Путешествие по Китаю. Путевые заметки. Пекин


Прекрасным осенним утром наш самолет из Иркутска приземлился в пекинском аэропорту. Аэропорт огромный и довольно красивый, весь из стекла и бетона. В нишах вдоль стен стоят терракотовые солдаты, на стене — мозаика на сюжеты из истории древнего Китая.
Шичахай. Западное море и мост Джиньдин. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times) Шичахай. Западное море и мост Джиньдин. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times)
В Пекине
Мы путешествовали самостоятельно, никто нас не встречал, и надеяться приходилось только на себя. Прошли таможенный досмотр, меня проверять не стали вообще, а вот мою спутницу досмотрели очень тщательно. У нее нашли какую-то книгу без картинок, и долго выясняли, о чем эта книга, и даже позвали переводчика – цензура не дремала. Наконец, нас отпустили, и мы выбрались наружу.Мы сели на лавочки, стоящие посреди очень красивой аллеи из цветов и небольших кустов. Куда и на чем ехать, мы совершенно не знали, правда, у нас был путеводитель по Китаю с адресами гостиниц и с множеством полезных советов. По нему мы выбрали гостиницу в самом центре Пекина, в Старом городе, с относительно умеренными ценами и необходимым минимумом комфорта.

Решили взять такси, чтобы не блуждать. Такси отходили прямо от нашей аллеи, и на стоянке царил образцовый порядок, ни толчеи, ни очереди. Никто не ловил пассажиров, предлагая довезти за бешеную цену. Распоряжалась посадкой женщина в форме, такси подъезжали по очереди, и она указала, в которое из них нам садиться, мы не возражали. Поездка заняла примерно около часа. Широкая дорога была обсажена деревьями и цветущими кустами роз – так странно и приятно было видеть цветы, когда дома и деревья уже стояли голые, и уже падали первые снежинки. Потом пошли современные дома очень оригинальной конструкции, и, наконец, мы приехали в Старый город.

Дворик за стеной. Я все же заглянула за дверь в стене хутуна. Так живут небогатые пекинцы. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times) Дворик за стеной. Я все же заглянула за дверь в стене хутуна. Так живут небогатые пекинцы. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Старый город

Старый город нам понравился сразу и безоговорочно. Невысокие дома с загнутыми кверху крышами, парки, дворцы и храмы, магазины и кофейни с открытыми дверями, и кругом множество львов – все было необычно и привлекательно. Таксист подвез нас к 4-этажной гостинице с неизменными львами при входе и красивым холлом, мы заплатили точно по счетчику. Таксист дал нам сдачу до последнего юаня – там с этим, видимо, строго, и так было по всему Китаю – по счетчику и со сдачей. Конечно, были и исключения, а если вы нанимаете такси на целый день, то цена договорная, но в пределах разумного (мы все пересчитывали на иркутские цены).

Такси уехало, мы вошли в гостиницу. Нам понравилось все, кроме цен. Путеводитель нагло обманул, уменьшив цену в 2 раза, но, может быть, виновата была инфляция. Мы решили попытать счастья в другом месте, но покидать Старый город мы решительно не хотели. Недалеко находился информационный центр для иностранцев (там говорят по-китайски и плохо по-английски, русского не знают), там нам дали карту Пекина и посоветовали неплохую гостиницу в 10 минутах ходьбы, куда мы и отправились. Пройдя буквально 5 минут, мы попали в знаменитый Шичахай – район озер и хутунов.

Шичахай – район озер и хутунов

Шичахай был включен в состав столицы при династии Юань (1279 – 1368 годы), здесь находятся более сорока культурных и исторических памятников, множество особняков принцев и прочих знаменитостей, знаменитые Башня Барабана и Башня Колокола, а также три живописных озера: Цяньхай (Переднее море), Хоухай (Заднее море) и Сихай (Западное море). Из этих озер вытекает маленькая речка, через которую перекинуто множество прелестных мостиков, в основном, пешеходных, в тихих заводях – заросли лотосов (правда, уже отцветших), и древние драконы (отгороженные сетками от туристов) охраняют покой тихих вод.

Холл гостиницы.  Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times) Холл гостиницы. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Хутуны

Хутуны – это улицы, которые существуют только в Пекине. Считается, что это слово произошло от монгольского hudun — «лагерь» или «деревня». Назвали маленькие улочки хутунами люди с севера — нучжэнь (их язык похож на монгольский), которые основали династию Цзинь. Они захватили Пекин в 1127 году, и сделали его своей второй столицей. В прошлом существовало правило строить дворы по прямым линиям, все хутуны были шириной 9,3 м и имели направление с севера на юг и с востока на запад, формируя план города. Дворы выравнивались вдоль хутунов так, чтобы солнце попадало на дома (сейчас хутуны слились в один сплошной массив, и имеют разную ширину и направление). Самый узкий хутун в Пекине – хутун Гаосяо – ширина его 40 см, а самый короткий хутун Ичи (улица Одного Шага) – длина его всего 20 м.

Пекинские хутуны сформированы стенами домов, соединенных так, что кажется, что это одна стена, а в ней – дверь. Мне все время хотелось заглянуть за эту дверь, казалось, что за ней будет вход в дом или во двор, но нет, за ней опять идет очень длинный и узкий, в метр шириной проход, в который выходят уже двери домов. Иногда проход заканчивается двориком, все это выглядит внутри довольно бедно, стоят велосипеды и прочая утварь.

Районы старых хутунов занимают 1/3 жилых кварталов, и их постепенно сносят, но без них старая пекинская культура и традиционный уклад жизни исчезнет, поэтому сохранено несколько заповедных зон для сохранения хутунов. Там старые хутуны сносят, а на их месте строят современные, уже из сборного железобетона, но их не отличишь от старых. Правда, сносят не все – район Шичахай, самый древний в Пекине, оставлен как исторический заповедник, только в 2007 году его отреставрировали. Туда мы и направились.

Улица Дианьмэнь.  Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times) Улица Дианьмэнь. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Несколько раз мы прошли мимо гостиницы, не заметив её, пока, наконец, не спросили местного жителя (с английским в Пекине не пропадешь). Он засмеялся и показал нам на дом, возле которого мы стояли. Вывески не было. Дом был старинной постройки, двухэтажный, с какой-то еще мансардой выше второго этажа, с загнутой крышей, – все, как полагается. Дверь была открыта, внизу рядом с холлом стояли велосипеды (их давали жильцам напрокат), в глубине дома была лестница, ведущая на второй этаж. Мы поднялись по ней и очутились в холле, обставленном в стиле конца XIX века – резная мебель красного дерева, кресла — качалки, картины и компьютер с Интернетом. Цены были такие же, как и в первой гостинице, но мы поторговались, нам уступили, и мы поселились здесь, ни разу об этом не пожалев.

В номере все тоже было выдержано в стиле конца позапрошлого века, фотография императрицы Цыси висела на стене. Больше всего меня очаровала огромная ваза для умывания из настоящего фарфора – я по ней постучала, и она зазвенела приятным мелодичным звоном. Две огромные кровати, телевизор, чайник и душ – что еще надо неприхотливому туристу из Иркутска, который отдыхает на Байкале с туалетом на улице и умывается из ковшика. Мы бросили свои пожитки, и поспешили на улицу – поесть и осмотреться.

Яньдай Сецзе

Яньдай Сецзе (в переводе – Наклонная улица кальянов) – улица, на которой мы поселились, одна из старейших улиц Пекина. Она имеет длину всего 232 метра, построена более двух столетий назад и выходит на центральную улицу Дианьмэнь перед Барабанной Башней. Согласно летописи, раньше она называлась Переулком Барабанной Башни, но во время правления династии Цинь её переименовали в Яньдай, так как сто лет назад среди зажиточных людей всеобщей привычкой было курение кальянов.

Хутун Яньдай глубокой ночью. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times) Хутун Яньдай глубокой ночью. Фото: Ольга Судникович/Великая Эпоха (The Epoch Times)
На улице было открыто множество магазинов курительных принадлежностей, и хозяин одного магазина выставил перед прилавком большую деревянную трубку, из-за которой и стали называть эту улицу Улицей Кальянов. Интересно, что даже форма этой улицы напоминает кальян. Сейчас на ней расположено множество сувенирных магазинов, антикварных лавок и магазинов одежды, а также кафе и ночных баров. Народ, в основном, туристы, как китайские, так и иностранные, толпится на ней с утра до позднего вечера, а с наступлением темноты здесь вообще не протолкнуться. Улица только пешеходная, и гулять по ней можно каждый день.Улица Дианьмэнь, которая начинается от Барабанной Башни, широкая и не менее оживленная. Дома на ней повыше, но также старинные, много хороших кафе, магазинов, но улица дорогая – сказывается то, что это туристический центр. Мы выбрали одно кафе – нас привлекла черепаха у входа, и наконец-то познакомились с настоящей китайской кухней. Ели палочками, вилки нам не дали. Вилку вам не дадут ни в одном пекинском кафе, поэтому я запаслась своей вилкой, ложкой и ножом, а мои спутники упорно осваивали палочки. Забегая вперед, скажу, что китайская кухня мне не понравилась, она для нас непривычна, много специй и какой-то странный соус, который портит всю еду. Первый обед обошелся нам по 200 рублей на человека – дорого это или нет, судите сами.

Продолжение следует…

________________________________________________________________________________________

Тайланд со своей экзотикой и гостеприимством всегда тепло встречает туристов со всех концов мира. Горящие туры в Тайланд подразумевают не только привлекательные скидки, но и обещают фантастический отдых в одной из красивейших азиатских стран, где самое идеальное место для отдыха с ноября по март.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фестиваль Reve de couleurs в Реймсе, Франция
  • Первая новогодняя елка была установлена в Старой Риге
  • Милфорд-Саунд – восьмое чудо света
  • Спрос на туры в Гоа вырос на фоне наводнения в Таиланде и волнений в Египте
  • Обзор новогодних туристических направлений


  • Top