Немецкая поэзия 18 века. Мартин Опиц


Мартин Опиц. С сайта world-art.ruМартин Опиц. С сайта world-art.ruМартин Опиц (23 декабря 1597 – 20 августа 1639) — немецкий поэт, теоретик патрицианского классицизма, развившегося в немецкой литературе в начале 18 века , создатель первой поэтики на немецком языке.

Слово утешения средь бедствия войны

Опять пришла беда… Куда ж теперь податься,

Чтоб отдых отыскать и скорби не поддаться!

Да и о чем скорбеть? Ах, как тут ни крути —

Любой из нас уйдет. Все смертны. Все в пути.

Не лучше ль, отрешась от скорби узколобой,

Рассудком вознестись над завистью и злобой,

Чтоб нас не била дрожь, как маленьких детей,

Которых масками пугает лицедей?

Ведь все, что нас гнетет, — такие же личины:

Невзгоды, ужасы, болезни и кончины,

А счастье, из мечты не превратившись в быль,

Нахлынет, как волна, и — разлетится в пыль.

Все это — сон пустой!.. И до чего ж охота

Средь бренности найти незыблемое что-то,

Что не могло б уйти, рассыпаться, утечь,

Чего вовек нельзя ни утопить, ни сжечь.

Разрушит враг твой дом, твой замок уничтожит,

Но мужество твое он обстрелять не может.

Он храм опустошит, разрушит. Что с того?

Твоя душа — приют для бога твоего.

Пусть угоняют скот, — благодаренье небу,

Остался в доме хлеб. А не осталось хлеба —

Есть добродетели спасительная власть,

Которую нельзя угнать или украсть.

Преследованью, лжи, обиде и навету

Не одолеть, не взять святую крепость эту.

Она как мощный дуб, чья прочная кора

Способна выдержать удары топора.

На крыльях разума из темной нашей чащи

Она возносится над всем, что преходяще.

Бог чтит ее одну. Ей ведено судьбой

Быть нам владычицей и никогда — рабой!

С чего же мы скорбим, неистовствуем, плачем,

Раз в глубине сердец сокровище мы прячем,

Что нам дано навек — не на день, не на час,

Что никаким врагам не отобрать у нас?!

Средь множества скорбей

Средь множества скорбей, средь подлости и горя,

Когда разбой и мрак вершат свои дела,

Когда цветет обман, а правда умерла,

Когда в почете зло, а доброта — в позоре,

Когда весь мир под стать Содому и Гоморре, —

Как смею я, глупец, не замечая зла,

Не видя, что вокруг лишь пепел, кровь и мгла,

Петь песни о любви, о благосклонном взоре,

Изяществе манер, пленительности уст?!

Сколь холоден мой стих, сколь низок он и пуст,

Для изможденных душ — ненужная обуза!

Так о другом пиши! Пора! А если — нет,

Ты — жалкий рифмоплет. Ты — больше не поэт.

И пусть тебя тогда навек отвергнет муза!

Зерцало мира

Недаром человек умней любого зверя:

Потеря времени — тягчайшая потеря.

И это осознав, стремится человек

В искусствах отразить свой слишком краткий век.

Однако помнит он: зерцало есть иное,

Чтоб отразить его всевластие земное.

С надзвездной высоты недремлющим умом

Он озирает свой необозримый дом,

Посредством разума поняв его устройство,

Сокрытые от глаз чудеснейшие свойства,

И дивные дары земного естества

Воспринимает как частицу божества.

То небо, где звезда ночная замерцала,

Есть мира нашего вернейшее зерцало.

И мир, глядясь в него, немало поражен,

Хоть мудро он своим творцом сооружен.

Строение сие отмечено святою

Неприхотливостью, священной простотою.

Оно — законченной округлости пример,

Чего не подтвердит обычный угломер.

Сей беспредельный мир, бескрайнее пространство —

Есть дело божьих рук. В нем — свет, в нем — постоянство,

Так не к тому ль ведем сейчас мы речь,

Что надобно сей мир лелеять и беречь,

Где сонмы звезд — ночей краса и утешенье…


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Изабель Юппер приглашена на кинофестиваль в Локарно
  • О значении некоторых терминов в кино
  • Античные афоризмы
  • Стихи Михаила Басина. Поэты по субботам
  • Стихи Ярослава Смелякова


  • Top