Итоги расследования авиакатастрофы разбившегося под Ярославлем Як-42


Итоги расследования авиакатастрофы разбившегося под Ярославлем Як-42 с хоккейной командой «Локомотив» озвучил председатель технической комиссии Международного авиационного комитета Алексей Морозов на пресс-конференции.
На месте крушения самолета Як-42 под Ярославлем. Фото РИА НовостиНа месте крушения самолета Як-42 под Ярославлем. Фото РИА Новости

Як-42 до столкновения с землей был исправен

«Самолет Як-42 был исправлен при вылете из Ярославля. Отказов в работе самолета, двигателей и систем, в том числе тормозной системы, не выявлено. Пожара, взрывов и разрушения самолета до столкновения с препятствием и с землей не было», — сказал Морозов.

Он добавил, что внешние обстоятельства не мешали нормальному взлету самолета, длина ВПП в аэропорту Ярославля составляла три тысячи метров, ширина — 44 метра, что позволяло безопасно выполнить взлет на самолете типа Як-42. Вылет самолета был выполнен точно по расписанию, ограничений на время подготовки экипажа к взлету не было.

Полет выполнялся днем в простых метеоусловиях, самолет был заправлен достаточным количеством топлива, к качеству которого замечаний нет. Взлетная масса и центровка самолета не выходили за установленные пределы, характеристики устойчивости и управляемости самолета соответствовали установленным.

В крови одного из пилотов обнаружен препарат, замедляющий реакцию

«В организме второго пилота обнаружен фенобарбитал — препарат, оказывающий тормозящее действие на центральную нервную систему, запрещенный к применению пилотами. Лица, использующие этот препарат, не могут быть допущены к выполнению полетов», — сказал Морозов.

«По представленной медицинской документации на второго пилота со ссылкой на наблюдавшего его невролога, с 2000 года у второго пилота отмечается снижение рефлексов на ногах, а с 2005 — и на руках, что косвенно говорит о поражении периферических нервов, то есть развитии у него полинейропатического синдрома», — подчеркнул он, отметив, что врач-невролог в 2007 году назначил второму пилоту препарат нейромидин, который применяется для улучшения нервно-мышечной передачи.

По словам Морозова, полинейропатический синдром проявляется в том числе в виде нарушения координации движения ног и контроля их пространственного положения.

Пилоты не имели должного налета

Пилоты не имели должного количества часов налета на данном самолете после переучивания с самолета типа Як-40, сообщил Алексей Морозов.

«После теоретического курса переучивания на Як-42 командиром воздушного судна предусмотренная документами летная программа в требуемом объеме выполнена не была. Тренажерная подготовка проводилась формально, с большими перерывами, что не способствовало приобретению устойчивых навыков пилотирования и управления самолетами Як-42», — сказал он.

Морозов отметил, что «контроль качества освоения воздушного судна со стороны командно-летного состава авиакомпании («Як-Сервис» — прим.ред.) не осуществлялся, требования по профессиональной подготовке экипажа для подтверждения установленного метеоминимума командиром воздушного судна выполнялись путем фиктивных отметок».

«Летные документы по подтверждению минимума были в большинстве своем сфальсифицированы», — заявил глава технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета.

«Як-сервис» не мог обеспечить безопасность полета разбившегося под Ярославлем Як-42

«Организационная структура авиакомпании «Як-сервис», схема ее управления и финансирования не позволяли обеспечивать безопасное выполнение полета», — сказал Морозов.

«В авиакомпании организация летной работы и система управления безопасностью полетов фактически отсутствовали, а штат руководителей летной службы квалифицированными специалистами укомплектован не был», — отметил он.

Морозов добавил, что переучивание командира воздушного судна и второго пилота разбившегося самолета на Як-42 проходило «с грубым нарушением действующих нормативных документов».

Экипаж расчет взлетных данных не проводил

Экипаж перед взлетом расчеты данных не производил, но, несмотря на это, правильно установил стабилизаторы.

Морозов процитировал расшифровку записей переговоров экипажа самолета.

«Второй пилот: сколько тебе? девять? КВС: восьмерку, наверное», — говорилось с записи переговоров.

По словам Морозова, «командир воздушного судна принимает соломоново решение — восемь с половиной».

«Этот диалог еще раз доказывает, что расчет взлетных данных экипаж не проводил. В то же время, согласно руководству полетной эксплуатации, расчетное взлетное положение стабилизатора для фактической центровки составляло 8,5 градуса, то есть установка стабилизатора, исходя из предыдущего опыта экипажа, была выполнена правильно», — сказал глава технической комиссии. Решение экипажа Як-42 о старте на номинальном режиме работы двигателей неграмотно

Решение командира Як-42 о старте на номинальном режиме работы двигателей самолета неграмотно, полагает Морозов.

«Решение КВС о старте на номинальном режиме работы двигателя нельзя назвать грамотным, так как это примерно на 350 метров сокращало располагаемую длину разбега и дистанции прерванного и продолженного взлета», — сказал Морозов.

Як-42 шел на взлет со скоростью меньше необходимой

Скорость Як-42 перед взлетом была ниже необходимой на 20 километров в час, самолет выходил на курс взлета с подтормаживанием.

«Определенная командиром скорость принятия решения — 190 километров в час — была на 20 километров в час меньше нормальной расчетной для фактического взлетного веса 54 тонны и номинального режима работы двигателей», — заявил Морозов .

По его словам, летчики установили номинальный режим работы двигателей только спустя 22 секунды после начала движения.

Морозов также сообщил, что до выхода на курс взлета движение самолета выполнялось с подтормаживанием.

«Сравнение темпа разгона самолета при летном эксперименте и в аварийном полете показывает, что на данном этапе до выхода на курс взлета движение самолета осуществлялось с подтормаживанием, что повлияло на увеличение длины разбега», — сказал он.

Як-42 при взлете повредил крыло

Як-42 при взлете повредил крыло. «Сразу после отрыва от земли самолет столкнулся с антенной системой курсового радиомаяка высотой примерно 2,5 — три метра и контейнером курсового радиомаяка, что вызвало повреждение конструкций левого крыла и могло дополнительно способствовать интенсивному кренению», — сказал Морозов.

По его словам, максимальная высота, которую набрал самолет, составляла 5-6 метров.

«Приземеление самолета произошло с левым креном», — сказал глава техкомиссии.

Он сообщил, что в ходе последующего движения самолета произошло сначала разрешение конструкций левого крыла самолета с разливом керосина, а в последующем — и полное разрушение самолета, практически в перевернутом положении.

Экипаж самолета Як-42 действовал несогласованно

Экипаж самолета Як-42 не рассматривал варианта прекращения взлета и мог допустить несогласованность в работе двигателей и штурвалов. «Экипаж вариант прекращения взлета не рассматривал. Все его действия… свидетельствовали о намерении продолжить взлет», — сказал Морозов.

Он предположил, что бортмеханик мог принять импульсное движение колонки штурвала от себя за попытку прекращения взлета и убрать на малый газ РУДы всех двигателей без команды командира воздушного судна. «Однако мгновенно последовала команда КВС «Взлетный», после чего РУДы были немедленно возвращены во взлетное положение», — сказал Морозов.

Участник летного эксперимента, организованного МАК, летчик-испытатель 1-го класса Василий Севастьянов также считает, что экипаж проявил несогласованность действий. «В момент выхода с ВПП действия экипажа были несогласованы», — сказал он. Во время эксперимента были смоделированы все действия экипажа накануне катастрофы.

Установить, кто из пилотов Як-42 тормозил во время разгона перед взлетом, не удалось

Расследование причин катастрофы самолета не установило, кто именно из пилотов тормозил во время разгона самолета перед взлетом.

«Из-за отсутствия на средствах объективного контроля на Як-42 контроля параметров работы тормозной системы однозначно определить, кто из пилотов осуществлял подтормаживание, не представилось возможным. Это в равной степени могли сделать (и командир, и второй пилот)», — сказал Морозов.

Морозов сообщил, что один из пилотов жал на тормоза, в результате чего тормозящая сила составила 8 тонн, и скорость перед взлетом была ниже необходимой на 20 километров в час.

«Что касается первоначального торможения на скорости 165-170 километров в час, это в равной степени могли сделать как командир, который осуществлял активное управление воздушным судном, так и второй пилот, который осуществлял контролирующее пилотирование», — сказал Морозов.

Он напомнил, что второй пилот находился под воздействие препарата «фенобарбитал», запрещенного к использованию, и имел «вот те заболевания, о которых мы говорили».

Самолет Як-42 с хоккейной командой «Локомотив» на борту 7 сентября упал в районе населенного пункта Туношна под Ярославлем, в 2,5 километра северо-западнее аэропорта. На борту было 45 человек — 37 пассажиров и восемь членов экипажа. Выжили только бортинженер.

По материалам РИА Новости


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • МАК предлагает ввести международные стандарты безопасности полетов на всех авиарейсах в РФ
  • Метеорологи прогнозируют в этом году "стандартную" русскую зиму
  • Всероссийский форум «Миллион друзей: живая природа и общество» в Нижнем Новгороде
  • Взять ипотеку, пока горячо!
  • Снежный покров появится на улицах Москвы в конце ноября


  • Top