Стихи Анатолия Добровича. Поэты по субботам


Стихи Анатолия Добровича. Поэты по субботам

Анатолий Борисович Добрович — русский писатель и поэт, литературный критик, врач-психиатр, автор популярных книг по психологии и психотерапии. Родился в Одессе, жил в Москве. С 1988 года живет в Израиле. Автор 13 популярных книг по психологии и психотерапии, поэтических сборников «Монологи» «Линия прибоя», член редколлегии литературного журнала «22».

Анатолий Добрович, поэт. Фото предоставлено автором стихотворенийАнатолий Добрович, поэт. Фото предоставлено автором стихотворений
В МОСКВУ!

*** Былое чувство улья. Сухой листвы дыханье. Москва моя, Москвуля мелькает на экране. Еще не всё успели заставить новоделом. Еще трамваев трели с доски крошатся мелом. Еще мне запах дорог реки, цветущей липы, пылающих конфорок, асфальта и олифы. И снег, прибитый солью, и ранние фиалки, и бравый дьякон Коля, сосед по коммуналке. И в белой шубе выдох, и плещущие флаги, и на платформах мытых волна воздушной тяги. И древние палаты в наличниках добротных, и Шумана раскаты в консерваторских окнах. Всё трелью балалаечной с Даниловского рынка: «Подколокольный», «Балчуг», «Подсосенский», «Стромынка»… Осмысленная юность в безмолвье стала падать. И жизнь так просто сдунуть, и не изымешь память. Бат-Ям, ноябрь 2010

*** Если думать сухо, без затей – разложился личностный каркас. То ли мы отбрасываем тень, то ли тень отбрасывает нас. Загнанный в серёдку бытия, ты транжиришь взятое в кредит. А реален тот, кто на тебя невзначай из зеркала глядит. И настанет этот странный час: связь развалится. Он – не повторит твоих гримас, ты – не переймёшь его лица. 25 – 26 марта 11

*** Виллену Кандрору

И наливались, как плоды, предметы, личности, явления, склоняя игры и труды к соблазну миропостижения.

Стремящимся напасть на след – что окрики? Что койка в Кащенко? Сходился правдою ответ, не выданный в конце задачника.

И не был плюс отменой минуса для тех, кто чтеньем опоён. И побуждая разум сдвинуться, вдруг раздвигался окоём.

*** Принимаю тебя, неудача… А. Блок Среди сталинских серых строений, захватив маломальский просвет, изобилие форм, наслоений изменило московский проспект.

Свежий храм и сверкающий офис. Магазин. Магазин. Магазин. Этих новшеств неполную опись я с опаской в себя загрузил.

Этот вызов объемов и линий, облеченных в стекло и металл, я вполне оценил, но не принял. Не увлекся. Не возмечтал.

Так старик избегает романа, хоть влюблен. Уж какой тут роман. Мегаполис глядится нормально. Он вальяжен, приветлив, румян.

Нарастающей силы не пряча, капитал поднимая на щит, о себе заявляет удача. Неудача, потупясь, молчит.

Ест самсы у бессчетных киосков, смотрит книжки, толпясь у лотков. Нарядилась пасхальная Moscow. Глаз приметлив и говор толков.

Эти лица, внушенные с детства как родные… Ничто не мертво. Отголоском священного действа – дробный шаг в переходах метро. Мы спешили, спешили, спешили. Вот и этих заели дела. Только головы им заменили, а улыбка, как прежде, мила.

Горожане одеты не бедно. Псы весёлые на поводке. И цветы к предстоящей обедне у мужчин и у женщин в руке.

Все привычнее новые цепи: предприимчивости, барыша, накопления… Благо, что в церкви о себе вспоминает душа. апрель 2011


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Василий Иванович Суриков - мастер масштабных исторических полотен
  • Современная цивилизация, современные люди и современные болезни
  • Мальчик пишет "шалом". Фото-стихо-творения
  • Поэзия Николая Рубцова
  • Канны 2011: фотоколл команды фильма "Пираты Карибского моря: На странных берегах"


  • Top