Доктрина красоты королевы Bel Canto Лючии Алиберти


НЬЮ-ЙОРК. Ведущая мировая сопрано Лючия Aлиберти отправляется на гастроли из античного театра в Таормине, Сицилия, где музыка издревле отличается необычайным звучанием благодаря акустике зала, в Карнеги-Холл, где выступают знаменитые современные музыканты. Цель путешествия Лючии — познакомить зрителей в Нью-Йорке с чистым итальянским бельканто. Концерт организован с целью возрождения древней китайской культуры.

Общепризнанная королева бельканто Лючия Aлиберти разделила сцену с победителями Международного конкурса вокалистов, организованного телевидением Новая Династия Тан (New Tang Dynasty Television) в концертном зале Исаака Стерна Карнеги-холла в Нью-Йорке в воскресенье 30 октября.

Овации, восторженные аплодисменты, море цветов — так приветствовали зрители всемирно известную итальянскую диву за ее чарующее пение, а также за ее поддержку китайских певцов бельканто на сцене.

Портрет Люсии Aлиберти. Фото предоставлено Lucia AlibertiПортрет Люсии Aлиберти. Фото предоставлено Lucia Aliberti

«Прекрасно!» — сказал д-р Эдуард Шмидер, заслуженный профессор музыки Университета Темпл, который приехал из Филадельфии, чтобы послушать пение Лючии.

«Я впервые услышала настоящее итальянское бельканто, и меня это потрясло!» — сказала Алиса Вонг, член китайский аудитории в Нью-Йорке.

«И для меня это тоже первый раз», — сказала г-жа Aлиберти. Она активно сотрудничает с Телевидением «Новая Династия Тан» в продвижении классического вокального искусства, потому что имеет большое желание поддержать певцов Bel Canto со всего мира, особенно из Китая. «Это потому, что я никогда не была в Китае», — пояснила она.

Благодаря телевидению «Новая Династия Тан», названному в честь самой славной династии за 5000летнюю цивилизацию Китая (618-906 гг.), г-жа Aлиберти побывала на концерте классического китайского искусства Shen Yun Performing Arts в Государственном театре Нью-Джерси.

Aлиберти была в восторге от своей первой встречи с классической китайской культурой: «Я была поражена красотой китайской мелодии, ритма, хореографии — это целая философия! Огромная позитивная энергии, поступающая со сцены, передается публике, у меня дрожь пробегала по телу. Это прекрасно! Создатель этого шоу — гений!»

Итальянская примадонна много гастролировала и пела для глав государств и знаменитостей, в том числе для папы Иоанна Павла II, принца Англии Чарльза, президента Германии Хорста Келера, принца Японии Хиро и принца Монако Альберта.

Aлиберти сказала, что она очень заинтересована в миссии, заявленной Международным китайским вокальным конкурсом телевидения «Новая Династия Тан»: содействие подлинному, несущему добро и красоту традиционному вокальному искусству. Конкурс был организован только для исполнителей бельканто.

«Для этой миссии более всего подходит Лючия Aлиберти», — сказал Штефан Шмербек из Мюнхена по телефону журналисту «Великой Эпохи». Шмербек — менеджер искусства для оперных певцов мирового класса, работает с мадам Лючией более 20 лет.

«Она является воплощением итальянского бельканто, — сказал Шмербек, — и несет истинное наследие итальянского бельканто, переданное непосредственно от величайших итальянских мастеров оперы XIX века».

Прекрасные традиции

«Моим учителем был Луиджи Риччи», — рассказала в интервью г-жа Aлиберти. Она была последней ученицей Риччи. Луиджи Риччи умер в 1981 году, и был последним человеком в Италии, чье имя стоит на одном уровне с такими великими именами в итальянской опере, как Беллини, Россини, Доницетти и Верди.

Педагог, аккомпаниатор и близкий друг итальянского тенора Беньямино Джильи (1890-1957), Риччи работал в тесном контакте с Пуччини (1858-1924) в течение восьми лет и с Масканьи (1863-1945) в течение тридцати четырех лет в Риме. Он брал уроки пения у Антонио Cotogni (1831-1918), среди итальянских баритонов он рассматривается на международном уровне как один из величайших оперных певцов-мужчин 19-го века.

По словам Шмербека, Алиберти много раз ездила в Рим к Риччи из Мессины, своей родины, чтобы тот взялся ее учить пению. «Я слишком стар, чтобы брать учеников», — сетовал мастер. В то время ему было 84 года. Но ее талант и самоотдача тронули его, и, в конце концов, Риччи смягчился и передавал ей традиции бельканто вплоть до своей смерти в возрасте 88 лет.

«Это в моей крови, в моей коже, — говорила Aлиберти, касаясь лица своими худыми пальцами. — «Бельканто» означает красивое пение. «Белло» — красивый, элегантный, как прикосновение цветами, бархатом».

Она объясняла, что красота существует как внутри, так и снаружи. «Внешняя красота — это голос и техника, — а затем, указывая на свое сердце, она говорила, — а тут должно быть внутреннее ощущение красоты. Если у вас внешняя и внутренняя красота гармонируют между собой — это идеальное состояние».

Королева бельканто очень высоко ценит музыку прошлого: «Музыка XIX века оказывает на меня магическое действие, я ее чувствую физически. Мелодии очень просты, но поразительно сильны, затрагивают самое сердце. Их не забываешь. В традициях всегда присутствует духовная чистота и истинная красота».

Лючия считает, что история состоит из удивительных сокровищ: «Когда строили Teatro antico di Taormina (античный театр в Таормине, Сицилия), не было лифта, не было микрофонов. Но когда вы поете, голос просто льется. Удивительная акустика, волшебство!»

Старинные замки Рима, древнегреческий амфитеатр, классический китайский танец, который она видела в Shen Yun Performing Arts, все это наполняет ее удивительными, прекрасными переживаниями.

Лючия связывает свой музыкальный талант с семейными традициями: «Я от рождения слышала музыку. Все члены семьи по отцовской линии музыканты. Мой дед был талантливым музыкантом, играл на 10 инструментах, обучал музыке. В моем доме есть все музыкальные инструменты от деда. Музыка у меня в крови».

Aлиберти начала играть на фортепьяно с 6 лет. Она также играет на скрипке, альте, гитаре, аккордеоне и мандолине. Она также пишет и сочиняет пьесы для фортепиано, кларнета, флейты и голоса.

Придерживаясь доктрины красоты

Алиберти рассказывала, что соблюдение музыкальных традиций и стремление к прекрасному является стимулом: «Я должна много трудиться, чтобы сохранить прекрасные традиции в пении. Красивые вещи легко разрушить. Я должна их защитить. Бог наделил меня огромной миссией, и я должна много работать, чтобы сохранить свой стиль, свой путь».

Итальянская оперная дива добавила: «Мне нравится быть женщиной. Я думаю, что женщина должна быть нежной и женственной, в ней не должно присутствовать мужество». Лючия любит красивые наряды, цветы, природу.

«Я пуританка — это моя религия. Это значит прозрачность и чистота, никогда не идти на компромисс, быть истинным во всем, в мелодии, звуках. Это «доктрина дель Белло» или доктрина о красоте. Вы должны постоянно развивать себя, совершенствовать себя, хранить верность традициям».

Поддержать ее «доктрину дель Белло» в современном мире непросто — это подобно опасным водопадам в Мессинском проливе, о которых упоминает Гомер в Одиссее, это связано с трудностями переездов, с проверками на твою храбрость. Но дива мессинского происхождения сумела пройти трудные испытания и бурные подводные течения со свойственной ей красотой, грацией и сохранила истинную культуру пения.

«Я всегда пою с любовью. Я дарю хорошую энергию людям». Aлиберти говорит, что использует свой голос, чтобы донести до людей огромный положительный импульс красоты и доброты.

«Во всем ее облике, голосе присутствует удивительная трогательность!» — сказал Шмербек. Он писал Лючии Aлиберти из больницы: «Спасибо вам за утешение, которое я получаю от Вашего искусства». Он сказал, что пение Aлиберти дает ему силы выживать в трудные моменты жизни.

«Я получаю очень много писем от людей со всего мира: Германии, Франции, России, Японии, Америки, Аргентины. Они пишут, что после моих концертов они меняются, становятся лучше». Ее любимый композитор

О Винченцо Беллини (1801-1835), своем любимом композиторе, Лючия говорила с улыбкой: «Беллини творил для певческих голосов». Лючия рассказала, как Беллини внес изменения в свою работу Casta Diva специально для Джудитты Паста (1797-1865) после того, как знаменитая итальянская сопрано (считается одной из величайших оперных певиц) сказала ему: «Это слишком высоко», — и Беллини переделал партитуру.

Как певица, Лючия испытывает глубокое уважение к композитору. Чтобы глубже понять первоначальные музыкальные идеи Беллини, она много времени отдает интенсивному изучению рукописей Беллини.

Лючия обнаружила у композитора свойственную и ей черту характера: «Он никогда не считал свои произведения законченными, постоянно вносил изменения, исправления. Это присуще и мне. Я настаиваю на изменениях, пока не будет идеального звучания. Я стремлюсь к совершенству. Но это очень нелегко и трудноосуществимо, требует постоянной напряженной работы, огромного труда и бескомпромиссной преданности своему делу».

Aлиберти утверждает, что средства массовой информации должны способствовать развитию высоких нравственных ценностей у людей. По ее мнению, должны существовать определенные стандарты духовного уровня, к чему люди должны стремиться: «Не все является хорошим».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Встреча двух культур. Разнообразие обогащает
  • Осипова и Васильев пришли в Михайловский не за деньгами, а за новыми амплуа - глава театра
  • Два театра на Таганке подружатся, но не станут единой труппой - руководитель театра
  • Солнечного диска отражение
  • Выставка классика итальянской фотографии Элио Чиола «Очарование реальностью»


  • Top