Политики ЕС еще не нашли выхода из долгового кризиса


Канцлер германии Ангела Меркель (слева) и президент Франции Николя Саркози во время совместной пресс-конференции в рамках встречи Европейского Совета в штаб-квартире ЕС в Брюсселе 23 октября. Фото с сайта profi-forex.org Нажмите на фото, что бы открыть галерею!

В преддверии долгожданной встречи Европейского Союза (ЕС) на высшем уровне в конце прошлой недели базовый индекс Euro Stoxx 50 потерял 0,76 процента и на волатильных торгах этой недели закрылся на уровне 2,337 пункта.

Банковской системе ЕС необходимы, по крайней мере, 4 млрд для удовлетворения первичных нормативных требований.

Тесно коррелированный курс евро при закрытии торгов остался неизменным на позиции 1,39, но эта цена — лишь театральная маска колебаний приливов и отливов цен под влиянием саммита ЕС, который начался в прошлую субботу.

Взгляды участников фондовых торгов и валютных рынков мира в минувшие выходные были направлены на Европу. Финансовые рынки сплотились в течение предыдущих четырех недель благодаря обещанию лидеров ЕС найти комплексное решение болезненной проблемы суверенной задолженности и недостаточной капитализации банковской системы.

Credit Suisse подсчитал, что банковской системе необходимы 400 млрд. евро (554 млрд долларов США) лишь только на удовлетворение первичных нормативных требований. Суверенным государствам, включая Италию и Испанию, которым Moodys понизил кредитные рейтинги к позиции А1с позиции Аа2, нужен механизм выдачи новых облигаций для замены существующего акционерного капитала в случае, если финансирование рынков станет слишком дорогим. Morgan Stanley оценивает объем пролонгированных облигаций к концу 2013 года в 1,7 триллиона евро (2,36 трлн долларов США).

Вчера днем, хотя на рынках уже царило разочарование, саммит ЕС не дал четкий план действий, и отложил принятие решения на следующую встречу в среду. ЕС также переложил ответственность на G-20, от которого ожидается «одобрение амбициозного плана действия с указанием конкретных обязательств и мер от всех стран G-20 для ответа на серьезные вызовы, исходящие от нынешнего экономического спада».

Тем не менее, две самые влиятельные личности в процессе урегулирования кризиса — канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози, дали понять, что они понимают, что было поставлено на карту на прошлой неделе.

Саркози рассказал британской газете Telegraph в прошлую среду, «что, если в воскресенье не принять решение, наступит крах». Согласно Bloomberg, Меркель, тем не менее, вчера заявила, что ранее «не было намечено никаких формальных решений ЕС», которых можно было бы ожидать в тот день, и которые были бы, по определению Саркози, невозвратным пунктом для еврозоны. Немецкий журнал Spiegel сообщает, что сначала Меркель должна получить одобрение бюджетного комитета парламента Германии для того, чтобы приступить к планам по спасению.

Глава этого комитета Ульрих Шарлак сказал в прошлый четверг, что германские гарантии по текущей конфигурации Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) не могут превышать уже обещанных 211 миллиардов евро (292 млрд долларов США). EFSF похожа на европейскую версию TARP, и многие комментаторы рынка считают, что без увеличения гарантий она не будет иметь достаточно средств для достижения цели рекапитализации банков и защиты суверенных долгов.

Этот пример еще раз показывает, насколько трудно управлять федерацией из 17 суверенных государств, которые имеют одну валюту. Меркель даже добавила, что «рекапитализация банков касается всех 27 членов ЕС», в том числе Великобритании, которая не разделяет со всеми евро, но является частью ЕС. Система стимулирования настолько сильно отличается, что не удивительно, что нет еще никакого политического решения этой сложной экономической проблемы.

По данным анализа Morgan Stanley, запутанная проблема задолженности может быть рассмотрена в трех основных блоках: платежеспособность банков, суверенное давление и давление банковского финансирования. Все эти элементы являются самоусиливающимися, поэтому и политикам так трудно разорвать этот порочный круг.

Суверенное давление проявляется, в основном, из-за чрезмерного долга, как в случае с Италией — 120 процентов. Как правило, такие отношения задолженности могут сохраняться в течение долгого времени, пока экономика имеет хороший темп роста. В большинстве стран еврозоны, однако, особенно в Греции, Италии, Испании и Португалии, экономика находится в состоянии застоя и медленного восстановления, главным образом, из-за высоких налогов, заторможенного регулирования и чрезмерных расходов на социальное обеспечение и другие государственные проекты. Например, средний возраст выхода на пенсию в Греции составляет 53 года, что гораздо ниже, чем в среднем по ЕС или США.

На рынке эти ухудшающиеся факторы приводят к падению цен на основные долги проблемных стран, так как инвесторы требуют более высоких премий за риск.

Не проблема, если позиции в этих облигациях рассеяны и концентрация низкая. Даже открытым дефолтом можно управлять так, как это было с Аргентиной в 2002 году. Аргентина продемонстрировала в 2003 году, как частные инвесторы приняли убытки по облигациям (до 70 процентов), и страна смогла реструктурироваться и снова развиваться.

Однако не так обстоят дела в еврозоне. Большинство проблемных суверенных облигаций принадлежат небольшому числу крупных банков. Если эти облигации продолжат терять свою стоимость, банки понесут убытки.

Следующий блок в этом кризисе — платежеспособность банков. Если банки введут адекватную капитализацию для покрытия убытков от плохих инвестиций, кризис может остановиться. Но так как собственные запасы настолько велики, а потенциал падения — большой, и оценивается примерно в 400 миллиардов евро (554 млрд долларов США), европейская банковская система будет не в состоянии поддерживать полномасштабные дефолты даже небольшого числа стран . Это связано с высокой долговой нагрузкой собственного капитала, который, по некоторым оценкам, размещен от 25 к 1. Это означает снижение на 4 процента стоимости всех активов банков (в том числе не только государственных облигаций, но и других активов, таких как ипотека) и уничтожение всего своего капитала.

Если банк находится в состоянии дефолта, его собственный капитал становится бесполезным, а необеспеченные кредиторы, которые одолжили банку деньги, потеряют, по крайней мере, часть своего основного капитала. На денежном рынке банки предоставляют друг другу, в основном, необеспеченное и краткосрочное финансирование. Банки будут снижать свою кредитную деятельность, так как они знают о дополнительной опасности для себя и своих контрагентов. Таким образом, некоторые внешние игроки из США и Азии также могут потерять свои инвестиции.

Политики должны найти надежное решение для всех трех задач одновременно.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Вузы РФ из-за дефицита абитуриентов побоялись поднимать стоимость обучения
  • Фестиваль телевизионных и радиопрограмм антитеррористической направленности
  • Проведен мониторинг качества приема на платные места в госвузы
  • Открытие станции метро "Парк культуры"-кольцевая в Москве переносится на 2012 год
  • Совфед одобрил закон о нулевом дефиците бюджета-2011

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top