Бурятское казачье войско


Бурят-казак в Мукдене во время русско-японской войны. Фото: buryat-mongolia.infoБурят-казак в Мукдене во время русско-японской войны. Фото: buryat-mongolia.infoБурятское казачье войско образовалось почти четыре столетия назад. В начале XVIII века политическое положение на восточных границах Российской империи было крайне тяжелое. Из-за неудачи восстания монгольских ойратов (джунгар) против маньчжурского правительства в 1750 году многие из них бежали в Россию, которая не выдавала перебежчиков маньчжурам и китайцам, из-за чего маньчжурское правительство предъявило России ультиматум. Пограничные территории в то время были почти не заселены русскими, оберегать границу было совершенно некому, и правительство прибегло к местному населению, тунгусскому и бурятскому. Из бурят ближе всех к границе находились селенгинские и хоринские, они и охраняли границу первое время.

Охранная повинность стеснила хозяйственную деятельность бурят-казаков, кочевой быт которых вынуждал их передвигаться с места на место, и они сами решили, по примеру тунгусов, сформировать казачьи сотни из числа ясачных, то есть платящих дань. Бурятские старшины 14 родов селенгинцев подали правительству просьбу выделить из их среды особые команды дозорных в 2400 человек, освободив их от ясака. Безлошадным дозорным в количестве 761 человека должны были дать коней хоринские буряты.

Правительство обрадовалось намерению бурят служить бесплатно, за освобождение от ясака (который в пересчете на 2400 человек составлял 7200 рублей), и направило в Сенат представление о формировании 4 бурятских казачьих полков, которое было утверждено 30 июня 1764 года. В этом же году были сформированы 4 бурятских полка. Каждых полк состоял из 6 сотен по 100 человек, во главе полка стоял избранный есаул, во главе сотни — также избранный сотник, а во главе всех селенгинских бурятских казаков стоял войсковой старшина. Первым войсковым старшиной стал глава Ашебагатского рода Бадалуев.

Зачисление в полки бурят-казаков было добровольное, а желающих зачислиться оказалось больше, чем требовалось, поэтому тех, у кого не было коня, не брали. Бурят очень прельщало избавление от платежа ясака, а также возможность жить на своих кочевьях на границе с Монголией, с которой у них было много родственных и экономических связей. Буряты охраняли границу в 6 смен по 4 сотни. Они несли службу поочередно, через 3 года в 4-й, то есть только 1/6 часть бурят находилась на службе, а остальные казаки жили в своих улусах. Богатые буряты имели право нанимать для отбывания своей очереди желающих, поэтому служили только бедные по найму. Богачи нанимали вместо себя на дальние караулы бедняков за 250 рублей в год, а на ближние – за 115 рублей.

Все буряты-казаки были конные, вооружены луком и стрелами, атаманы имели сабли и кортики с серебряным темляком. Буряты обладали качествами, необходимыми для несения пограничной службы: они были наблюдательны, отлично стреляли из лука и были хорошими наездниками. Они хорошо могли по следам отыскать скот, угнанный за границу, на что русские казаки были не способны.

Хотя правительство и вынуждено было использовать бурятское казачье войско из-за осложнений на китайско-монгольской границе, но само относилось к этому войску с некоторым недоверием (еще в конце 16 века буряты воевали с пришедшими русскими), и поэтому не предоставило огнестрельного оружия. Луки и стрелы буряты заготавливали сами, некоторые имели и пики, но владели ими не очень хорошо. Со временем буряты стали приобретать за свой счет ружья. (Хорошее ружье стоило в начале 19 века 20 рублей ассигнациями, а хороший лук со стрелами — 30-50 рублей).

Строевое обучение у бурят-казаков отсутствовало. Служба заключалась в объезде границы – из каждого караула выделялось 3 всадника, 1 русский и 2 бурята, они объезжали границу до встречи с другим караулом, обменивались с ним записками, выданными смотрителями караулов. Когда расстояния между караульными постами были слишком большие, на месте встречи строились караулы-поселения, которые содержались отставными казаками. Дома для караулов строили ближе к границе и ставили там посты в составе 1 урядника, 4 русских и 10 бурятских казаков. Кроме пограничной службы, казаки-буряты раз в 10 лет конвоировали миссию в Пекин, несли полицейскую службу в Троицкосавске, 50 бурят постоянно служило на Кяхтинской таможне.

Итак, вопрос об охране границ начал успешно решаться. В первую очередь началось укрепление границы с Китаем. Все шло прекрасно, пока отношения с Китаем не стали налаживаться, и через 6 лет после образования бурятских казачьих полков в 1770 году пограничная канцелярия дала представление о возвращении бурят обратно в ясачное состояние, с тем, чтобы они платили ясак и содержали караульных. Это было сделано в соответствии с договором с Китаем, подписанным графом Рагузинским в 1727 году. Иркутский генерал-губернатор не одобрил это представление, и хода делу не дал. Атаман Бадолуев также принял все меры, чтобы буряты оставались в казачьем звании. В 1802 г. старый Бадолуев ушел с должности атамана, и на его место был назначен его сын Гомбо Цыренов – так зародилась традиция назначения атаманов по наследству.

Буряты-казаки жили бок обок со своими сородичами, не отличаясь от них по своему быту, национальным обычаям и обрядами. Они носили с ними одинаковую одежду и украшения, жили в войлочных юртах, а затем стали строить деревянные юрты. Они исповедовали одну буддийскую религию и совместно содержали монастыри. (Правда, существовали немногие казаки-буряты, принявшие православие, но они поселялись среди русских, и отрывались от жизни своего народа).

Хозяйство бурят-казаков сначала было исключительно скотоводческим. С приходом в бурятские земли русских буряты стали испытывать утеснение в землепользовании и, чтобы выйти из положения, они принимали казачество, так как рассчитывали на возможность кочевать вблизи границы с Монголией, где было много пустых земель. Но уже в конце XVIII века кочевья бурятских казаков были сокращены «семейскими» выходцами из Польши, и многочисленные ходатайства бурят о возвращении им земель для кочевья не были удовлетворены. Тогда казаки-буряты перешли на необычное для них земледельческое хозяйство, и в 1806 году они уже засевали 1690 десятин земли, хотя главным все же оставалось скотоводство.

К 1897 году (по материалам переписи Куломзинской комиссии) буряты-казаки уже имели 14461 десятин пашни, сенокосных угодий – 6511 десятин. На одно хозяйство казака-бурята приходилось пашни — 3,5 десятины, а у бурят-ясачных – 1.5 десятины; покосов 2,7 десятин у казака против 2 десятин у ясачных, то есть у бурят-казаков было больше земель, чем у их сородичей, и их хозяйство было более устойчивым. В целом на каждого казака-бурята по Селенгинскому округу приходилось по 62,65 десятины земли, а у ясачных бурят Селенгинского округа – по 28, 24 десятины.

В 1830 году снова возник вопрос о роспуске казачьего бурятского войска по инициативе уже самих бурят-казаков, но этот проект также был отвергнут Иркутским генерал-губернатором (в то время казаков-мужчин уже насчитывалось, вместе с малолетними, 8300 душ). В 1851 году генерал-губернатор Восточной Сибири Муравьев (впоследствии Муравьев-Амурский) начал заселение Амурского края русскими. По его проекту формировалось большое Забайкальское войско, состоявшее из 6 полков: трех пеших и трех конных, из которых один был бурятский. Проект был утвержден Николаем I 17 марта 1851 года.

В четырех бурятских казачьих полках числилось 1726 человек. Летом 1852 г. Муравьев провел смотр казачьего войска, в том числе и «братской» бурятской бригады. Он указал, что она не отстает от русской, и он будет испрашивать для бурят-казаков оружие и штаты наравне с русскими. Правда, у бурят был сохранен принцип выборности сотенных командиров.

Буряты-казаки в составе забайкальского казачьего войска приняли участие в укреплении дальневосточных русских владений. Началась Крымская война 1854-1856 годов, и гарнизон Петропавловской крепости был значительно усилен забайкальскими казаками, которым пришлось отражать нападение на Петропавловск англо-французской эскадры.

16 февраля 1895 г. бурятские казачьи полки размещались в шести станицах: Гигетуйской, Боргойской, Селенггинской, Харьяской, Аракиретской и Янгажинской. Управление станицами состояло из станичного атамана, станичного правления и станичного суда. По переписи 1897 года, численность бурятов-казаков составляла 20 тысяч человек обоего пола, они проживали в 14 станицах. В казачьих бурятских поселениях было 8 школ. В Читинской гимназии назначалось до 10 стипендий для детей казаков, грамотность среди казаков составляла 23%. В 19 веке, когда на бурят стала распространяться, наравне с русскими, воинская повинность, буряты-казаки, ставшие ламами или учащимися дацана, на время действительной службы оставляли дацан.

В 1900 году забайкальские казаки были направлены в Маньчжурию, где они несли весьма тяжелую службу, отправляясь на передовую, или в тылу, охраняя коммуникации и участвуя во всех боевых действиях.

В 1915-1916 гг. бурятские воины в составе 1-й Забайкальской казачьей дивизии впервые столкнулись с немцами на территории Польши и Галиции. Летом 1916 г. 1-й и 2-й Верхнеудинские казачьи полки участвовали в знаменитом Брусиловском прорыве.

С началом революции 1917 г. буряты-казаки оставили службу, и стали присоединяться к сородичам, образовывая национальные образования хошуны и аймаки (в тот момент число бурят-казаков составляло 24 тысячи лиц обоего пола, то есть четверть всего населения Селенгинского аймака). Некоторые из них, так же как и казаки-русские, хранили верность свергнутому режиму. Наступили смутные времена. Имущество казачьих станиц было экспроприировано, вернувшиеся с фронта казаки-буряты и русские пытались его вернуть, и грабили, в свою очередь, аймачные управы. Вновь создавались казачьи станичные комитеты. Многие буряты-казаки продолжали служить в казачьих войсках атамана Семенова. Брат шел на брата. Позже образовалась Бурят-Монгольская республика, деление бурят на казаков и не казаков исчезло, и все они вошли в ее состав равноправными гражданами.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top