Пожертвует ли Ху Цзиньтао свои органы?


Дэвид Мэйтас, международный адвокат по правам человека, выступает в Институте Мира и Правосудия Джона Б. Крока, Сан Диего, 11 мая. (Alex Li/The Epoch Times)Дэвид Мэйтас, международный адвокат по правам человека, выступает в Институте Мира и Правосудия Джона Б. Крока, Сан Диего, 11 мая. (Alex Li/The Epoch Times)Китай крайне нуждается в пожертвовании органов. В марте 2010 года в стране начали создавать систему донорства органов, и запустили соответствующий пилотный проект в 11 городах. «Пекинские новости» 18 марта сообщили, что после больших усилий в течение года, общее число пожертвований во всех городах составило 37 органов. В Нанкине не нашлось ни одного желающего пожертвовать свои органы, хотя 12 человек из Общества красного креста Китая работали полный рабочий день в течение года, поощряя доноров.

В Китае около 1,5 миллионов человек нуждаются в пересадке органов. Потребность в органах внушает ужас.

Проблема выглядит довольно печально. Однако, на самом деле, всё гораздо хуже. Китай, после Соединенных Штатов, является ведущим в мире источником органов для трансплантаций, проводя в год до 10000 операций.

Кроме того, в Китае уникально короткий срок ожидания органов. В других странах пациенты ожидают месяцы и годы. В Китае пациенты ждут несколько дней, в крайнем случае, месяц.

Как это возможно, если нет добровольных доноров? Ужасная правда в том, что органы в Китае насильственно изымают у заключённых. Во всех других странах пациенты ждут доноров. В Китае те, от кого органы поступают, «ожидают» пациентов. Когда находится пациент с деньгами, готовый заплатить огромную сумму за пересадку, тут же убивают заключенного, и забирают у него нужный орган.

Этот вывод об источнике органов получается не только в результате анализа доказательств. Китайский коммунистический режим сам признает, что это так.

В июле 2005 года Хуан Цзефу, заместитель министра здравоохранения Китая, сказал, что более 95 процентов органов поступают от заключённых. Выступая на конференции хирургов в южном городе Гуанчжоу в середине ноября 2006 года, он заявил, что, кроме небольшого количества жертв аварий, большинство органов поступают от казнённых заключённых.

В октябре 2008 года он сказал, что в Китае более 90 процентов пересаженных органов получены от заключённых. В марте 2010 года он заявил, что более 90 процентов пересаженных органов взяты у казнённых заключённых.

Коммунистическая партия Китая утверждает, что органы поступают от заключённых, приговорённых к смертной казни. Дэвид Килгур и я пришли к заключению: ради органов убивают последователей Фалуньгун (доклады, выпущенные в июле 2006 и январе 2007 годах, а затем книга, выпущенная в ноябре 2009 года под названием «Кровавая жатва»). Основная масса заключённых, убитых из-за органов, — практикующие Фалуньгун, преследуемые режимом КПК (компартия Китая). Практикующие Фалуньгун брошены в тюрьмы только за свои убеждения, но суды не выносят им смертных приговоров.

Существует целый ряд фактов, которые опровергают заявления китайского режима, что органы поступают от заключённых, приговорённых к смертной казни. Один из фактов — просто цифры.

Пересадки требуют совместимости групп крови между донором и пациентом. В Китае нет национальной системы распределения органов. Нет никакой координации среди пациентов, чтобы получать органы. Закон о смертной казни требует исполнения приговора в течение семи дней, после его вынесения.

Сложите всё это вместе: Китаю потребуется более 30000 казней в год для поддержания 10000 трансплантаций, если источник органов — исключительно заключённые, приговорённые к смертной казни. Тем не менее, по самой высокой оценке, количество казней таких заключенных в Китае — 5000 в год (по данным итальянской неправительственной организации Hands Off Cain).

В любом случае, поиск органов даже у заключённых, приговорённых к смертной казни, является неправильным. Китайский режим сам это признает. Заместитель министра здравоохранения Хуан, в августе 2009 года заявил, что заключённые, приговорённые к смерти, «безусловно, не соответствующий источник для трансплантации органов».

Переключение на добровольных доноров требует преодоления китайского культурно-традиционного «отвращения» к донорству органов. Эта работа должна исходить сверху.

Фалуньгун — практика, объединяющая упражнения и древние духовные традиции. Это отчасти объясняет его популярность и неприятие компартией Китая. В меморандуме Центральному комитету КПК, бывший китайский лидер Цзян Цзэминь выступает за запрещение Фалуньгун, он пишет: «Не могут марксистская теория нашей коммунистической партии, материализм и атеизм, в которые мы верим, сосуществовать с той чепухой, которую распространяет Фалуньгун. Если бы это имело место, то разве это было бы не смешно?»

Коммунистическая партия Китая должна следовать модернизму, который она исповедует. Лидеры партии должны показать пример и первыми проявить «сознательность» в донорстве органов. Каждый член КПК должен заполнить форму для донорства органов. Каждый член Центрального Комитета КПК должен бесплатно предоставить свои органы. Система донорства, внедряемая КПК, должна начинаться сверху, с общественного заявления китайского лидера Ху Цзиньтао, что он лично пожертвует свои органы.

Дэвид Мэйтас — канадский международный адвокат-правозащитник по правам человека и номинант Нобелевской премии из Виннипега, Канада. Эта статья-мнение — сокращённая версия доклада, который он сделал в университете Сан-Диего 11 мая.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Непомерно высокие автодорожные пошлины портят экономику Китая
  • «Нью-Йорк Таймс»: КПК использует статью 306 Уголовного Кодекса для ущемления прав адвокатов
  • Портреты красавиц на обложках старых шанхайских журналов. Часть вторая
  • Вторжение КПК в Тайвань посредством сопрано генерал-майора НОАК
  • Зачаровывающие террасные поля юго-западного Китая


  • Top