Россия как сырьевой придаток Китая

15 июня 2011 года российские таможенники в Благовещенске перехватили на границе крупнейшую за всю историю партию медвежьих лап — более 1000 штук. Для заготовки такого количества лап требовалось убить не менее 260 взрослых медведей. А поскольку масса медвежьей лапы превышает килограмм, для перевозки их понадобился целый грузовик. Также в грузовике контрабандистов обнаружили губы лосей, шкуры рысей и бивни мамонтов, тоже предназначавшиеся для вывоза в Китай.

Кто заказчик контрабандного груза, остаётся неизвестным. Единственный арестованный по делу о попытке нелегального вывоза из России рекордной партии медвежьих лап — китайский водитель грузовика. Ясно, что он лишь простой исполнитель воли каких-то богатых и влиятельных лиц. Но вероятность найти их и привлечь к ответственности практически равна нулю.

Кабарга (Сихотэ-Алинь). Фото предоставлено Иваном Смирновым Кабарга (Сихотэ-Алинь). Фото предоставлено Иваном Смирновым

Контрабанда как система

Между тем контрабандный вывоз из России в Китай различных органов и частей тела разных видов животных в последние 20 лет превратился в систему. Он хорошо отработан. Контрабандисты пользуются грузовиками, вертолётами и морскими судами. Наряду с пушниной их привлекают многие продукты, которые пользуются спросом именно на специфическом китайском рынке. Таковы, например, лапы медведя, которых ежегодно вывозят из России в Китай по несколько тысяч (не считая тех, которые перехватывает таможня).

Из них в Китае готовят деликатесное блюдо, которое стоит очень дорого. Поэтому за лапы китайские скупщики готовы платить в России по 30 — 40 долларов за килограмм. Для не имеющих постоянной работы жителей дальневосточных и восточносибирских деревень это значительная сумма. Оттого объем вывоза медвежьих лап в Китай растёт. Начиная с 2004 года, российские таможенники перехватывали партии в десятки лап, а 8 февраля 2010 г. воспрепятствовали вывозу в Поднебесную 447 лап, погруженных в 2 фуры вместе с другими нелегальными товарами. Но, как мы уже знаем, этот «рекорд» продержался немногим дольше года, и был перекрыт в 2 с лишним раза.

Как деликатес вывозят в Китай и губы лосей. Ценятся в Китае и лягушки, которых там считают лечебным питанием. А потому несчастных земноводных тоннами вывозят с российского Дальнего Востока в Поднебесную. Причём, если вначале лягушек ловили сачками, то теперь пошли в ход откровенно хищнические способы. Известны случаи, когда браконьеры выливали в реку канистру гербицидов или опускали электрический провод, а потом собирали всплывшие трупики. Одна из перехваченных таможенниками партий лягушачьего жира весила 49 килограммов, но едва ли была самой большой.

Однако медведям, лосям и лягушкам в России пока что истребление не грозит. Гораздо хуже, что ради потребностей безразмерного китайского рынка в современной России уничтожают некоторых по-настоящему редких животных, занесённых в Красную книгу Международного союза охраны природы.

Кабарга

Кабарга. Фото предоставлено Иваном Смирновым Кабарга. Фото предоставлено Иваном Смирновым

В число главных жертв браконьерства в России с целью вывоза дериватов в Китай попала кабарга. Это некрупное копытное животное длиной всего 70 — 90 см и высотой 50 — 65 см раньше причисляли к оленям. Но в настоящее время зоологи выделяют кабаргу в самостоятельное семейство с единственным родом. Рогов у кабарги нет, зато у самцов имеются длинные клыки, служащие им турнирным оружием в борьбе за самку. Кабарга прекрасно приспособлена к жизни в горной тайге. Долгой сибирской зимой она питается почти исключительно лишайниками, растущими на стволах старых деревьев. Летом, конечно, использует более разнообразную пищу, включая траву, листья и даже грибы. От хищников спасается, запрыгивая на неприступные для тех скалы. Мясо и шкура кабарги используются местными жителями в Сибири и на Дальнем Востоке, но ценятся не слишком высоко. И жила бы кабарга до сих пор неплохо, если бы не беспощадное истребление её ради «струи».

«Струёй» в обиходе называют мускусную железу взрослых самцов кабарги, расположенную на нижней части брюха. Мускус издавна используется в китайской и корейской медицине, уже в средние века его знали также среднеазиатские и арабские врачи. Мускус обладает общестимулирующим действием, повышает сексуальную активность. Он считается эффективным лекарством от конвульсий, удушья, ушибов и нарывов. В России, в отличие от стран Востока, мускус всегда очень мало использовали в лекарственных целях, хотя есть сведения, что русские старожилы в Сибири применяли его как противозачаточное средство. И на Западе мускус получил распространение тоже не в качестве лекарственного средства, а как фиксатор запаха, повышающий стойкость духов. До сих пор он используется в некоторых дорогих (преимущественно французских) духах.

 Сайгак зимой. Фото предоставлено Иваном Смирновым Сайгак зимой. Фото предоставлено Иваном Смирновым

Первый период массового истребления сибирской и дальневосточной кабарги ради экспорта «струи» в Китай начался в конце XVIII века, достиг пика в 1850-х годах и длился до 1920-х. В 1855 году в России было добыто 81200 мускусных желез кабарги, проданных в Китай по цене 500 рублей за фунт. (Не стоит забывать, что покупательная способность у тогдашних рублей была, вероятно, раз в 1000 больше, чем у нынешних.) После этого промысел неуклонно сокращался, поскольку кабарги оставалось всё меньше. Спасли кабаргу не специальные природоохранные меры, а закрытие советско-китайской границы в 1930-х гг. Истребление животных ради экспорта мускуса прекратилось, а численность кабарги в 1930 — 1960-е гг. стала расти. В конце советского периода (1970 — 1980-е гг.) вид считался «восстановленным», охоту на него по лицензиям разрешили, хотя фактически браконьерская охота и тогда сильно превосходила по масштабам легальную. Но до начала 1990-х масштабы браконьерства оставались сравнительно скромными и не наносили кабарге непоправимого ущерба.

Положение резко изменилось в худшую сторону после того, как российско-китайская граница стала фактически довольно открытой. Масштабы истребления животных резко выросли и в начале XXI века достигли примерно 60 тысяч кабарог в год. Это ведёт к неуклонному уничтожению кабарги в России. Уже сейчас на Алтае, в Туве, в Хакасии, в южной части Приморского края это копытное стало крайне редким. На грани исчезновения находится сахалинский подвид кабарги.

Для обнищавшего населения сибирских и дальневосточных деревень и посёлков нелегальный промысел кабарги — один из немногих надёжных источников дохода. Ведь за 1 г мускуса в России платят 5 — 7 долларов США. За одну «струю» взрослого самца можно получить до 100 — 150 долларов, за «струю» молодого самца — 70 — 80 долларов. А охота на кабаргу при помощи петель несложна, хотя и крайне жестока (попавшее в петлю животное погибает медленно и мучительно). Что особенно печально, на каждого попавшего в петлю самца кабарги приходится несколько самок и детёнышей. Добытчикам мускуса они не нужны, поэтому их туши просто выбрасывают.

Хотя часть мускуса из России вывозится в Южную Корею, основная его доля направляется в Китай. Любопытно, что в самом Китае охота на кабаргу строго запрещена, но при этом поощряется разведение этого животного на фермах. А вот в России подобных ферм нет, кроме одной экспериментальной, созданной в научных целях.

Сайгак

Это копытное принадлежит к семейству полорогих и обычно включается в состав подсемейства настоящих антилоп, хотя некоторые зоологи склонны выделять его в особое подсемейство вместе с тибетской антилопой оронго, или чиру. Характерная особенность сайгака — вздутая горбатая морда с нависающим над ртом мягким подвижным хоботком. Длина тела — 100 — 145 см, высота — 55 — 80 см, масса от 20 до 50 кг. Самцы заметно крупнее самок. Сайгак хорошо приспособлен к жизни в сухих степях и полупустынях, летом он питается злаками, а зимой — в основном солянками. Сайгаки очень быстро бегают (до 80 км/ч.), но только по плотной почве. Оттого они стараются избегать песков и вспаханных земель. Эти антилопы могут образовывать большие стада (когда их много!). На зиму обычно откочёвывают к югу, поскольку не переносят глубокого снега.

Сайгак — достаточно древнее животное. В ледниковый период он вместе с мамонтами населял огромные просторы тогдашней тундростепи, простиравшейся от Британских островов (составлявших часть материка) до Аляски (связанной мостом суши с Азией). Когда ледник растаял, и большая часть Северной Евразии покрылась лесами, ареал сайгака сократился. Но ещё в историческое время он обитал от Карпатских гор до Западного Китая и Монголии.

Сайгака издавна добывали на мясо и шкуру народы евразийских степей. Но этот промысел не носил истребительного характера. В западной (европейской) части ареала сайгак постепенно исчез почти повсеместно вследствие земледельческой колонизации и распашки степей. А вот далее к востоку его истребление объяснялось уже в XIX веке экспортом рогов в Китай, где они употреблялись в китайской медицине.

Рога у сайгаков имеют только самцы. Самки безроги. Рога кремово-жёлтой окраски, слегка изогнутой формы, с чёрным кончиком. Длина их обычно от 25 до 40 см. В традиционной китайской медицине рога сайгака стоят в одном ряду с рогами носорога. Считается, что они обладают жаропонижающими и очищающими организм свойствами. Их используют для лечения лихорадок, «внутреннего метеоризма» и многих заболеваний печени. В случаях комы и сильных судорог, вызванных лихорадкой, рога сайгака и носорога применяются вместе. В сочетании с другими медикаментами рога сайгака используют для лечения головной боли, головокружения и некоторых других заболеваний. Каждая доза составляет 1 — 3 г мелкого порошка рога, выпаренного или осаждённого в воде.

Первая волна массового истребления сайгаков ради экспорта их рогов в Китай датируется серединой XIX века. Между 1840 и 1850 годами купцы из Бухары и Хивы продали в Китай не менее 344747 пар рогов. Можно с уверенностью сказать, что рогачей убивали севернее — в пределах нынешнего Казахстана, а частично и России. Только в одном 1855 году из степей Оренбургского ведомства (включавшего и значительную часть современного Казахстана) на линию Омск — Петропавловск поступило 66557 пар рогов. Как следствие, сайгак к началу XX века стал очень редок.

Однако за советский период (точнее, за 1930 — 50-е гг.) численность антилоп в Калмыкии и Казахстане восстановилась. По официальной советской версии, это стало следствием строгих мер по охране природы вообще и сайгаков в частности. Более вероятно, что природоохранные меры сыграли третьестепенную роль, а на первом плане были иные факторы. Во-первых, сайгакам оказался полезен «железный занавес», изолировавший СССР от остального мира, а в том числе и от китайского рынка. Во-вторых, нельзя не привести точные и горькие слова Александра Формозова: «Сосо Джугашвили сначала провёл коллективизацию в Казахстане столь зверски, что потери населения от голода и эмиграции в Китай составили 3 миллиона человек, а затем выселил из Калмыкии в Сибирь всех калмыков. Обезлюдевшие степные пространства быстро освоили сайгаки».

К сожалению, восстановление численности сайгаков оказалось довольно кратковременным. Сокращение их поголовья в Калмыкии началось, по крайней мере, с 1983 г., а в Казахстане — ещё с 1970-х гг. Тем не менее, на момент распада СССР число степных антилоп всё ещё составляло около 1 миллиона (хотя уже не 2 миллиона, как в конце 1950-х — начале 1970-х гг.). Но тут и настал час браконьеров.

В 2001 г. из Казахстана в Китай было отгружено 5 т сайгачьих рогов, в 2002 г. — 18 т, в 2003 г. — 9 т. Чтобы понять, что стоит за этими цифрами, укажем, что для заготовки одного килограмма рогов необходимо убить от 4 до 7 самцов сайгаков. Следовательно, для заготовки 18 т рогов понадобилось истребить 72 — 126 тысяч самцов только за один год! Неудивительно, что от некогда огромных табунов сайгаков остались маленькие группы животных. В российской части ареала (Калмыкия) сайгаков почти полностью истребили за 3 — 4 года. Ещё в 1997 г. их насчитывали около 270 тыс., а в 2000 — уже лишь 24 тыс., в 2001 г. — не более 19 тыс. С тех пор их число не выросло, но, правда, и перестало сокращаться дальше с прежней скоростью. Учёты последних лет показывают, что в Калмыкии сохранилось от 13 до 19 тыс. сайгаков.

Численность сайгаков в мире к 2004 г. не превышала 50 тыс. С тех пор она по экспертным оценкам немного увеличилась до 60 — 80 тыс. за счёт бетпакдалинской популяции в Центральном Казахстане, но остаётся на крайне низком уровне. Убыль антилоп объясняется не только прямым истреблением, но и его косвенными последствиями. Убивают самцов, которых легко отличить по наличию рогов. В итоге доля самцов в популяции падает до ничтожно малой величины. И в период гона многим самкам не с кем спариваться.

Отметим, что в Китае сайгак полностью истреблён ещё в 1960-е гг. А в Монголии лишь несколько сот животных сохранилось в самых малонаселённых и труднодоступных районах на западе страны. Так что сегодня весь поток сайгачьих рогов поступает в Китай и Гонконг с территории СНГ, из Казахстана и России.

И в Гонконге, и в большинстве крупных городов КНР (от Гуанчжоу на юге до Хейхе на севере) купить рога сайгака просто. А вот на Тайване, где те же самые культурные традиции, положение иное. Там торговлю рогами сайгаков официально запретили ещё в 1994 г., и большинство местных фармацевтов соблюдает этот запрет.

Кто виноват и что делать?

Очевидно, что ответственность за истребление краснокнижных животных ради экспорта их отдельных органов несут обе стороны — российская и китайская. Но всё же в неодинаковой степени! Власти Китая по-своему «заботятся» о своих потребителях. Их позицию невозможно оправдать, но вполне можно понять. Если тупоумные «северные варвары» готовы поставлять по дешёвке в Поднебесную ценное сырьё, то почему от этого надо отказываться?

А вот понять логику российских чиновников невозможно. Они с полным безразличием относятся не просто к уничтожению редких животных в своей стране, но и к превращению её в сырьевой придаток Китая. По-видимому, ни на какую иную роль России в международном разделении труда нынешние власть имущие не претендуют.

К сожалению, проблема такова, что быстро её решить нельзя. Ведь невозможно мгновенно создать хорошо оплачиваемые рабочие места для жителей дальневосточной и сибирской тайги или калмыцких степей. Но при условии системной борьбы с коррупцией и восстановления независимой от правительственных структур природоохранной службы можно рассчитывать на перелом в охране редких животных России.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Торговля оружием способствует нарушению законности в суданском конфликте
  • Научное кино - мост между человеком и наукой
  • Торф может стать стратегическим сырьем будущего
  • Почему Китаю так нужен российский природный газ
  • Кровь на клавиатуре: человеческие жертвы высоких технологий


  • Top