Портрет царской семьи

Николай II и императрица Александра Федоровна. Фото: wikipedia.org Николай II и императрица Александра Федоровна. Фото: wikipedia.org Спустя много лет после расстрела царской семьи, мы, наконец, узнали истинную историю семьи Романовых и о том, какими они были людьми.

Семья Романовых, согласно всем свидетельствам и личной переписке, была счастливой семьей.

Царь Николай был человеком, любящим физический труд, поэтому все его дети учились гребле и плаванью, они занимались наведением порядка и чистоты в доме и на территории дворца.

Царица Александра писала: "Любовь не вырастает, не становится великой и совершенной вдруг и сама по себе, но требует времени и постоянного попечения…"; "Как счастлив дом, где все – дети и родители – верят в Бога. В таком доме царит радость товарищества. Такой дом, как преддверие неба. В нем никогда не может быть отчуждения"; "В устройстве дома должен принимать участие каждый член семьи. Семейное счастье – когда все честно выполняют свои обязанности"; "Дом – это место тепла и нежности"; "Родители должны быть такими, какими они хотят видеть своих детей – не на словах, а на деле. Они должны учить детей примером своей жизни".

О царице можно сказать, что это была очень мудрая мать. Воспитатель царских детей Пьер Жильяр писал: "Она была одарена самыми прекрасными нравственными качествами и всегда руководствовалась самыми благородными побуждениями. Она была честна перед собой, перед людьми и перед Богом".

Когда началась первая мировая война, царица пошла работать сестрой милосердия в госпиталь, где находились солдаты и офицеры, которые не щадили своей жизни за Бога, царя и Отечество. Она пошла туда как любящая мать, потому что, как она писала сразу же после своей коронации, она ощутила, что это было ее венчание с Россией, что русские люди стали ее детьми. И так же, как она когда-то сидела у постели своего больного сына, она сидела у постели раненых российских солдат, молясь об облегчении их страданий. Она работала в операционной во время сложнейших операций. Известно, что многие солдаты и офицеры, которые были на грани смерти, просили императрицу, чтобы она просто посидела рядом с ними, и никогда не получали отказа.

Примеру матери последовали и великие княжны. Старшие дочери Ольга и Татьяна, окончив курсы медсестер, тоже пошли работать в госпиталь. Марию родители не отпустили работать в госпиталь, но она и Анастасия помогали раненым по-своему: готовили бинты, шили белье.

Императрица и император играли важную роль в воспитании детей. В одном из писем старшей дочери императрица пишет: "Не ссорьтесь друг с другом, это, в самом деле, просто безобразно. Всегда будьте любящими и добрыми". Эти мудрые родители сумели воспитать достойных, любящих друг друга детей. Вот одна деталь: четыре девочки, четыре княжны, нередко подписывали свои послания единым именем, составленным из первых букв их собственных имен – ОТМА (Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия).

Есть воспоминания о том, как царица наставляла своего сына. Она говорила так: "Не стоит гордиться своим положением – перед Богом все равны".

Достаточно просто посмотреть на лица этих людей. Не только их глаза, но и весь их облик отображает внутреннюю чистоту, уважение и милосердное отношение к людям.

Император Николай II

"В нём не было ни честолюбия, ни тщеславия, а проявлялась огромная нравственная выдержка, которая могла казаться людям, не знающим его, равнодушием. С другой стороны, он был настолько скрытен, что многие считали его неискренним". (Анна Вырубова)

Императрица Александра Федоровна

"Государыня была бесконечно добра и бесконечно жалостлива. Именно эти свойства её натуры были побудительными причинами в явлениях, давших основание людям интриговавшим, людям без совести и сердца, людям, ослеплённым жаждой власти, объединиться между собой, и использовать эти явления в глазах тёмных масс и жадной до сенсаций праздной и самовлюблённой части интеллигенции для дискредитирования царской семьи в своих тёмных и эгоистических целях. Государыня привязывалась всей душой к людям, действительно страдавшим или искусно разыгрывавшим перед ней свои страдания. Она сама слишком много перестрадала в жизни, и как сознательный человек — за свою угнетённую Германией родину, и как мать — за страстно и бесконечно любимого сына. Поэтому она не могла не относиться слишком слепо к другим, приближавшимся к ней людям, тоже страдавшим или представлявшимся страдающими… Государыня, безусловно, искренно и сильно любила Россию, совершенно также как любил её и Государь".

Татьяна

"Татьяна Николаевна, по-моему, была самая хорошенькая. Она была выше матери, но такая тоненькая и так хорошо сложена, что высокий рост (175 см) не был ей помехой. У нее были красивые, правильные черты лица, она была похожа на своих царственных красавиц родственниц, чьи фамильные портреты украшали дворец. Темноволосая, бледнолицая, с широко расставленными глазами — это придавало ее взгляду поэтическое, несколько отсутствующее выражение, что не соответствовало ее характеру. В ней была смесь искренности, прямолинейности и упорства, склонности к поэзии и абстрактным идеям. Она была ближе всех к матери и была любимицей у нее и у отца. Абсолютно лишенная самолюбия, она всегда была готова отказаться от своих планов, если появлялась возможность погулять с отцом, почитать матери, сделать все то, о чем ее просили. Именно Татьяна Николаевна нянчилась с младшими, помогала устраивать дела во дворце, чтобы официальные церемонии согласовывались с личными планами семьи. У нее был практический ум, унаследованный от Императрицы — матери и детальный подход ко всему". (Баронесса С. К. Буксгевден)

"Направо от меня сидит великая княжна Татьяна Николаевна. Она великая княжна с головы до ног, так она аристократична и царственна. Лицо её матово-бледно, только чуть-чуть розовеют щёки, точно из-под её тонкой кожи пробивается розовый атлас. Профиль её безупречно красив, он словно выточен из мрамора резцом большого художника. Своеобразность и оригинальность придают её лицу далеко расставленные друг от друга глаза. Ей больше, чем сёстрам, идут косынка сестры милосердия и красный крест на груди. Она реже смеётся, чем сёстры. Лицо её иногда имеет сосредоточенное и строгое выражение. В эти минуты она похожа на мать. На бледных чертах Её лица — следы напряжённой мысли и подчас даже грусти. Я без слов чувствую, что она какая-то особенная, иная, чем сёстры, несмотря на общую с ними доброту и приветливость. Я чувствую, что в ней — целый замкнутый и своеобразный мир". (Софья Яковлевна Офросимова, фрейлина императрицы)

С. Я. Офросимова: "Если бы, будучи художницей, я захотела нарисовать портрет сестры милосердия, какой она представляется в моем идеале, мне бы нужно было только написать портрет великой княжны Татьяны Николаевны; мне даже не надо было бы писать его, а только указать на фотографию ее, висевшую всегда над моей постелью, и сказать: «Вот сестра милосердия»".

Мария

"Мария Николаевна была красавицей, крупной для своего возраста. Она блистала яркими красками и здоровьем; у нее были большие, чудные серые глаза. Вкусы ее были очень скромны; она была воплощенной сердечностью и добротой; сестры, может быть, немного этим пользовались и звали ее "le bon gros Toutou" ("добрый толстый Туту"); это прозвище ей дали за ее добродушную и немного мешковатую услужливость. (Пьер Жильяр. "Император Николай II и его семья")

"Великая княжна Мария Николаевна была самая красивая, типично русская, добродушная, весёлая, с ровным характером, приветливая девушка. Она умела и любила поговорить с каждым, в особенности, с простым человеком. Во время прогулок в парке вечно она, бывало, заводила разговоры с солдатами охраны, расспрашивала их и прекрасно помнила, у кого как звать жену, сколько ребятишек, сколько земли и т. п. У неё находилось всегда много общих тем для бесед с ними. За свою простоту она получила в семье кличку Машка"; так звали её сёстры и цесаревич Алексей Николаевич". (Михаил Дитерихс)

Алексей

"Ее величество настаивала на том, чтобы цесаревича, как и его сестер, воспитывали совершенно естественно. В повседневной жизни наследника все происходило буднично, без всяких церемоний, он был сыном родителей и братом своих сестер, хотя подчас было забавно наблюдать за тем, как он изображает из себя взрослого. Однажды, когда он играл с великими княжнами, ему сообщили, что во дворец пришли офицеры его подшефного полка и просят разрешения повидаться с цесаревичем. Шестилетний ребенок, тотчас оставив возню с сестрами, с важным видом заявил: “Девицы, уйдите, у наследника будет прием”". (Лили Ден)
Царские дочери, царские дочери,
Счастье и славу вам в жизни пророчили,
Мир восхищался и зрел вас воочию,
Царские дочери, царские дочери.
Из лихолетья гляжу в ваши очи я, Полные скорби, страдания ночи… Память в народе о вас обесточили, Царские дочери, царские дочери. Дни наши ныне и мига короче, Нет у России царевен, лишь прочие, Есть "мисс Вселенной", "красавицы Сочи", Царские дочери, царские дочери. Души забвеньем у нас заколочены И клеветой на царя опорочены. Вечным укором стоят у обочин Совести нашей … царские дочери!Невярович В. "Царские дочери"

Ольга

"Великая Княжна Ольга Николаевна представляла собою типичную хорошую русскую девушку с большой душой. На окружающих она производила впечатление своей ласковостью, Своим чарующим милым обращением со всеми. Она со всеми держала себя ровно, спокойно и поразительно просто и естественно. Она не любила хозяйства, но любила уединение и книги. Она была развитая и очень начитанная; имела способность к искусствам: играла на рояле, пела и в Петрограде училась пению, хорошо рисовала. Она была очень скромной и не любила роскоши". (Михаил Дитерихс)

Анастасия

"Анастасия Николаевна была, наоборот, большая шалунья и не без лукавства. Она во всем быстро схватывала смешные стороны; против ее выпадов трудно было бороться. Она была баловница - недостаток, от которого она исправилась с годами. Очень ленивая, как это бывает иногда с очень способными детьми, она обладала прекрасным произношением французского языка, и разыгрывала маленькие театральные сцены с настоящим талантом. Она была так весела и так умела разогнать морщины у всякого, кто был не в духе, что некоторые из окружающих стали, вспоминая прозвище, данное ее матери при английском дворе, звать ее «Sunshine» - «Солнечный луч»". (Пьер Жильяр. "Император Николай II и его семья)


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top