Будущее Китая: три сценария возможных перемен


Кошмар компартии Китая: толпы западных берлинцев перед Берлинской стеной утром 11 ноября 1989 года. Они смотрят, как пограничники Восточной Германии сносят часть стены. С тех пор, как рухнул коммунизм в Восточной Европе и Советском Союзе, КПК пытается избежать подобной судьбы. Фото: Gerard Malie /AFP /Getty ImagesКошмар компартии Китая: толпы западных берлинцев перед Берлинской стеной утром 11 ноября 1989 года. Они смотрят, как пограничники Восточной Германии сносят часть стены. С тех пор, как рухнул коммунизм в Восточной Европе и Советском Союзе, КПК пытается избежать подобной судьбы. Фото: Gerard Malie /AFP /Getty ImagesДвадцать лет назад, когда рухнул коммунистический режим в бывшем Советском Союзе и Восточной Европе, все гадали, когда подобный коллапс коммунизма произойдёт в Китае.

В последние месяцы ещё одна волна демократических движений изменила политический ландшафт на Ближнем Востоке, и люди снова обсуждают, что может произойти в Китае в ближайшем будущем.

На сегодняшний день значительная часть общественности на Западе считает, что коммунистический режим сильнее, чем когда-либо. Николас Кристоф на страницах New York Times резюмирует, что, если в сегодняшнем Китае провести свободные выборы, коммунистическая партия Китая (КПК) одержит убедительную победу. Он считает, что китайский народ удовлетворён коммунистическим режимом правления.

Китайские диссиденты на Западе, с другой стороны, убеждены, что КПК находится на грани краха, и крайне уязвима. Вэй Цзиншэн, борец за свободный Китай, отметил, что китайский коммунистический режим очень похож на испуганную птицу, и он трепещет при любом признаке общественных беспорядков. Вэй пришёл к заключению, что это — начало конца режима КПК.

Несмотря на крайность взглядов учёных, диссидентов и активистов относительно будущего Китая, все, кажется, сходятся в одном — что-то должно измениться.

Какие же изменения могут произойти? Перемены «сверху»: советская модель

Перестройка Горбачёва, фактически, произошла во второй раз. Лидер бывшего Советского Союза решил оторваться от своего предшественника. До него был Хрущёв, разоблачивший на XX съезде партии в 1956 году культ Сталина.

Мао Цзэдун, бывший китайский коммунистический диктатор, начал идеологическую войну против Хрущева в защиту Сталина, которого он считал одним из самых важных наставников революции в Китае. Он подверг критике Хрущёва и начал «Культурную революцию» в 1966 году для того, чтобы предотвратить то, что произошло со Сталиным.

Ценой социально-экономической катастрофы и миллионов жизней Мао упреждающим ударом успешно «вычистил» своих потенциальных политических конкурентов и сохранил свой статус «великого кормчего». Сегодня его портрет вместе с портретами Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина висит на стенах Запретного города.

Недавно песни и танцы, которые были популярны во время «Культурной революции», опять стали модными, поскольку некоторые из лидеров КПК пытаются вернуть наследие Мао, чтобы одержать верх в предстоящей борьбе за власть.

Во время краха коммунистических режимов в бывшем Советском Союзе и Восточной Европе в 1989 году, Дэн Сяопин, тогдашний лидер КПК, использовал армию, убив тысячи студентов и учёных, выступивших на площади Тяньаньмэнь за политические реформы и протестовавших против коррупции чиновников.

С тех пор предотвращение советского сценария краха коммунистического режима стало навязчивой идеей для КПК. Научно-исследовательским институтом марксизма-ленинизма (мозговой центр руководителей КПК) и школой китайского Центрального Комитета коммунистической партии (подготовительная школа для лидеров КПК) были проведены систематические исследования по этому вопросу.

По данным исследования, опубликованного в 20-летнюю годовщину краха коммунистического правления в бывшем Советском Союзе и Восточной Европе, существуют следующие причины распада системы:

1) основные лидеры партии предали марксизм и ленинизм; 2) партия потеряла контроль над средствами массовой информации и пропаганды; 3) партия потерпела неудачу в экономическом развитии; 4) широкое распространение коррупции в рядах коммунистической партии.

КПК усердно старается извлечь из этого уроки. Она создала систему, чтобы выбирать преемника, верного коммунистической доктрине, чья сила уравновешивается шестью-восемью другими членами так называемого коллективного руководства. Партийные лидеры пристально следят друг за другом, чтобы убедиться, что КПК сможет сохранить контроль над страной.

Они вложили значительные средства в контроль над СМИ и Интернетом, не только блокируя и отсеивая информацию, но и наняв большую группу людей, пишущих комментарии, чтобы влиять на общественное мнение в пользу КПК.

КПК также удалось поддерживать быстрый рост экономики на протяжении почти двух десятилетий за счёт нанесения непоправимого ущерба экологии, а также нарушения трудовых прав.

Единственное, что КПК до сих пор не контролирует — это коррупция. Коррупция разрослась настолько, что любые серьёзные попытки в кампании по борьбе с коррупцией, безусловно, влияют почти на все коммунистические кадры, и естественно приводят к вопросу о легитимности КПК. В итоге, можно утверждать, что советская модель перемен сверху вряд ли приживётся в Китае.

Перемены с «середины»: модель Ближнего Востока

За последние 20 лет коммунистического режима в Китае кое-что изменилось. Люди, которые живут в городе, работают на правительство, служат в армии, преподают в университетах, имеют полезные профессиональные навыки, или открывают частные предприятия, в определённой степени выиграли от экономического роста.

Чтобы развиваться экономически, КПК должна опираться на этих людей и их работу. КПК должна хорошо им платить, чтобы они помогали КПК накапливать богатства. Когда члены общества становятся бенефициарами экономической политики КПК, они в наименьшей степени участвуют в каких-либо политических движениях против диктатуры КПК.

Эти люди, однако, не обязательно ярые последователи КПК. Они просто делают всё возможное, чтобы выжить, или даже процветать в этом процессе. У них нет иллюзий и заблуждений, что Китай будет оставаться таким же долгое время. Они спокойно вывезли свои семьи за рубеж, перевели свои деньги за границу, и готовы работать в Китае даже в критических условиях. Вряд ли они начнут революцию против КПК. Перемены «снизу»: восточноевропейская модель

КПК не желает политических реформ. Она будет продолжать свою экономическую политику, которая уже привела к опасно крупной разнице в доходах. Она не смогла обуздать коррупцию чиновников на всех уровнях. Следовательно, общественное недовольство компартией будет продолжать расти. КПК будет усиливать давление, чтобы заглушить возмущения, и революция снизу, естественно, произойдёт, рано или поздно.

Результаты такой революции в Китае трудно предсказать. КПК является достаточно сильной. Она может игнорировать давление Запада, и она не стесняется применять силу, расправляясь с демонстрантами.

Запад до сих пор проявлял нерешительную политику в отношении нарушений прав человека и преступлений против человечности в Китае. В результате нежелания Запада противостоять китайскому коммунистическому режиму, китайский народ должен приложить намного больше усилий, чтобы добиться тех свобод, которые смогли отстоять народы других стран мира. Когда кризис обостриться, гуманитарное бедствие может быть огромным.

Китайский коммунистический режим также готовится к этому сценарию развития событий. Он культивировал национализм в течение шестидесяти лет. Такой гипертрофический патриотизм позволяет КПК укрепить свою власть и избавиться от любой оппозиции.

Другими словами, Запад и его союзники стали козлом отпущения для КПК.

Чтобы противостоять этому рефлексивному обращению к патриотизму, китайцам нужно сообщать о событиях так, чтобы они могли увидеть эту попытку — управлять ими. Их надо поддержать в их законной борьбе за свободу, чтобы они почувствовали, что они не одиноки в своей борьбе с КПК.

Они должны быть связаны с китайской культурой и её традициями. Опираясь на этот традиционный источник, они могут получить понимание о благородстве и человечности, отказе от насилия, которое поможет им отказаться от репрессивной опеки КПК.

Изменения придут в Китай, даже если будут сопровождаться сильными конвульсиями правящего режима, которые могут затронуть другие страны, или путем мирной эволюции. Международное сообщество имеет возможность помочь народу Китая пройти более или менее мирным путем.

Если китайскому народу не хватает потенциала, чтобы выйти из тупика, международное сообщество должно помочь восполнить эти потребности. В противном случае мир дорого заплатит за свою халатность.

Майкл Янг — американский обозреватель китайского происхождения из Вашингтона, который пишет о Китае и отношениях между США и Китаем.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • У китайского профессора от пыток помутился рассудок
  • Учитель начальной школы в Китае избил 8-летнюю школьницу
  • На востоке Китая в провинции Чжэцзян 19 мая отметили «День китайского туризма»
  • Взрывоопасные арбузы выращивают фермеры Китая
  • В Китае от СПИДа с каждым годом умирает все больше людей


  • Top