Кризис идентичности


История вашей жизни: Что бы вы сделали, если бы однажды вы не смогли найти свой бумажник? Фото: Joe Raedle/Getty ImagesИстория вашей жизни: Что бы вы сделали, если бы однажды вы не смогли найти свой бумажник? Фото: Joe Raedle/Getty Images«Я чувствую себя, как будто я — цифра», — Боб Сегер.

Иногда внезапно мной овладевает внезапный страх. Где я оставил свой бумажник? Мне представляется наихудший вариант, пока я обыскиваю свои карманы и ящики стола.

Я знаю, что глупо так волноваться, но зависимость от содержимого небольшого кожаного бумажника доводит меня до головной боли — пришлось бы возобновлять кредитные карты, менять водительское удостоверение, не говоря уже о потере некоторых денежных средств, которые я бы мог поцеловать на прощание. В любом случае потеря кошелька — это куча проблем. Но больше всего мне неприятна мысль о размере ущерба, который я понес бы в этом случае.

Периодические приступы паники заставляют меня подумать, насколько сильно мы в нашей жизни связаны с этими бумажками и пластиками. От покупательной способности до законного права управлять автомобилем, и даже доступа к медицинской помощи, — во всех случаях эти документы, удостоверяющие личность, диктуют свои способности функционировать в обществе. В этом отношении данные бумаги являются бесценными. Тем не менее, я понимаю, что обычная ставка для дубликатов начинается приблизительно с $ 350.

На прошлой неделе федеральные агенты во время Детройтской операции обнаружили массовое производство липовых свидетельств о рождении, карточек социального страхования, идентификационные карты жителей штата Мичиган и многое другое. По данным Detroit Free Press, за фальшивые карты идентификации клиентам пришлось платить $ 350 и $ 1000.

Если не считать нетерпеливых подростков, желающих приобрести шесть недозволенных вещей, я не представляю, кому может быть интересен рынок поддельных удостоверений личности, но власти говорят, что такие операции, как одно из раскрытых недавно в Мичигане, являются довольно распространенным явлением. За последние три года Департамент Национальной Безопасности провел более 4800 исследований по поводу мошенничества с документами по всей стране, в результате чего в более чем 3100 случаев дело завершилось судебными приговорами. Кажется, для властей эти бумаги имеют достаточно высокую ценность, чтобы производить аресты.

Мысли о спросе на поддельные документы напомнили мне фразу о человеке, который «хорошо выглядит на удостоверении». В этом выражении вопрос о документах находит свое воплощение. Тем не менее, улучшение качества передачи изображения на этих бумагах еще не завершено. Хотя документы человека, безусловно, дают некоторое представление об индивидуальности владельца, вряд ли по ним можно судить о человеке.

Тем не менее, в конце концов, это наши бумаги, которые несут в себе полномочия, необходимые для достижения цели. Чтобы добиться желаемого, требуется лишь предоставление соответствующего документа. Общество требует, чтобы мы соблюдали ритуал. Возьмем, к примеру, кассиров, которые должны тупо требовать удостоверения личности, если клиент покупает спиртное, даже если у того седина на висках. Аналогичным образом, сторонники теории, согласно которой Барак Обама родился за пределами США и не имеет права занимать пост президента, отказались отступать от своего мнения до тех пор, пока президент Обама не показал полную форму своего свидетельства о рождении.

Не удивительно уже, что общество оценивает людей, полагаясь на документы, что иногда приводит использование данной практики к смешным крайностям — особенно в последнее десятилетие, когда на бумаге детально изложено, кем мы являемся. В связи с увеличением пользования Интернетом в сочетании с усилением контроля за безопасностью, связанной с известными во всем мире событиями 11 сентября, различные аспекты нашей идентичности в настоящее время отслеживаются без нашего ведома.

Интернет может проследить, какие покупки мы делаем, с помощью смартфонов можно определить, где мы сейчас находимся. Теоретически, такой подход, хотя и несколько насильственный, дает более полную характеристику личности. Однако, такой метод сбора данных по-прежнему имеет свои ограничения.

В статье, опубликованной ранее в этом году, «Кризис идентичности: безопасность, конфиденциальность и доступность истока информации в управлении идентичностью», авторы Джерджели Алпар, Яап — Хенк Хоупман и Иоханнеке Сильее изучили недостатки современной системы управления идентификационными данными. Они показали, что эти системы не в состоянии обеспечить необходимую конфиденциальность и безопасность, к тому же она все еще не может в точности отобразить индивидуальные особенности личности.

«Идентичность — это не только то, что вы хотите рассказать о себе, но и то, что другие узнают про вас, во что поверят и какие выводы сделают о вас, — пишут авторы. — Эти данные могут содержать ошибки, со временем устаревать, могут быть быть искажены, или ввести в заблуждение, и т.д. Другими словами, идентичность не обязательно соответствует действительности».

Если оно не может произвести истинную картину, в чем смысл этих всеобъемлющих виртуальных профилей? По крайней мере, мы подданы мирской информации в интересах безопасности и маркетинговых исследований. Но больше всего я содрогаюсь при мысли о размере ущерба, который может быть нанесен в случае потери бумажника.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Божье наказание: эпидемия чумы в средние века в Европе
  • Можно ли найти настоящую дружбу в социальных сетях?
  • Дезоморфиновая эпидемия – насытится ли смертями молодых российский аптечный бизнес?
  • Видится ли на горизонте понижение цен на топливо?
  • Что такое жемчуг


  • Top