Государство лицом к гражданам или взгляд уполномоченных по правам человека


Омбудсмены всех стран, объединяйтесь

Новое время рождает новые понятия и новых героев. Вот и в нашем лексиконе появилось новое и непривычное слово — омбудсмен — уполномоченный по правам человека. Кто он? Супермен, новый Робин Гуд, защитник народа, или протокольная фигура, своего рода «свадебный генерал» на тризне нынешней демократии?

На все эти вопросы пытались ответить участники состоявшейся 5-7 июня в Санкт-Петербурге VI конференции программы «Омбудсмен и права человека». Организованная ежегодно Санкт-Петербургским центром «Стратегия» и уполномоченным по правам человека в РФ, конференция собрала уполномоченных по правам человека из 34 российских регионов, а также представителей региональных правозащитных организаций, международных и российских экспертов.

В конференции принял участие и приглашённый комиссар совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг. Это его первый официальный визит в Россию в новой должности. Участники обсудили современную ситуацию с развитием института омбудсмена в регионах России, его взаимодействия с властью, а также роли в процессах административной реформы. Этому же посвящён был и Х круглый стол российских уполномоченных по правам человека, который прошёл в рамках этой конференции.

Начало программы в России приходится на 1997 год. Тогда был разработан Закон об уполномоченных по правам человека, подписанный первым в Санкт-Петербурге ещё губернатором Яковлевым. И хотя сегодня уже в 34 регионах действуют «народные адвокаты», как называют их на Западе, к сожалению, в самом Санкт-Петербурге, равно как и в Москве, их ещё нет. Хотя закон существует, местные депутаты до сих пор не могут принять его к действию.

Попытка привить защиту прав человека в столичных регионах пока не срабатывает. Видимо, ещё силён иммунитет денег и власти против подобного новшества. Но, как надеется Александр Сунгуров, президент Санкт-Петербургского гуманитарно-политологического центра «Стратегия», сегодня идёт установление института защиты прав человека, и в России уже почти тысяча человек работает в аппаратах уполномоченных.

Омбудсмен не супермен, но…

Один из уважаемых правозащитников сказал в кулуарах конференции, что сюда идут люди с обострённым чувством совести. Омбудсмен, скорее, призвание, чем профессия. И это накладывает отпечаток на человека. Из тех, с кем удалось пообщаться корреспондентам «ВЭ», в основе своей, это люди открытые, доброжелательные, заряженные особой энергетикой участия и помощи окружающим. В прошлом многие из них специалисты в различных областях — юристы, общественники, депутаты, умеющие вести диалог с властью. Сами уполномоченные в шутку называют себя мостиком между народом и властью.

По итогам конференции в Санкт-Петербурге прошёл круглый стол «Государство лицом к гражданам. Взгляд уполномоченных по правам человека». Пятеро участников дискуссии наглядно продемонстрировали человеческое лицо среднестатистического российского омбудсмена сегодня. Последний, по мнению Александра Сунгурова, является элементом развития поля публичной политики, поворотом политики от «людей для власти» к «власти для людей», чтобы чиновники, наконец, стали обслуживать людей. Но омбудсмен не супермен, как говорится, он может не всё.

И здесь не последнюю роль играет помощь прессы и депутатов, которые, к сожалению, иногда идут в депутаты, чтобы лучше контролировать свой бизнес. И тогда уполномоченный ему не нужен, он ему просто мешает. Вообще же, омбудсмены — это индикатор попытки нашего общества идти по европейскому, цивилизованному пути. Идти по нему можно только вместе, в связке, по одиночке ничего не добьешься.

Надежда Ахраменко, уполномоченный по правам человека Архангельской области, отметила, что работу уполномоченного нельзя выстроить по инструкции. Это очень тонкая система: нельзя заигрывать с властями, но и «дрова ломать» тоже нельзя. Власть не мешает работе уполномоченного до тех пор, пока не задевается конкретное лицо этой власти. Разговор коснулся и одной из наболевших тем – нарушения прав граждан сотрудниками милиции. По мнению Надежды Ахраменко, система, установившаяся в органах внутренних дел, – против человека, и сами сотрудники органов внутренних дел, и люди становятся заложниками этой системы.

В этом с ней солидарна Галина Матвеева, уполномоченный в Новгородской области, которая видит задачу омбудсмена в предметном решении человеческих судеб. Работа уполномоченных по правам человека наглядно демонстрирует принцип «закон для людей».

Юрий Зельников, уполномоченный в Калужской области, рассказал, что дети-сироты по достижении 23 лет имеют право на получение жилья. Однако в лучшем случае власть предоставляет им комнату в общежитии, считая, что проблема закрыта. «Народный адвокат» инициировал несколько исков в суд, в результате чего детям была предоставлена квартира.

Александр Козицкий, уполномоченный по правам человека в Краснодарском крае, не рекомендует своим коллегам баллотироваться два срока подряд (по закону, не более 5 лет), «чтобы не думать о своём хорошем будущем». Уполномоченный, по его мнению, больше должен думать о тех людях, которых защищает, а не о своей политической карьере. Институт омбудсменов – это национальная защита наших с вами интересов, в том числе на досудебной стадии. И здесь инструментом является слово. Аргумент деятельности омбудсмена очень простой и очень весомый: никто, ни один чиновник не хочет попасть в доклад уполномоченного.

Голубая мечта омбудсмена

Сами уполномоченные сегодня откровенно говорят о том, что одними их скромными усилиями не построить гражданское общество. С одной стороны, необходим диалог народа и власти. К тому же в большинстве регионов ни губернаторы не знают своих правозащитников, ни правозащитники — своего губернатора. С другой, нужно правовое просвещение. Как, например, объяснить детям, что такое права человека? На примере Буратино, шутит Юрий Зельников. Ведь с точки зрения правозащитника, это не сказка, а полный беспредел: трудное детство, незаконное задержание, лишение имущества и т. д. – целый букет нарушений.

Надо менять отношение к статусу омбудсмена. В одном из заявлений прессы недавно прозвучала фраза, что «в стране орудует около 1500 правозащитных организаций». Конечно, после таких заявлений, как только слышат слова «правозащитная организация», сразу хочется убежать. Но, скорее всего, этот процесс зависит от каждого из нас. Если каждый сможет нести ответственность за себя и думать о других в первую очередь, тогда не нужна будет милиция, и мы не станем делить наш мир на волков и овец. И возможно тогда сбудется голубая мечта омбудсмена Надежды Ахраменко — «как можно скорее лишиться своей работы».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • НКВД — ГЕСТАПО: тайное сотрудничество
  • Биограф династии, царской
  • У той нации нет будущего, которая не помнит своего прошлого (часть 1)
  • Международный семинар «Балтийский Путь 2005: будущее без коммунизма»
  • Фоторепортаж с киевского форума "Коммунизм - угроза миру: свежий взгляд на меняющийся мир"


  • Top