Китайский профессор рассказывает о состоянии общества и политической среде Китая


Профессор Ван Хэнгэн. Фото предоставил Ван ХэнгэнПрофессор Ван Хэнгэн. Фото предоставил Ван ХэнгэнБывший профессор китайского педагогического института Ван Хэнгэн, которого после ряда критических высказываний в адрес правящего режима заключали в психиатрическую больницу, был вынужден уехать из страны. В интервью The Epoch Times он рассказал о том, что видел и пережил у себя на родине.

Ван Хэнгэн, 40 лет, профессор, доктор математических наук, работал преподавателем педагогического института Хуанань в городе Гуанчжоу провинции Гуандун.

С китайским обществом что-то не так

В возрасте 34 лет он начал остро ощущать, что с китайским обществом не всё в порядке, и стал всё больше интересоваться социальными проблемами.

Он рассказал, что в маленькой деревне провинции Чжэцзян, откуда он родом, расположено 13 химических комбинатов, очень высокий уровень врождённых дефектов у детей, а на полях от загрязнения без сильных химикатов, ничего уже не растёт.

В апреле 2004 года местные крестьяне не выдержали и начали протест. Они избили многих местных чиновников, а начальнику полицейского управления сломали ногу.

Узнав о степени экологического загрязнения в стране, Ван начал сильно сомневаться в качестве и безопасности отечественных продуктов питания.

Он рассказывал студентам на лекциях о коррупции и широко распространённой в стране пагубной привычке дарить подарки различным служащим за их услуги. В 2005 году он написал статью о коррупции, которая получила широкое распространение в обществе. В том же году на Вана обратили внимание партийные руководители. Начались запугивания и угрозы, которым также подверглась и его жена.

В 2007 году агенты органов безопасности отправили Вана в психиатрическую больницу. Там в одной палате с профессором находились директор строительного института и доктор наук. Так как Ван старался сотрудничать с программой его преобразования, через два месяца его освободили.

Он рассказал, что режим КНР широко использует психиатрию для преследования независимых представителей интеллигенции, бывших военных, защищающих свои права, а также сторонников Фалуньгун. С этими людьми он встречался во время заключения в клинике.

После освобождения из психиатрической лечебницы, Вану разрешили продолжать преподавательскую деятельность в институте.

2008 год был годом бедствий в Китае. Зимой в стране прошли обильные «ледяные дожди» и снегопады, которые нанесли большие разрушения. В мае произошло разрушительное землетрясение в провинции Сычуань, а осенью вспыхнул так называемый «меламиновый скандал», связанный с загрязнёнными меламином молочными смесями для детей.

Разрушения во время снегопадов и землетрясения, по словам Вана, во многом были связаны с некачественными зданиями и столбами электропередач, которые построены из остатков разворованных чиновниками стройматериалов. Столбы были слишком тонкими, а здания школ слишком хрупкими, что привело к многочисленным человеческим жертвам.

«Кроме всего этого, в том году режим готовился к Олимпиаде и ради благополучного её проведения, все эти бедствия и жертвы отошли на последний план, а информация о них подверглась цензуре. Мне было очень тяжело смотреть на всё это, и я снова начал “сходить с ума”», — рассказывает Ван.

Профессор снова стал рассказывать своим студентам политически чувствительные для режима вопросы. Например, Ван говорил, что у правительства страны есть «два безумия»: безумный грабёж народа и безумная перекачка средств за границу. Он также говорил о долгах местных властей и бегстве чиновников за границу.

Ван рассказал, что редкоземельные металлы являются ценными полезными ископаемыми Китая, но многие чиновники продают их незаконно в США, Японию, Южную Корею и другие страны по цене капусты.

Надежда на перемены в компартии сменилась надеждой на смену режима

По словам профессора, всё больше замечая растущие проблемы в китайском обществе, он сохранял надежду на то, что правящая в стране партия может измениться, провести реформы и улучшить ситуацию.

«Особенно после того, что я узнал о землетрясении в Сычуани, я очень сильно надеялся на реформы в стране. Однако проводить их и даже продвигать иные взгляды очень трудно. Вскоре я заметил, что на меня стали доносить другие профессора. Они просто хотели сохранить свои посты, государственное финансирование своих проектов и другие личные выгоды. Так постепенно я осознавал насколько равнодушными стали китайцы, и какой порочной является природа тоталитарного режима компартии», — говорит Ван.

«Позже я, наконец, понял, что компартия не сможет измениться. — Продолжает доктор наук — Она проповедует атеизм и считает себя богом. После захвата власти, с помощью различных движений она погубила десятки миллионов китайцев. Сейчас в Китае повсюду отравленные продукты, загрязнённая земля и множество других проблем. Всё это по степени вреда ничем не отличается от бедствия во время “Большого скачка” и “Великого голодомора”. Китайские СМИ пишут, что загрязнению подверглось 30% пахотной земли в стране. Я уверен, что эти цифры, как обычно, сильно занижены ради поддержания образа так называемого “гармоничного общества” и что их надо увеличить минимум вдвое, чтобы понять настоящую ситуацию».

Ван также уверен, что как бы сильно компартия не промыла китайцам мозги, сейчас эпоха Интернета, который компартия не способна контролировать, люди неизбежно узнают всю правду, пробудятся и тогда власти режима придет конец.

«Какой бы способ не выбрал китайский народ, мирный или же в форме революции, Китаю необходимы политические реформы, надо чтобы наша страна стала страной без компартии», — говорит Ван.

Бегство за границу

Когда в 2008 году в стране разгорелся крупный скандал, связанный с плохим качеством детских молочных смесей, от которых пострадали более 300 тысяч детей, Ван не сдержался и написал ещё одну критическую статью. Статья, которая быстро распространялась в СМИ и Интернете, снова привлекла внимание властей. За Ваном установили круглосуточную слежку и снова начались угрозы и запугивания.

В том же году он заболел раком, а на следующий год, не выдержав давления, с ним развелась жена. Его сместили с должности и начали проверять, подозревая в принадлежности к группе Фалуньгун и сотрудничестве с заграничными «антикитайскими» сайтами.

В январе этого года Вану удалось уехать в Австралию. Из-за преследования со стороны режима, бывшие соученики и многие друзья не осмеливаются с ним контактировать, но он не осуждает их за это.

«Даже за границей в свободном обществе за мной всё равно следят шпионы компартии. Вот так из профессора института я превратился в беженца», — говорит Ван.

Многие китайцы ругают компартию

Ван рассказал, что в Китае он общался со многими преподавателями различных вузов. Почти все они в частных беседах ругают компартию, особенно после землетрясения в Сычуани, которое вскрыло многочисленные ошибки властей, даже некоторые чиновники начали осуждать режим.

«В Мельбурне я тоже встречался со многими преподавателями. Некоторые из них обучают и китайских студентов. Они рассказывают, что эти студенты знают насколько плохая компартия, но у многих из них родители занимают в Китае высокие государственные посты. Причём они говорят своим детям постараться после окончания учёбы найти способ остаться за границей и не возвращаться в Китай», — рассказывает Ван.

Впечатления от заграницы

На вопрос о своих самых ярких впечатлениях от жизни за границей Ван сказал, что проживающие тут китайцы очень равнодушные.

«Хоть даже они и не любят компартию, но не хотят ничего предпринимать и даже не желают высказываться об этом. Большинство из них опасаются, что потом не смогут поехать в Китай навестить родственников или по другим делам», — поясняет профессор.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайским последователям Фалуньгун, проживающим в Израиле, грозит депортация в Китай
  • Лари Ланг: Режим компартии Китая на грани банкротства
  • Технологии и торговля в борьбе за свободу китайского Интернета
  • Тысячи китайских крестьян выступили против диктатуры компартии
  • В Китае школьников перевозят в автобусах, находящихся в аварийном состоянии


  • Top