Торф может стать стратегическим сырьем будущего


Там, где торфяные болота разрабатываются частными предприятиями, торфяных пожаров не случается. В этом убедились журналисты, побывав в пресс-туре, организованном Зеленым Крестом. А заодно они нашли ответ на вопрос о том, что мы будем делать, когда кончится газ.

«Раз в году мы выбираем экологически ответственное, уникальное по производимой продукции и используемой технологии предприятие и показываем его журналистам как успешный пример совмещения инновационных подходов и природоохранных принципов, — говорит председатель Санкт-Петербургского Зеленого Креста Наталия Матвеева. — В прошлом году мы показывали дома, собранные из деревянного кирпича. В этом году — удобрения из торфа».

После Второй мировой войны торфоразработки в Ленинградской области были развитой отраслью. Торф, наряду с дровами, служил основным топливом для Ленинграда. Затем его активно использовали в сельском хозяйстве. Но к 90-м годам отрасль пришла в полный упадок. В качестве топлива торф заменили более дорогостоящие и поэтому выгодные для государства и добывающих компаний нефть и газ. Совхозы прекратили свое существование. Одним из немногих предприятий, которые продолжают работать с торфом на территории «47 региона», является компания «ФАРТ», которую и посетили журналисты.

Компания нашла торфу очень полезное применение: на протяжении уже 20 лет она производит из него жидкие и твердые органические удобрения, а также почвогрунты. «Это полностью экологичная продукция, по-настоящему живая земля, — объясняют в компании. – Она идет на пользу и урожаю, и потребителям. Минеральными удобрениями, которые, зачастую, просто смываются дождем в реки, мы природу не губим». Основные потребители продукции – владельцы приусадебных участков по всей России: кто-то выращивает на ней фрукты-овощи, кто-то цветы.

Сегодня компания является признанным лидером России по производству органических удобрений из торфа. Тем не менее, как отмечает заместитель генерального директора «ФАРТа» Александр Мажирин, рынок постепенно насыщается, и поэтому надо думать о новых видах продукции. Одним из них могут стать топливные пеллеты. Но здесь возникает проблема: даже переработанный торф отличается небольшим весом и, соответственно, занимает большой объем, поэтому его транспортировка становится слишком затратной.

Именно по этой причине компания не может выйти на международный рынок, хотя интерес к ее продукции проявляли и в Греции, и в Израиле, и в ОАЭ. По мнению Александра Мажирина, единственным решением проблемы может стать госзаказ. В СССР он существовал, поэтому торф экспортировали в ГДР. Именно благодаря господдержке, торфом сейчас активно торгует Канада и Австралия. А в России при наличии огромных его залежей (промышленные запасы только Кауштского месторождения, где работает «ФАРТ», составляют 10 млн. тонн) торфяники не разрабатываются, остаются без хозяина, и поэтому возгораются. «У нас существует собственная многоуровневая система пожарной безопасности, — говорит Александр Мажирин. – Торф — это наш бизнес, мы напрямую заинтересованы в том, чтобы он не горел».

Отсутствие реальной государственной поддержки, чиновничьи препоны – все это делает торфяной бизнес уделом энтузиастов. Хотя его потенциал огромен. В соседней Финляндии из торфа, например, производят косметику, ткани, топливные брикеты. Существует возможность получать из него воск и спирт. Не редкость в европейских странах и торфяные котельные. В компании «ФАРТ», кстати, такая имеется. Она снабжает теплом 12 корпусов производственных и административных зданий, расположенных на территории 15 га.

В принципе, ее мощностей хватило бы для отопления небольшого поселка. В отопительный сезон в котельной сжигают торфа приблизительно на 10 тыс. рублей в сутки. Это позволило отказаться от покупки газа или угля, и существенно сэкономить на отоплении. В Ленобласти же действует программа газификации населенных пунктов. Конечно, это хорошо, когда у сельского жителя есть газовая плита. Но плита эта могла бы быть и электрической, а электричество — производиться от мини-ТЭЦ, работающей на торфе.

«Мнение, что торф — не экологическое топливо, не всегда соответствует действительности, — говорит председатель Северо-Западного Зеленого Креста Юрий Шевчук. — Компания «ФАРТ» добывает торф, используя фрезерный способ — подрезая фрезой тонкий слой, быстро высыхающий на солнце. Способ дорогостоящий, зато экономится энергия на сушке торфа. Затем торф проходит несколько стадий обработки, из него удаляются посторонние органические включения, и, в результате, получается идеальное топливо с зольностью 4,5%, то есть, практически не дающее вредных выбросов. Для сравнения — зольность сопоставимого по теплоемкости с торфом бурого угля составляет примерно 40%».

Сейчас, при наличии свыше 2 тыс. месторождений, в Ленинградской области в год добывается лишь порядка 150 тыс. тонн торфа, из которых около 100 тыс. тонн приходится на долю компании «ФАРТ». Среди экспортеров торфа Россия занимает лишь пятнадцатую позицию, существенно отстав от пятерки лидеров: Германии, Канады, Латвии, Эстонии и Нидерландов.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • При аварийной посадке Ан-24 погибли 5 человек, 21 с травмами госпитализирован
  • Официальное число жертв катастрофы теплохода «Булгария» возросло до 8 человек
  • Райский уголок
  • Крушение частного вертолета в Красноярском крае
  • Дмитрий и Светлана Медведевы поздравили в Муроме молодоженов


  • Top