Дипломатические отношения с Китаем требуют новой стратегии


Государственный советник Дай Бинго выступает 9 мая в американском  департаменте Министерства внутренних дел в Вашингтоне   на открытии сессии стратегического  и экономического диалога-2011  между Китаем и США.  На него смотрят госсекретарь США Хилари Клинтон и  министр финансов Тим Гайтнер. Фото: Mandel Ngan/AFP/Getty Images Нажмите на фото, что бы открыть галерею!

Некоторые недавние события в Китае внушают оптимизм. Например, 28 апреля китайская газета Peoples Daily опубликовала редакционную статью под названием «Проявлять терпимость к различным мнениям». Однако реальная ситуация в Китае и перспективы в области прав человека далеко не оптимистичны. Недавний провал диалога по правам человека между США и Китаем, который не привел к сколько-нибудь значимому результату, наглядно продемонстрировал это.

В сравнении с предыдущими диалогами недавние переговоры имели два отличия. Во-первых, был затронут вопрос об ухудшении ситуации с правами человека в Китае, по нему две стороны не смогли достигнуть согласия. Во-вторых, США применили беспрецедентно жесткие формулировки. Так, Хилари Клинтон выступила с открытой критикой «ухудшения» положения с правами человека, а госдепартамент США в своем ежегодном отчете о правах человека за 2010 год упомянул о «тайных тюрьмах» в Китае.

Диалог между двумя странами больше походил на стремление заглушить критику в адрес сомнительной позиции администрации Обамы в отношении нарушения прав человека в Китае, чем реальную попытку улучшить ситуацию в Китае.

Единственное, что западные страны могли извлечь из этой дискуссии — это ясное осознание необходимости более четкой позиции в отношении прав человека. Послание Китая было более чем понятным: в восприятии Пекина под «правами человека» по-прежнему понимается улучшение качества жизни 1,3 миллиарда человек, и он не намерен отказываться от жесткого контроля над свободой слова, вероисповедания и политических взглядов.

Любая критика и предложения со стороны западных стран будут восприниматься китайскими властями так, как они воспринимались всегда: с обвинениями во вмешательстве во внутренние дела Китая. Следовательно, создание новой стратегии по отстаиванию прав человека является критически важным.

На протяжении десятилетий китайские власти придумывали различные увертки, чтобы уклониться от давления со стороны Запада. С одной стороны, режим приобрел себе в союзники развивающиеся страны, которым он предоставляет финансовую поддержку, чтобы блокировать резолюции Комиссии по правам человека ООН, которые не устраивают Китай и его союзников. Ситуация мало изменилась после того, как Комиссия была преобразована в Совет по правам человека.

С другой стороны, Китай взял на вооружение долларовую дипломатию, которая позволила ему отделять проблему прав человека от дипломатических вопросов. Примечательно, что при переводе с китайского это звучит как «дипломатия поставок по заказу».

За последние десять лет в Китае сильно возрос спрос на импорт самолетов, оборудования для скоростных поездов и атомных станций. Поставщики выбираются исходя из политических соображений. Деловые контракты, число которых сильно возросло, стали рычагом, который позволяет Пекину влиять на политику Запада в отношении Китая. Нет никаких сомнений, что подобная долларовая политика существует уже на протяжении десятилетия, однако ее влияние сильно недооценивалось, поскольку обеим сторонам удавалось избежать негативной огласки.

Как следствие, проблема прав человека затерялась на фоне множества других дипломатических вопросов, и часто рассматривается как символическая тема, к которой обращаются лишь, когда надо заглушить критику Запада. В результате, подобные диалоги никак не способствовали улучшению ситуации с правами человека.

Долларовая дипломатия производит негативный эффект: права человека превратились в разменную монету для извлечения выгод. Пропаганда режима использует это обстоятельство, заявляя, что обвинения в нарушении прав человека со стороны западных стран являются лицемерными. Для большинства китайцев, которые до конца не понимают концепцию о правах человека, подобный аргумент кажется весьма убедительным.

Применяя две вышеупомянутые тактики, Китаю успешно удалось связать Запад по ногам и рукам. Большинство экспертов по правам человека, которые имели дело с Пекином на протяжении десяти или двадцати лет, оказались не в состоянии добиться прогресса. В конечном итоге, они пришли к тому, что могут только успокаивать себя и других, заявляя, что хоть какой-то контакт лучше, чем ничего.

Решить проблему намного сложнее, чем ее осознать. После того, как Китай успешно вступил в Международную торговую организацию в 2001 г. , коммунистический режим уже не так сильно нуждается в выгодах со стороны США в обмен на улучшения прав человека. С тех пор дипломатия по вопросу прав человека между США Китаем пребывает в застое.

В этот период многим иностранным неправительственным организациям было разрешено войти в Китай, однако, на деле власти позволили им работать лишь в очень ограниченных зонах, и тайно, и открыто контролируя их деятельность. Поэтому эти организации имеют мало влияния на общую ситуацию с правами человека в Китае.

Что еще хуже, экономическое развитие временно усилило тоталитарный режим, что дает ему возможность отвергать политические реформы. Также следует отметить, что идея об использовании торговых отношений в качестве инструмента давления с целью улучшения ситуации с правами человека, сама по себе сомнительна. Это легко приводит к тому, что люди забывают об истинной цели. Использование более жесткого осуждения не способно играть сдерживающей роли в отношении китайских властей и не может предотвратить ухудшения ситуации с правами человека в Китае.

Запад должен найти новый подход для своей дипломатии в отношении прав человека. Но ни одна стратегия не будет эффекта до тех пор, пока западные страны продолжают заглатывать денежную наживку Китая. Другими словами, свободный мир должен прекратить смешивать воедино политическую и экономическую стратегию, и принять новую дипломатическую модель, где политика и экономика будут разделены.

Права человека — это фундаментальный вопрос, который напрямую связан с общечеловеческими ценностями, государственной доктриной и проблемой этики в международных отношениях. Его нельзя смешивать с другими дипломатическими вопросами, вроде торговли, и он не должен превращаться в разменную монету при заключении торговых сделок. Запад должен твердо придерживаться своих принципов в вопросе прав человека, проявлять ответственность и выполнять свои обязательства, напоминая Китаю о необходимости выполнять свои обещания и соблюдать соглашения по правам человека, которые он подписал.

Напоследок, следует подчеркнуть, что ключом к улучшению прав человека является пробуждение китайского народа. В ситуации, когда большинство китайцев не знают своих прав и верят государственной пропаганде о том, что режим стоит выше прав человека, давление со стороны Запада будет оставаться пустой формальностью.

*****

Хэ Цинлянь — известная китайская писательница и экономист, которая в настоящее время проживает в США. Она является автором книг «Подводные камни Китая» и «Туман цензуры». Книга «Подводные камни Китая» посвящена проблеме коррупции и экономической реформе 90-х годов в Китае, а «Туман цензуры» затрагивает тему контроля и ограничений прессы. Она регулярно публикует статьи, посвященные социальным и экономическим проблемам Китая.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Художнику Ай Вэйвэю на встрече с женой разрешили говорить только о здоровье
  • Санкционированный арест пекинской правозащитницы Ни Юйлань
  • Будущее Китая: три сценария возможных перемен
  • У китайского профессора от пыток помутился рассудок
  • Учитель начальной школы в Китае избил 8-летнюю школьницу


  • Top