресс-конференция
  • Шедевр Алма-Тадема будет представлен на аукционе Sotheby
  • ХIII Московский Всероссийский Фестиваль «Русская драма» в Москве
  • Американская Академия кантри-музыки вручила награды


  • Top