Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя. Глава 10



Поблажки и коррупция проникают в вооружённые силы, страсти разрушают «Великую Железную Стену» (1998).

Цзян Цзэминь хорошо знал, что у него нет авторитета в среде военных, как нет и квалификации в этой области.Большинство старших военачальников сражались на поле битвы. У большинства были крепкие связи с другими военачальниками, связи, которых Цзяну особенно не хватало. И Мао Цзэдун, и Дэн Сяопин в прошлом командовали крупными военными силами и заслужили уважение китайских военнослужащих. В отличие от них, Цзяну не доставало не только такой же, как у них, политической базы, но и их опыта в военном деле. Он в жизни не держал в руках оружия.

В большинстве современных стран правящая партия может сформировать правительство только путём демократических выборов. Различные голоса в обществе служат для контроля административной власти правящей партии. За плохое ведение дел правительство может получить порицание, быть привлечено к суду или отправлено в отставку. Армия в таких странах принадлежит государству, а не какой-либо политической партии. Миссия армии – защищать интересы народа и границы государства. Таким образом, ни межпартийные, ни внутрипартийные конфликты не влияют на армию, не требуют её вмешательства.

Вне всякой зависимости от партийной принадлежности избранного кандидата, верность народу и подчинение высшей законодательной инстанции народа являются непреложным законом для армии, обусловленным конституцией. По этой причине демократические государства могут оставаться политически стабильными, несмотря на происходящие иногда горячие дебаты между партиями и напряжённые отношения между ними. Китайская армия в этом отношении отличается от армий западных стран. В действительности, китайская армия принадлежит коммунистической партии, а не всему народу.

Таким образом, армия является инструментом партии, служит её интересам, поскольку это выгодно партии.Китайская коммунистическая партия всегда требовала, чтобы её ячейки были основаны на уровне воинских подразделений. В недалёком прошлом Мао Цзэдун выдвинул формулировку: «партия управляет оружием». Другими словами, тот, кто контролирует армию, однозначно победит в любой внутрипартийной политической борьбе. Политическое будущее того, кто не контролирует армию, зависит от других. Таким образом, Цзян Цзэминь был глубоко озабочен. Но у него имелись свои методы контроля над армией.

1. Продвижение военных кадров по службе, чтобы заручиться их поддержкой

Продвижение по служебной лестнице в армии считается очень важным делом. Обычно оно осуществляется за выдающиеся достижения, такие как кровавые сражения, защита граждан и их домов, а также защита безопасности и покоя всей нации. Во времена Мао те, кого производили в маршалы и в генералы, проходили через огромные опасности перед тем, как получить свой высокий ранг. Те, кого продвигали по службе, ценили это и чувствовали себя удостоенными великой чести. Военные знали, что в мирные времена, когда мало возможностей продемонстрировать силу, получение чина генерала – дело весьма нелёгкое.

Однако во времена Цзяна всё это начало меняться, так как кратчайшим путём к высоким постам в армии быстро стал подхалимаж. Чжан Ваньнян, Го Босюн и Ю Сигуй продвинулись по службе, так как были фаворитами Цзяна, а не за счет каких-либо достижений в военном деле, в армии это широко известно. Самой большой крайностью является случай с генерал-майором Го Босюн из 47-го армейского отделения. Го был назначен вице-президентом Военной Комиссии только за то, что сторожил Цзяна, пока тот спал в послеобеденные часы.

С тех пор как в 1988 году была восстановлена система воинских чинов, Центральная Военная Комиссия (ЦВК) представила девяносто шесть офицеров высокого ранга к званию генерала армии и полиции. Вдобавок к семнадцати офицерам, произведённым в генералы Дэн Сяопином 14 сентября 1988 года, остальные семьдесят девять генералов были назначены Цзяном в период между 1993 и 2004 годом. Что касается произведения в генерал-майоры и генерал-лейтенанты, то сотни получили эти ранги в эпоху Цзяна, как будто это было частью какой-то общепринятой игры.

7 июня 1993 года Цзян предоставил шести офицерам ранг армейских генералов. Через год, 8 июня 1994 года, Цзян произвёл еще девятнадцать офицеров в генералы.

23 января 1996 года Цзян, как бы подчиняясь внезапному капризу, сказал окружающим: «Давайте сегодня произведём несколько человек в генералы. Что вы думаете по этому поводу?» Окружающие его были большей частью подхалимами, поэтому их ответ был, естественно,положительным. Цзян незамедлительно присвоил четырём персонам ранг генерала.Именно в этот день Сун Юнцзюй, политкомиссар второго артиллерийского корпуса,был произведен из чина генерал-лейтенанта в чин генерала.

24 октября 1997 года, за один единственный день Цзян произвёл 152 человека в ранг генерала. Дети бывших высокопоставленных чиновников и те, у кого были семейные связи, были специально отмечены Цзяном для поддержки и продвижения. Например, сын Хэ Лун, Хэ Пэнфэй,был принят в армию только после падения Группы Четырёх в 1976 году. Он прослужил в армии менее двадцати лет, однако одно-единственное повышение по службе сделало его вице-адмиралом. Уже к 1997 году Цзян присвоил пятистам тридцати служащим ранг генералов, генерал-лейтенантов или генерал-майоров.

27 марта 1998 года ЦВК устроила церемонию в честь присвоения десяти высокопоставленным военным и полицейским ранга генерала. 29 сентября 1999 года состоялись два новых генеральских назначения, и 21 июня 2000 года ЦВК в торжественной церемонии присвоила шестнадцати высокопоставленным военным и полицейским чин генерала. 2 июня 2002 года семь человек получили генеральский чин. Говорили, что высокопоставленные армейские кадры возмущались, увидев, что во время снятой на телевидении церемонии, Цзян пользовался только одной рукой при вручении сертификатов о продвижении по службе. Они отметили: «Цзян Цзэминь даже не знает правил элементарного этикета. Это лишает церемонию всякой торжественности».

20 июня 2004 года, незадолго до того как Цзян оставил свой пост, он произвёл пятнадцать военных и полицейских офицеров в генералы, среди них был и доверенный последователь Цзяна, Ю Шигуи. Многие из тех, кому чины и титулы были дарованы с таким легкомыслием, не отнеслись к этому как к высокой чести. Они знали, что эти чины были даны им не за их заслуги и достижения, а просто были авансом с целью добиться их лояльности. По этой причине они принимали чины с лёгкостью и на торжественных церемониях вели себя с недостаточной серьёзностью.

В прошлом продвижение по службе старых генералов было основано на их способностях и получившие чин пользовались огромным престижем, их команды выполнялись беспрекословно. Теперешние кадры используют всё, чтобы продвинуться в чинах. Они не уважают друг друга, клевещут один на другого, создают один другому помехи в работе, отказываются сотрудничать, ревнуют, плетут интриги друг против друга. Возникает вопрос: может ли армия, состоящая из таких военнослужащих быть гарантом безопасности страны? Такая армия не выиграет никаких баталий, каким бы современным оружием она ни обладала.

2.Снисходительность к контрабанде и к взяткам

Предпринимательские действия в армии начались в середине 80-х годов. Изначальной целью была компенсация военных расходов. Старшие чины в КПК были полны оптимизма насчёт возможностей этого предприятия и хвалили его за попытку «содержания армии армией». Некоторые высокие армейские чины, такие как Ян Шанкунь и Ван Чжэнь часто писали сообщения, лозунги или имена собственной каллиграфией для армейских предпринимательских дел, чтобы показать своё одобрение.

После того как Цзян Цзэминь стал председателем армейской комиссии, он воспользовался своим авторитетом и недостатками в армейских предприятиях для того, чтобы взять в свои руки управление военными. Цзян раздал много незаслуженных льгот солдатам, позволяя военным свободно заниматься коммерцией и поощряя коррупцию в их рядах. Цзян рассчитывал, что человеческая жадность подтолкнет людей к расхищению, но они привыкнут полагаться на него, и будут испытывать к нему благодарность. Однако в противоположность тому, чего он ожидал, проблемы вышли из-под контроля: никогда ещё армия не была такой коррумпированной.

Контрабанда во флоте на юго-западном побережье превзошла действия пиратов, увлечение контрабандой в армейских подразделениях на севере страны стала хуже бандитизма. На собрании, посвящённом проблеме контрабанды, премьер-министр Чжу Жунцзи сказал, что только в течение первых шести месяцев 1998 года ружьями и артиллерией, ранее принадлежащими армии, были убиты 450 сотрудников пограничного контроля, полицейских и других представителей закона, 2200 были ранены. Военные также использовали метеорологическую обсерваторию для своих личных целей, подделали подпись премьер-министра, ставили печать на документы,используя печать вице-председателя армейской комиссии, чтобы обманом получить два миллиарда юаней (230 миллионов американских долларов).

Когда этот армейский произвол довели до сведения Цзяна, трудно поверить, но все эти дела были «замяты». Пиратство, бандитизм, коррумпированность местных чиновников – все эти проблемы поблекли по сравнению с тем, что творилось в армии Китая. 26 июля 1998 года флот Северного моря, принадлежащий флотилии Народной Армии Освобождения, послал четыре артиллерийских корабля, две подводные лодки-преследователя,военно-транспортный корабль водоизмещением в четыре тысячи тонн для сопровождения четырёх нефтеналивных судов, которые контрабандой перевозили нефть из Северной Европы. Танкеры были наполнены семьюдесятью тысячами тонн очищенной нефти.

Танкеры случайно пересекли путь двенадцати патрульных катеров, которые были посланы Министерством общественной безопасности и китайской пограничной администрацией. С патрульного катера обратились к кораблям с просьбой сотрудничать с инспекцией. С кораблей им ответили: «Не советуем вам действовать поспешно без приказа Центральной Военной Комиссии и Морского командного штаба!»

Ситуация зашла в тупик на пятнадцать минут, в течение которых флотилия, всё ещё сопровождавшая контрабандные танкеры, срочно запрашивала инструкции к действиям от начальства на суше. Однако их начальство не осмеливалось принять решение, поэтому морские офицеры отправили запрос к высшим военным представителям в Пекине. Они получили простой и прямой приказ, не оставляющий места для сомнения: «Стреляйте в них,стреляйте, пока не уничтожите!» Один из четырёх артиллерийских кораблей быстро навел прицелы своих орудий на судно пограничного контроля и Министерства общественной безопасности и сделал несколько залпов. Почти одновременно с этим транспортный корабль и три других артиллерийских корабля пошли на полной скорости вперёд, тараня пограничные корабли.

Бой длился пятьдесят девять минут. Результатом этой конфронтации было восемьдесят семь убитых и раненых. Несмотря на жертвы, никто из участников инцидента не получил наказания. Иронией судьбы оказалось то, что среди несчастных тринадцати жертв пограничного контроля и Министерства общественной безопасности в этот день был человек по фамилии Дэн. Он был потомком в пятом поколении Дэн Шичана, национального героя флота времён династии Цинь, который сражался и погиб в морской битве в 1894 году в этой же части моря.

13 июля 1998 года на собрании Центрального Комитета КПК премьер-министр Чжу Жунцзи подтвердил, что Рабочий отдел объединённого фронта контрабандой перевёз в Китай десять тысяч легковых автомобилей и поделился прибылью в 2,32 миллиарда юаней (267 миллионов долларов США) с Консультативной политической конференцией и Группой партийного руководства. Из всех, занимающихся контрабандой, военные стоят на первом месте.На национальном собрании, посвящённом проблемам, связанным с увеличением контрабанды, в сентябре 1998 года Чжу сказал,что в последние годы общая годовая сумма контрабанды составляет 800 миллиардов юаней, из которых военные ответственны за большую часть – по меньшей мере, 500 миллиардов. При налоге в 33%, сумма неуплаченных налогов составляла примерно 160 миллиардов.

Деньги от контрабанды не были использованы на военные цели, почти 80% ушло в карманы армейских чиновников разных уровней. Не было такого продукта, который военные не провозили контрабандой. Даже наркотики не являлись исключением. В сводке новостей «Би Би Си» 28 марта 2001 года советник национальной безопасности Филлипин Ройло Голез сказал, что китайские военные ответственны за нелегальное производство наркотиков в пяти провинциях восточного Китая. Эти предприятия поставляли в Филиппины метамфетамины стоимостью в 1,2 миллиарда долларов США каждый год. Голез выразил пожелание, чтобы Китай прекратил поставки наркотиков в Филиппины.

Он сказал, что если бы контрабанда наркотиков из Китая была урезана на 50%, Филиппины могли бы решить половину своих проблем, связанных с наркотиками. Позднее правительство Филиппин неоднократно посылало представителей в Пекин для пресечения непрерывной контрабанды наркотиков и других преступных действий китайских военных под председательством Цзян Цзэминя. Контрабанда, осуществляемая военными, была для них кратчайшим путём обогащения. Другим путём была нажива с военных предприятий.

Один капитан в лагере запуска ракет военного гарнизона Наньцзин организовал китайскую Народную корпорацию Великой стены Исин. Он получил большой кредит, предлагая либеральные акции. Таким образом, получилось так, что простой капитан смог присвоить ошеломляющую сумму в 300 миллионов юаней. Можно привести очень большое количество подобных примеров. Директор Административного отделения Военной Комиссии Дун Лянцзюй имел девять роскошных вилл, построенных в местах национальных достопримечательностей по всей стране, и пятнадцать очень дорогих автомобилей.

Командующий военного гарнизона Гуандун использовал фонды, присвоенные от экономических объектов, чтобы купить шесть вилл с садом и четыре роскошных автомобиля. Вице-президент Военной Академии Наук импортировал материалы для внутреннего декора стоимостью в $120000 из Италии. Заместитель командующего Второго корпуса Артиллерии организовал для своей семьи визит по магазинам Европы и Америки на сумму в $250 000. Когда семеро военных офицеров военного гарнизона Гуандун поменяли место жительства, они потратили$1,2 миллиона просто на реконструкцию ванной; в среднем каждое семейство потратило $180 000 на санитарное оборудование, импортированное из Италии.

В ноябре 1998 министр защиты и вице-председатель ЦВК Китая Чи Хаотянь сказал на встрече Военной Комиссии и Инспекционной Комиссии по военной дисциплине в Сишань в Пекине: «С 1994 года 80% доходов и прибыли, полученных от экономических объектов вооруженных сил,были присвоены и разделены среди старших офицеров и офицеров среднего уровня.Каждый год старшие офицеры и офицеры среднего уровня тратили 50% от всех военных расходов на продовольствие и напитки, заграничные туры, роскошные дома и автомобили».

В 1998 вооруженные силы потратили в общей сумме 131 миллиард юаней на предусмотренные и не предусмотренные бюджетом расходы, что составило приблизительно 50% или 65,5 миллиардов. Кроме того, общественные средства, присвоенные от использованных вооруженными силами экономических объектов, составили 186,4 миллиардов. Другими словами, общая сумма, которую тратят военные офицеры, составила, как ни ужасно, в два раза больше, чем бюджет вооруженных сил в 1998 году – 94 миллиарда. К концу марта 1999 года Прокуратура вооруженных сил зафиксировала 2 170 серьезных случаев коррупции, диверсии и переправления за границу общественных фондов. В том году двадцать четыре генерала или старших офицера сбежали за границу, прихватив с собой огромное количество присвоенных общественных средств.

Под руководством Председателя ЦВКЦзян Цзэминя, генералы всех уровней только и занимались, что всеми правдами и неправдами боролись за продвижение по службе и отмывали деньги. Чжу Жунцзи заметил, что деловые операции вооруженных сил разрушали нормальный экономический порядок вещей. В 1996 году он, пытаясь остановить это, предложил,чтобы военные прекратили свои предпринимательские действия, но обнаружил, что его предложение не получило никакой поддержки. Проблема только ухудшилась. В 1998 году Чжу чувствовал, что проблема не может больше оставаться нерешенной, и еще раз вынес вопрос на обсуждение с Цзяном, упорно требуя прекращения предпринимательской деятельности в вооруженных силах.

Наконец, в июле 1998 года на Национальной рабочей конференции по борьбе с коррупцией Цзян объявил, что военным, военизированной полиции, судебным и общественным системам безопасности больше не разрешается участвовать в предпринимательской деятельности. Системы должны были прекратить свои дела к концу декабря 1998 года, передав их местным органам власти в Китае. Хотя у Цзяна была совершенно другая позиция, чем до этого – больше не позволять военным участвовать в предпринимательской деятельности – мотив его поступка был тем же,что и раньше. В своей книге «Человек, изменивший Китай» Роберт Кун ставит в большую заслугу Цзяну приказ о запрете предпринимательства в вооруженных силах.

Но представив это таким образом,он выворачивает правду наизнанку. Цзян позволил военным предпринимательскую деятельность, чтобы стимулировать коррупцию в среде военных, в которой ему было легче находить сторонников и безрассудно присуждать военные звания. Ему нужны были вооруженные силы, которые не делали бы упор на обучение или усиление военного мастерства. И отсюда появился беспредел в вооруженных силах страны, что принесло неопытному Председателю ЦВК плодородную почву для создания собственной группировки.

Со временем Цзян стал бояться,однако, что предпринимательская деятельность вооруженных сил сделает военных независимыми, а это создало бы неудобства для контроля Цзяна над ними. Таким образом, он желал разъединить их источники дохода так, чтобы военные не имели никакого выбора, кроме как зависеть от него в распределении фондов и должны были бы тогда, в свою очередь, повиноваться его распоряжениям. Запрет предпринимательской деятельности вооруженных сил был для Цзяна шансом усилить свою власть в среде военных. К тому времени Цзян укрепил свои позиции, создав свою собственную группировку среди военных, а после смерти Дэн Сяопина и устранения Ян Шанкуня и Ян Бэйбина Цзян взял в сои руки всю политическую власть страны.

Таким образом, под настойчивымтребованием Чжу Жунцзи, Цзян, наконец,принял решение положить конец предпринимательской деятельности в вооруженныхсилах. Решение было принято только после тщательного расчета, пользу или вред принесет это лично Цзяну. Однако во избежание пересудов за спиной и критики в свой адрес Цзян использовал свойственную ему тактику. Он попросил Ху Цзиньтао, который состоял пятым в разряде в Постоянной комиссии Политбюро, уладить этот запутанный вопрос; что позволило Цзяну скрыться в тени. В то время Ху не был ни вице-председателем, ни членом комитета Военной Комиссии, ни вице-президентом. Он был ответственным только за дела КПК. Таким образом, Ху должен был перекрыть доходы, к которым уже так привыкли кадровые военные.

Для Цзяна Ху всегда был, как бельмо на глазу, поскольку Ху был лично назначен Дэном как преемник Цзяна. По этой причине Цзян просил Ху действовать от его имени всякий раз, когда возникали трудные проблемы, фактически давая возможность Ху потренироваться в деловых навыках. В действительности, если бы военные отреагировали, используя радикальные средства, или возникли бы непредвиденные затруднения, Цзян не считался бы непосредственно ответственным. Ху стал бы козлом отпущения. И наряду с этим, Цзян смог бы потенциально лишить Ху его звания «преемника». Эта тактика уже использовалась Цзяном несколько раз. Осторожному по своей природеХу повезло – ему удалось обойти какие-либо неудачи до его вступления вдолжность.

Из двадцати тысяч военных предприятий, существовавших к концу 1998 года, менее пяти тысяч закончили или почти закончили передачу предпринимательской деятельности местным органам власти. Поскольку военные предприятия были независимыми предприятиями с независимыми единицами бухгалтерского учета и многими специальными привилегиями, они не имели никакой причастности к местной промышленности или отделам по доходу и торговле. Регистрация активов, распределения и прибыли была в ужасном беспорядке.

Даже когда местные органы власти хотели проверить отчетность таких объектов, задача была практически невыполнима: военные офицеры чинили препятствия, усложняя ревизию их счетов. Кроме того,чрезмерно дотошные проверяющие могли быть обвинены в том, что интересуются военными тайными. Местный орган власти мог провести только поверхностную проверку, поскольку никто не мог выиграть от слишком тщательного расследования. В конечном счете, усилия отделить военную деятельность и коммерческую были заброшены.

3. Неравное разделениенезаконных фондов приводит к кровопролитию

Между 2 и 22 февраля 1999 года КПК последовательно выпустила три срочных декрета для военных. 2 февраля Государственный совет и ЦВК выпустили срочное уведомление, под заголовком«Остановить вредную борьбу против капитала и активов вооруженных сил». Шесть дней спустя Генеральный отдел кадров, Генеральный политический отдел, Генеральный отдел логистики, и Генеральный отдел вооружения выпустили следующий приказ: «Быть решительными в расследовании незаконной деятельности, включая борьбу, разделение, или передачу капитала и активов в пределах военных предприятий».

Тогда 22 февраля Государственный совет и ЦВК выпустили еще одно срочное уведомление: «Немедленно остановите противоборство из-за капитала и активов в коммерческих структурах; строго накажите любого, кто будет использовать оружие в борьбе за капитал и собственность». В 1998 году после военных военизированная полиция и общественное бюро безопасности были в основном отделены от предпринимательской деятельности, собственность, содержащаяся в тех экономических объектах, была разделена между военными.

Жадность военных и военизированной полиции к тому времени была уже накалена до предела, они часто прибегали к насилию, чтобы решить споры о разделении ликвидированной собственности. Часто при решении споров вход шло оружие, артиллерия и даже бронированные транспортные средства. Цзян Цзэминь управлял военными путем коррупции. Высокопоставленные военные офицеры, которых он использовал для своих целей, звания получили, конечно, не за их полководческие способности. Страшно даже подумать, что оружие давалось в руки этим нравственно деградировавшим людям.

Ниже приведены лишь несколько маленьких примеров, которые подтверждают серьезность проблемы. Заместитель политического комиссара военного гарнизона Гуандун и заместитель политического комиссара военно-морского флота юга Китая повели своих подчиненных в бар, чтобы поделить незаконно приобретенную ими собственность. Шеф гарнизонной команды Чжухай выступил в роли помощника. При небольшом разногласии завязался спор, началась драка, несколько офицеров получили удары бутылками по голове. У некоторых были проломлены черепа, другие истекали кровью. Глава подразделения штаба логистики гарнизона Гуандун по прозвищу Тан и директор Политического отдела морской базы Чжаньцзян, по имени Cяо, умерли от чрезмерной потери крови и повреждений черепа.

28 ноября 1998 года генерал Цуй Гуодон, заместитель военного командующего тринадцатого армейского корпуса,полетел в город Сичан, чтобы потребовать 20 миллионов юаней от заместителя директора подразделения штаба логистики гарнизона Сичан, по имени Сон. Они поссорились. Сон оказался проворнее остальных и быстрее достал оружие. Через мгновение Цуй и охранник, Цзян Гуоминь, лежали замертво на земле. Это дело встревожило руководителя штата ЦВК, Фу Цюанью, заместителя директора Генерального политического отдела Ван Жуйлинь, и секретаря Военной комиссии по дисциплине, Чжоу Цзыюй. Они немедленно вылетели в Сичан.

Еще инцидент – крупный взрыв,произошедший на 656-й радарной станции воздушной базы в городе Сяньнин провинции Хубэй, где более тысячи офицеров и солдат и около десяти вертолетов участвовали в борьбе с надвигающимся пожаром. Более ста двадцати человек были убиты или ранены. Экономические потери были неизмеримы. Весь этот инцидент произошел из-за офицера отдела логистики ракетной базы Чусюн провинции Юньнань, которого наказали за присваивание денег его начальника, желающего оставить эти деньги себе.

Офицер сильно расстроился из-за наказания. В воскресенье 5 апреля 1998 года, когда никого не было в лагере, он в отместку поджег складское помещение. Пожар,начавшись рано утром, пылал до 14.00. Так и получилось, что под руководством и направлением Председателя ЦВК Цзян Цзэминя офицеры Народных вооруженных сил умирали не на поле битвы или защищая свою страну, а в схватках из-за собственной алчности и ненасытности. Подобные инциденты произошли почти во всех провинциях и областяхКитая.

Рассказать все подробности,конечно, невозможно. Здесь мы приведем несколько наиболее типичных случаев, чтобы проиллюстрировать глубину проблемы. В гарнизоне провинции Аньхуэй команда гарнизона города Хэфэй и подразделение военизированной полиции провинции Аньхуэй находились в ведении военного региона восточного Китая. Эти три стороны сформировали товарищество для делового партнерства. До 1998 года, когда группа должна была передать бизнес местным органам власти, провинциальный военный регион управлял ее финансами.

До того, как передать собственность предприятия, глава гарнизона провинции Аньхуэй присвоил 75%собственности себе и предложил другим двум сторонам только оставшиеся 25%. Тот,кто отказывался принять предложение, попадал под дуло оружия. Эти три стороны столкнулись в схватке в зале заседаний гарнизона провинции Аньхуэй, что закончилось смертью и ранениями более чем тридцати военных офицеров.

В северо-западном Китае гарнизон города Ланьчжоу и гарнизон провинции Ганьсу совместно вели бизнес. 15 января 1999 года накануне передачи предприятия местному органу власти глава гарнизона города Ланьчжоу послал войска в гарнизон провинции Ганьсу, чтобы захватить более тридцати совершенно новых автомобилей. Почти в то же самое время гарнизон провинции Ганьсу отправил несколько военных машин и грузовиков к складу 075 гарнизона города Ланьчжоу, намереваясь захватить сталь. Эти две стороныстолкнулись друг с другом на узкой дороге.

Не обменявшись даже словом, они открыли огонь друг против друга, в результате погибло 72 человека, из них 12 офицеров. На юго-западе гарнизон Цзуньи и гарнизон провинции Гуйчжоу начали пальбу в здании гарнизона из-за взятки в 2,6 миллионов юаней. Более девяноста человек погибли, среди них было пятьдесят два офицера и солдаты. На северо-востоке гарнизон Цзиньси провинции Ляонин и Второй корпус артиллерии совместно вели бизнес. До передачи предприятия гарнизон Цзиньсиприсвоил себе приблизительно полмиллиона юаней.

Второй корпус артиллерии отправил весь свой персонал, чтобы окружить здание гарнизона, что они и сделали в течение семидесяти часов. К счастью, ракеты не могли быть запущены в таком близком бою. Командующий военного гарнизона Шеньян и командующий Второго корпуса артиллерии были так встревожены, что узнав о происшествии, они помчались к месту происшествия на вертолете. В 23.00 7 сентября 1997 года между командой гарнизона города Шеньян, 116-м подразделением 39-го вооруженного корпуса, и военизированной полицией провинции Ляонин, вспыхнула борьба из-за раздела доходов приблизительно в 120 миллионов юаней.

Драка вовлекла триста пятьдесят военных служащих, тридцать семь военных транспортных средств, и два броневика. 116-е подразделение послало двести пятьдесят офицеров и солдат. Заместитель командующего полка механизированного отряда под фамилией Цзян погиб от первого же выстрела. Оружие военизированной полиции оказалось хуже, и более сорока человек были убиты или ранены. В западном Китае в полдень 22 ноября 1997 года, военным штабам 28-го вооруженного корпуса в Сипин (пригород Датун области Шаньси) из-за внутренней борьбы устроили бомбежку. Здание на восточной стороне было разрушено, и шестьдесят три служащих погибли. Среди них был руководитель учреждения КПК и старший полковник по имени Гун.

Центр воздушных сил Китая, самый большой в своем роде в Азии и второй по величине в мире, расположен в Шеци, за пределами города Аньян провинции Хэнань центрального Китая. Строительство центра, обошедшееся в 80 миллиардов юаней, началось в августе 1990 года, и было закончено в декабре 1994 года. Центр имеет двадцать два уровневых кронштейна для самолетов и может вместить триста пятьдесят самолетов.

Площадь стоянки аэродрома может вмещать сто шестьдесят самолетов: истребителей, штурмовиков, и бомбардировщиков.В 23.00 3 августа 1996 года в Седьмом дежурном офисе в юго-западной части Центра два офицера поссорились из-за неравного разделения незаконно полученных средств. Деньги были получены из прибыли за сделки в сотрудничестве с другим военным подразделением. Спор при распределении денег закончился использованием огнестрельного оружия, что вызвало взрыв, который привел к пожару.

Пожар, в свою очередь, вызвалцепную реакцию взрывов и огня. Это продолжалось в течение приблизительно восьми часов, и прекратилось только следующим утром. В 7.20 командующий Воздушных сил Ю Чженьву и руководитель Генерального штаба Фу Цюанью помчались к месту происшествия. Они обнаружили полное опустошение. Восемьдесят один самолет был разрушен при взрывах, и девяносто служащих были ранены или убиты. Прямые экономические потери, составили 1,1 миллиарда юаней. Инцидент стоил Китаю одну шестидесятую часть из всего его пятитысячного парка воздушных судов.

Официальные сообщения заявляют, что работа вооруженных сил в обучении обслуживающего персонала и в техническом тестировании боевых боеприпасов была низкого качества и не соответствовала стандартам ЦВК. Часто имеет место нарушение дисциплины, а также противозаконные поступки. До сих пор существует немало случаев дезертирства и стрельбы из оружия в запрещенных местах. Больше всего тревожит тот факт, что,хотя военные расходы для всех главных военных регионов и армейских групп продолжали увеличиваться, деньги тратились не на активное проведение обучения и боевые технические упражнения, а на быстрое продвижение крупномасштабной кампании по сокращению избыточной массы тела военных офицеров и кадрового состава.

Действия были разделены на триуровня: компания и батальон; полк и подразделения; и вооруженные силы. Те, кто сумел потерять пять килограммов, вознаграждались одной – двумя тысячами юаней; потеря семи с половиной килограммов веса означали получение награды в две-пять тысяч юаней; а десятикилограммовая потеря веса – пять-десять тысяч юаней. С Цзян Цзэминем, использующим методы вроде этого, чтобы управлять военными, какие могут быть у военных шансы, чтобы преуспеть в реальном бою, если бы возникла такая потребность?

4. Развратные излишества вплотских утехах

24 сентября 2004 года «Ежедневник Народной освободительной армии» опубликовал статью под заголовком «Краткий обзор пятнадцатилетнего руководства Цзян Цзэминя в Национальной Обороне и формировании вооруженных сил». Однакостатья вышла только в одном выпуске. Цитата из статьи: «[Нам] нужно высоко ценить политическую идеологию вооруженных сил; мы должны отдать этому самый высокий приоритет при формировании вооруженных сил». Или, как сказано в другой части статьи: «Идеология [вооруженных сил] должна быть твердо совместима с политическими идеалами Центрального комитета КПК».

С тех пор, как Центральный комитет КПК был вынужден «принять товарища Цзян Цзэминя в качестве своего ядра», так называемая «военная идеология» в действительности означает абсолютное повиновение Цзяну. Пока военные будут политически надежны, все остальное будет для Цзяна легко осуществимо. Под руководством Цзяна вооруженные силы вовлекли себя в секс-индустрию до степени, никогда не виданной прежде. Департамент Генерального штаба, Генеральный департамент логистики и Генеральный политический департамент НОА с головой ушли в сексуальные утехи и порочные излишества.

Было очевидно, что распущенность и деградация, характерные для общества в целом, практически разрушали «Великую железную стену» – элемент вооруженных сил КПК. Например, с 1995 года пятнадцать«мест досуга» контролировались агентствами под управлением Третьей дивизии департамента Генерального штаба, держа на службе 476 проституток. У военных было множество различных видов клубов, пансионов, гостиниц и баз отдыха, которые были снабжены всем необходимым, чтобы обеспечить высокопоставленных должностных лиц эротическими удовольствиями.

1 ноября 2001 года Государственный совет и ЦВК выпустили срочное уведомление, запрещающее полиции и вооруженным силам управлять ночными клубами. Для наблюдения за этим процессом была направлена рабочая группа. Чжу Жунцзи был назначен лидером группы, наряду с Чи Хаотянем, Ло Ганем, Фу Цюанью, Чжоу Цзыюй, и Юй Юнбо, которые были назначены его заместителями.

2 ноября Министерство обороны и Департамент Генерального штаба НОА также выпустили уведомление под заголовком «Строго выполнять распоряжения Центрального комитета КПК и реорганизовать ночные клубы, пансионы и базы отдыха». Эти клубы, пансионы и базы были главным образом построены в 1990-х годах – после того, как Цзян стал Председателем ЦВК. Уже к 1997 году строительство таких учреждений под руководством Цзяна достигло своего пика.

Эти развратные места для развлечений подразделялись на три класса: высший, высокий и второсортный. В стране было приблизительно восемь заведений «высшего класса» и более тридцати «высокого класса». В клубах, пансионах и базах отдыха высшего класса клиенты были обеспечены круглосуточным, круглогодичным обслуживанием. Высококачественные и второсортные заведения были в полной мере загружены ежедневно в течение года. Разнообразие услуг обеспечивалось клиентам в зависимости от их должностного ранга. Обладатели почетных клубных карт,означающих пожизненное членство, должны были только записать свои имена; расходы на еду,  выпивку и другие удовольствия были за счет заведения.

Заведения высшего и высокого класса были оборудованы клиниками с высококвалифицированными военными врачами, необходимым медицинским оборудованием и автомобилями скорой помощи. Клубы высшего класса даже использовали вертолеты Z-9 в критических ситуациях. Внутренняя планировка и художественное оформление этих мест отличались роскошью и изяществом. Дежурная прислуга, помощники управляющего и санитарки – все были незамужними молодыми женщинами. Эти избранные должны были пройти так называемый «политический отбор». Их специально отбирала Полицейская и Военная культурная рабочая группа, Полицейская и Военная школы здоровья и правительственные агентства средних или малых городов. Отобранные должны были пройти обучение в области культуры, литературных искусств, этикета и связей с общественностью.

Центральный комитет КПК был вынужден запретить подобные военные и полицейские клубы после решения об «исправлении характера» партии – меры, принятой на Шестом пленарном заседании КПК. Данный шаг был как стратегическим, так и морально значимым, поскольку другие члены КПК и военного штата все время возражали против этих заведений. Даже при том, что эти места находились под усиленной охраной, их деятельность недолго оставалась секретом. И это еще более осложнялось тем, что практически на всех военных базах были организованы собственные ночные клубы.

Любое должностное лицо во время отпуска или праздника где угодно могло таким образом предаваться похотливым удовольствиям. Хуже всего, что эта дегенерация серьезно влияла на военную мораль. Молодые женщины совершали самоубийства, будучи изнасилованными или совращенными в ночных клубах, пансионах и базах отдыха.

Много высших генералов, таких как Хун Сюэчжи, Сяо Кэ, Ляо Ханьшен, Ян Чэну и Ян Байбин, выразили сильное недовольство этими заведениями, говоря, что Цзян Цзэминь «разрушил Великую Стену собственными руками». Но к тому времени у Цзяна уже был тактический план того, как отстранить от власти тех генералов, которые выступали против него.

5. Использованиепринудительных отставок и денег, чтобы заглушить ропот недовольства

Некоторые старшие военные офицеры,обладающие большим престижем и твердой властью, были крайне не удовлетворены коррумпированным управлением Цзяна вооруженными силами. Их подчиненные попросту презирали Цзяна. Цзян, в свою очередь, расценивал их как шипы, направленные в его сторону, и до сих пор боялся, что они объединят силы и выступят против него. Не осмеливаясь использовать бескомпромиссную тактику, он использовал«мягкие» подходы, чтобы контролировать их.

План Цзяна состоял в том, чтобы дать генералам продвижение по службе перед тем, как просить их отставки и сдачи военных полномочий. Цзян тогда внедрил бы свою собственную клику и захватил бывласть. Чтобы укрепить свою позицию у военных, Цзян продвинул бы одного задругим тех офицеров, которые поклялись ему в верности. Таким образом, он устроил в вооруженных силах великое «переливание крови». В июле 2001 года Цзян отдал распоряжение Центрального комитета КПК и Государственному Совету выдать специальные субсидии трех различных размеров (500 000 юаней, 300 000 юаней и 200 000 юаней) 332 вдовам покойных высших государственных деятелей КПК и генералов. Субсидии были предназначены, чтобы заглушить любые недовольства вдов и семей, оставшихся без кормильца.

К середине августа Юй Жому (вдова Чень Юня), Лю Ин (вдова Чжан Вэньтяня), Линь Юэцинь (вдова Ло Жунхуаня), ЛиЧжао (вдова Ху Яобана), Ван Гуанмэй (вдова Лю Шаоци) и около пятидесяти других вдов старших государственных деятелей и генералов полностью вернули специальную субсидию, которую они получили. Они требовали, чтобы деньги были пожертвованы анонимно бедным студентам на северо-западе Китая, которые были приняты в колледж, но не могли позволить себе там обучаться. Остальные двести семьдесятвдов приняли эту субсидию. После этого Цзян, вроде бы, успокоился. В канун китайского Нового Года в 2002 году, Центральное организационное министерство,возглавляемое Цзэн Цинхуном, собрало значительную сумму денег – от 17 до 25 миллионов юаней. Деньги прибыли в фонд из конфиденциальных источников.

Сумма была распределена под предлогом того, что Цзян на правах председателя позаботится и побеспокоится о престарелых членах партии. Это было распространено выборочно на тех, кого потенциально могло затронуть голосование на предстоящем Шестнадцатом Национальном Конгрессе КПК. Всем денег не досталось; о том, кто и сколько получит, Цзян и Цзэн решили заранее. Секретари высокого уровня выяснили, что те, кто получил деньги – это те, кто занимает важное положение, обладая широким влиянием, или те, у кого большая власть, но кто часто возражал и препятствовал Цзяну и Цзэну.

6. Убийство Ян Шанкуняпосредством заговора

После того, как Ян Шанкунь был вынужден уйти, Цзян Цзэминь все еще очень боялся его. Цзэн Цинхун полагал, что,если не избавиться от Яна, тот мог бы причинить неприятности. Но принимать меры против Яна в то время, как Дэн Сяопин был еще жив, для Цзяна и Цзэна было бы рискованно. Когда Дэн скончался в феврале 1997 года, девяностодвухлетний ЯнШанкунь был все еще в добром здравии. Он долго был недоволен произвольным продвижением по службе генералов Цзяна, подкупавшего людей, чтобы те его поддерживали, и нападавшего на тех, кто был с ним не согласен.

Ян часто упрекал Цзяна насобраниях старейшин партии. Однажды во втором полугодии 1998 года во время большого собрания старейшин вооруженных сил, на котором не было Цзяна, Ян снова критиковал его. Он сказал, что если Цзян, как председатель ЦВК, будет продолжать в том же духе, вооруженные силы будут развалены. Осведомители Цзэнак тому времени проникли всюду. Таким образом, слова Яна быстро дошли до ушей Цзяна.

Цзян знал, что, хотя братья ЯнШанкунь и Ян Байбин уже лишились своей военной власти на XIV-м Национальном конгрессе КПК, их влияниев вооруженных силах оставлось все еще сильным. Цзян также знал, что своими унизительными нападками на Чжао Цзыяна и Ян Шанкуня навлек на себя неудовлетворение и ненависть многих людей. Эти нападения закончились свержением Чжао иЯна, и таким образом власть в КПК, правительстве, и вооруженных силах перешла к нему самому. Если бы Ян Шанкунь, который занимал пост Первого вице-председателя Военной Комиссии и Председателя Нации, объединил бы силы, чтобы подавить Цзяна, Цзян мало чем смог бы ему противостоять.

Хотя Цзян часто брал советы у БоИбо – другого старейшины партии, в конце концов, у него не было никакойподдержки со стороны вооруженных сил или власти. Кроме того, самого Бо, рьяно напавшего на Ху Яобана, когда того сместили, многие все еще осыпали бранью. В результате хорошо продуманного плана, Цзян решил ухватиться за возможность избавиться от Яна. Несмотря на то, что заговор Цзяна был тщательно продуман, он его, в конце концов, и выдал. 3 августа 2003 года, управляемое государством агентство новостей «Синьхуа» выпустило странную новость.

Оно сообщило, что в середине зимы 1996 года Цзян Цзэминь, который был генеральным секретарем КПК, председателем страны, и председателем ЦВК, провел небольшую специальную встречу в зале Циньчжэн центрального правительственного комплекса Чжуннаньхай. Главной темой встречи было то, как улучшить температуру и влажность в южном крыле Главного госпиталя НОА, также известного как «Госпиталь 301». Цзян заявил, что проблема температуры и влажности была главной для многих отцов-основателей партии, которые посвятили свою жизнь вооруженным силам, и теперь находятся в больнице.Обязательно нужно было «беспокоиться» и «заботиться» о них.

Почему Цзян считал усовершенствованиездания главного госпиталя НОА серьезной проблемой? Цзян и Цзэн поняли, что больница будет удачно способствовать им в нападении на другие военные фракции. Большинство старых членов партии и вооруженных сил были очень недовольны испорченным и некомпетентным «клоуном» Цзяном. Они полагались на свои верительные грамоты и осмеливались не уважать Цзяна. Вовремя многих внутренних встреч КПК на высоком уровне эти старейшины-военные критиковали, делали выговоры и даже нападали на Цзяна. Цзян мало что мог сделать с этим. Как бы то ни было, Цзян и Цзэн знали одну вещь: люди к старости естественным образом наживают болезни. Это и касалось того, что они задумали по поводу больницы.

Во-первых, они могли воспользоваться усовершенствованием больницы, чтобы снискать покровительство старейшин вооруженных сил, провозглашая заботу о них. И, во-вторых, жизни этих людей будут в руках Цзяна, и в критические моменты его контроль вступит в силу. Действительно, особая «обеспокоенность» Цзяна Главным госпиталем НОА, в конце концов, способствовала выполнению важной задачи.

Когда Ян Шанкунь простудился, осенью 1998 года он был помещен в главный госпиталь НОА, который был к тому времени под контролем Цзэна и Цзяна. Вскоре после того, как Ян Шанкунь был госпитализирован, в 1.17 утра 14 сентября 1998 года было объявлено о его смерти. Как говорится: «Правда все же победит». Спустя немного времени после смерти Яна, широко распространились слухи, что фактически он был убит. Члены семьи Яна вовремя попросили, чтобы партия расследовала причину смерти.

*****

В«Искусстве войны» Сунь Цзы говорится, что, если главнокомандующий армии некомпетентен и помимо этого хвастлив, жаден до власти, до богатства, труслив, неспособен держать свое слово, жесток, эгоистичен, то его армию ждет провал. Цзян Цзэминь, председатель Военной Комиссии Китая, при ближайшем рассмотрении обладает всеми этими качествами. Также мало удивительным оказалось то, что вооруженные силы под руководством Цзяна погрязли в коррупции и безволии. Разве способны такие вооруженные силы охранять свою родину и защищать свою нацию от иностранной агрессии? Насколькоже это, в действительности, печально для Китая как нации.

«« Предыдущая          Следующая »»

Перейти на главную страницу: Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя

___________________________

[1] В этот период китайские вооруженные силы управляли пятнадцатью – двадцатью тысячами единиц малого и среднего бизнеса, от фабрик по производству одежды до фабрик игрушек, транспортных компаний и гостиниц. Говорят, в США в настоящее время насчитывается до двух тысяч таких видов коммерческой деятельности, принадлежащих НОА (Народной Освободительной Армии) (многие под псевдонимами). Крупнейшие из них, такие как the China Poly Group, Xinxing Group и Carrie Enterprises, являются международными корпорациями с офисами по всему миру. См. детали в книге СетаФэйсона «Китай на пути к развязыванию своего военно-промышленного узла», Нью-Йорк Таймс, 28 июля 1998

Copyright © 2005 The Epoch Times


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Белый попугай (юмористическая миниатюра)
  • Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя. Глава 9
  • Эта странная традиция. Очерк
  • Слышу, как Вселенная поет. Стихотворение
  • Улыбка. Рассказ


  • Top