Украинский политик Людмила Супрун: Ни у кого нет права делать свой народ рабами


Людмила Супрун. Фото: suprun.com.uaЛюдмила Супрун. Фото: suprun.com.uaС лидером Народно-демократической партии Украины Людмилой Супрун мы встретились в декабре прошлого года в здании Государственной Думы РФ. Она поддержала учреждение оргкомитета Общенародного общественного движения «Народное большинство России, Украины, Белоруссии», которое возглавил Павел Бородин, бывший Государственный секретарь Союзного государства России и Белоруссии.

В беседе с известным политиком мы говорили об экономической и политической ситуации в Украине. По ее словам, необходимо развить новую систему взаимоотношений с европейскими странами и, в первую очередь, с ближайшими соседями – Россией и Белоруссией, если Украина хочет видеть себя в контексте глобальных процессов, которые происходят во всем мире, а не в отрыве от них.

— Людмила Павловна, отношения между Украиной и Россией не назовешь стабильными. Что мешает нам быть добрыми соседями?

Л.С.: Я поддерживаю хорошие взаимоотношения со многими российскими политиками. На мой взгляд, нам не хватает налаживания реальных контактов, так как народы между собой, конечно же, дружат, им нечего делить. А политикам почему-то трудно держать себя в этих рамках. Они не могут направить свои усилия на выработку дружественных и взаимовыгодных решений вопросов.

Не вижу никакого другого объяснения тому, почему возникает отчуждение между странами, которые раньше были одним целым, не имеют языковых барьеров, имеют общие славянские корни.

Даже процессы, которые сегодня происходят в Украине, примерно такого же плана, что и в России. Нам также предстоит четко определить для себя, какая модель управления будет самой приемлемой для нашего общества.

— На какой модели остановились бы Вы?

Л.С.: В современном мире все модели, все виды государственных систем управления потерпели крах, начиная от монархии до конфедеративных, унитарных, федеративных государств – везде проблемы. Нет совершенных систем управления, которые отвечают всем возможностям и взаимоотношениям, возникающим в мире.

Вместо опосредованной демократии сейчас на повестке дня обсуждается прямая демократия, и как одна из идей, которую мы предлагаем, – построение интерактивного государства, когда каждый человек с помощью Интернета будет иметь вход в государственную структуру для принятия решения. В этом случае мы получаем двусторонний контакт, когда не просто государство говорит, а гражданин выполняет, но и обратный – гражданин говорит, и государство это исполняет.

Такая модель предполагает объединение граждан. Люди могут иметь разные убеждения, они могут иметь разные пристрастия, но, с точки зрения организации жизни общества, для них нужно найти общие векторы.

Когда мы говорим, например, о модели президентской власти в Украине, то почти всегда сталкиваемся с тем, что выборы делят страну на три части. Причем, эти части неравные, определенная часть населения всегда против всех. Таким образом, избираемый на место президента человек получает заведомо расколотое государство, которое ничем объединить невозможно, потому что половина или даже большая часть людей становится его оппонентами.

Когда люди становятся в оппозицию, они не идут путем, который избирает президент.

Это, по мнению нашей команды, привело к тому, что за 20 лет независимости Украина потеряла основную часть своего потенциала, и до сегодняшнего дня имеет всего 64% объема производства от 100, которые имела в 1990 году. Говоря другими словами, сегодня мы отброшены назад с таким мощным разрывом, что теперь нужно не просто преодолевать, а догонять другие развивающиеся экономики. Слово «перегнать» пока не упоминается.

— Какой выход из ситуации предлагаете Вы и ваша партия?

Л.С.: Чтобы преодолеть эту проблему, необходима новая система взаимоотношений, чтобы каждый, кто живет в государстве, имея различные цели, шел в одном направлении со всеми.

Изначально в президентскую модель власти была заложена система раскола государства. Когда пришел Кравчук, одна часть населения его поддерживала, другая ненавидела, бойкотировала, отказывалась работать, уводила капиталы.

Пришел Кучма, примерно, такая же ситуация – часть людей ушла с капиталами, увела инвестиции, которые приходили из Западной Европы, прекратила работать, страна заблокировалась.

После этого пришел Ющенко, который получил поддержку 60% голосов. То есть, казалось бы, создался синергетический эффект (возрастание эффективности деятельности в результате интеграции, слияния отдельных частей в единую систему за счет т. н. системного эффекта — прим. автора), и все надеялись на демократические преобразования.

Надо отметить, что предприятия при нем активизировались, граждане легализовали свои доходы, больше налогов поступало в казну. И если у Януковича объем налогов возрос за счет жестких репрессивных действий, то у Ющенко этого не было, возврат шел в прозрачном режиме. Сейчас это превратилось в механизм для зарабатывания баснословных денег.

Если и дальше продолжать выжимать все ресурсы, в будущем году Украину ожидает экономический крах. Денег внутри страны нет, золотовалютные запасы тают с каждым днем, в месяц расходуется 3,5 млрд долларов США из оставшихся 34млрд, то есть протянем еще 10 месяцев, и государство лишится способности находиться на плаву.

Уже сейчас мы наблюдаем, как капиталы выводятся, иностранные банки закрывают свои дочерние отделения и эта тенденция достаточно активна. Ни Европа, ни Россия нас не поддерживают, потому что не считают возможным это делать, таким образом, петля на горле Украины быстро сужается.

— Почему же Ющенко не удержался у власти, имея такую мощную поддержку?

Л.С.: Когда Ющенко пришел к власти, у людей были огромные надежды на демократические преобразования в стране. 60% отдавших за него голоса были представителями малого и среднего бизнеса, фермерами, готовыми отказаться от личной выгоды, лишь бы только войти в процесс демократического преобразования основ государства.

Ющенко из-за своего бездействия не удержался у власти, и тогда к власти пришел Янукович. Он первым делом начал целенаправленную расправу со всеми экономически значимыми группами, которые работали в Украине. Часть этих групп сдалась, часть еще сопротивляется.

И как следствие такой политики управления, в экономике мы видим сворачивание деловой активности, потому что когда у собственников отнимают все, предприятия идут на дно.

Чтобы не быть голословной, приведу в пример компанию Nemiroff, которая вынуждена была перенести свою работу на территорию европейских стран, частично, в Россию. В Украине борьба за передел этой компании привела к уменьшению на 75% налогов, которые компания платила на территории Украины.

Фактически, такими действиями власть рубит сук, на котором сама сидит, и на котором находится государство Украина.

— Людмила Павловна, какую модель управления Вы поддерживаете?

Л.С.: В первую очередь, я говорю о парламентской модели. Парламентская модель соответствует понятию фуллеренов в науке, когда многовекторные влияния дают возможность увидеть направление движения мяча. Когда по мячу бьют с разных сторон, то он двигается под воздействием вектора, имеющего большую силу действия.

А когда мы говорим о парламентской модели, эти разнонаправленные движения левых, правых, центристов и тех, кто за социальную, и тех, кто за либеральную политику, – они будут формировать общее направление движения государства. Точно так, как пришедшие в парламент политические команды на основании компромисса должны будут выбрать исполнительную власть. Исполнительная власть будет являться предметом компромисса, и она будет стараться двигаться в том направлении, которое будет удерживать эту власть от крайних решений, от перевода населения в оппозицию к своему собственному правительству. Я понятно выразилась?

— Да, спасибо. А опыт Молдавии, ни на какие размышления Вас не наводит?

Л.С.: Опыт Молдавии я считаю неудачным, потому что там попытались президенту, избираемому парламентом, передать эти функции. Им вообще не нужно было этого делать. Когда власть сама поменяла механизм своего избрания, общество этого не принимает, и не хочет приспосабливать Молдову под этот искусственный механизм.

Я не предлагаю избирать президента в парламенте, об этом речь сегодня не идет. У нас есть механизм, который предлагает в качестве представителя государства иметь руководителя парламента. В парламенте Великобритании – это спикер, а у нас это – глава парламента.

— А исполнительная власть?

Л.С.: Исполнительная власть должна назначаться парламентом, как это делается в парламентских республиках. Да, это вопрос компромисса, но в этом-то и заложены демократические форматы. Посмотрите на Ангелу Меркель из Германии, она образовывает правительство с разными политическими группами, но при этом Германия в целом имеет тренд движения в определенном направлении. И это всегда сложно.

Если бы сегодня мы внедрили интерактивную модель управления, это уже не казалось бы таким уж нереальным. 37% населения в Украине являются пользователями Интернета, и механизм освоения этого пространства чрезвычайно быстрый. Если гражданин понимает, что у него есть право голоса, что его карточка для вхождения в Интернет является возможностью влияния на государственную машину – это уже будет результатом.

Я могу рассказать, как сейчас решаются вопросы социальной политики в Украине. Вице-премьер кабинета министров, молодой, перспективный кандидат в президенты, который получил третье место в выборах после Януковича и Тимошенко, предложил тем, кто имеет стаж работы до 8 лет, не оплачивать больничные. У нас сейчас до 2 лет стажа оплачивается 60%, от 2 до 5 лет – 80%, ну и дальше уже 100% от зарплаты. Но если, к примеру, молодой человек с двухлетним стажем работы заболел на три недели, он, что, должен умереть с голоду?

Право стать правящей партией не означает право залезть в карман гражданину и сделать свой народ рабами.

— Чем продиктованы акции протеста чернобыльцев — политическими или социальными мотивами? Они ведь не похожи на народные выступления во время«оранжевой» революции?

Л.С.: Почему эти люди долгое время терпели, а сегодня не терпят? Им в свое время по решению судов определили выплаты за проживание на загрязненной территории. В Украине им сейчас доплачивают на чистое питание 2 гривны 90 копеек. Это примерно 30 центов в месяц, а по закону должны платить 400 гривен, т.е. в 20 раз больше.

Это тоже не так уж много, примерно 50 долларов США, если перевести в сопоставимые цифры. Что происходит сегодня? Украину перемолотили через Чернобыль очень серьезно: и шахтеров, и проходчиков, и водителей и строителей, было подано около 2 млн. исков, для которых нужно выделить 5 млрд. гривен из госбюджета. В целом – это примерно около 550 млн. долларов США, чтобы закрыть действующие судебные решения.

Государство говорит, что денег у нас нет. А в это время в центре Киева строят вертолетную площадку стоимостью в 1,5 млрд. гривен. Ее строят для президента, чтобы он из своей резиденции мог проехать сто метров до работы. В то же время 80 млрд. гривен, то есть 10 млрд. долларов США потрачено на строительство стадионов, которыми никто не будет пользоваться, потому что это не окупаемые проекты. Себестоимость этих проектов завышена настолько, что не в состоянии принять здравый смысл.

Когда граждане видят, что государственные затраты, связанные с деятельностью конкретных людей, пришедших к власти, превышают здравый смысл и в 20 раз превышают те выплаты, на которые они претендуют, они абсолютно справедливо выходят на улицы и говорят: «Это не наши требования, это решения судов, вы обязаны их исполнять».

Поэтому сейчас это движение достаточно активно, его поддерживают. Оно не политизировано, многие «афганцы», «чернобыльцы» являются членами нашей Народно-демократической партии и поэтому мы движение поддерживаем.

— Как реагируют власти, будут ли они договариваться?

Л.С.: Сейчас с протестующими стали бороться. Угрожают их семьям, сносят палатки, не разрешают приносить одеяла. И люди стоят раздетые перед кабинетом министра, не имея права накинуть на себя спальный мешок или теплую одежду. Что приносится из дома (из одежды), тут же изымается. Поэтому эта проблема достаточно серьезная в череде других, которые происходят в Украине.

Есть еще один вопрос, на который я хотела бы обратить ваше внимание. В марте 2012 года должны будут пройти выборы в парламент, которые теперь перенесены на октябрь 2012 года. А как был произведен перенос? Все знают, что ни один парламент в мире не имеет права сам продлевать свои полномочия – это общепринятая практика. Это все равно, как если бы президент пришел в парламент и сказал: «Я избирался на 4 года, но я подумал и решил, что буду работать 5 лет». Чтобы легимитизировать свое незаконное решение, они провели полную зачистку конституционного суда, в котором остались только те, кто одобрил процедуру, связанную с продлением срока.

— Можно узнать, какие формулировки были приняты для продления сроков полномочий?

Л.С.: Из выписки решения конституционного суда значится, что перенос выборов проводится потому, что нецелесообразно в период летних отпусков проводить агитацию При этом нет возможности оспорить это решение, у нас нет такого механизма.

Но есть механизм, как заблокировать работу Верховного Совета. Это когда на улицу выходят 100 тыс. человек, в парламент никто не проходит, и президент вынужден объявлять о роспуске парламента.

Янукович сейчас должен уже это сделать, потому что ситуация настала, все политические и неполитические силы требует роспуска парламента, который утратил свою легитимность 23 ноября. Его полномочия закончились, четыре года истекли.

В этих условиях нужно находить компромисс для разрешения сложной ситуации, и требуется включить механизм для преодоления политического кризиса как в Украине, так и в России.

— Что подразумевается под «механизмом»?

Д.С.: Под механизмом подразумевается процесс, когда каждый человек ощущает себя личностью, понимает свои задачи, свои цели в жизни, свою миссию в рамках общенациональных, общегосударственных, обще-территориальных форматов.

Надо признать, что сделать это непросто, кому-то даже страшно, у людей накипело столько ненависти, что они запросто могут написать: «Всех расстрелять!». Но пойти на этот шаг нужно.

Почему это нужно сделать? Восточнославянская цивилизация, коротко именуемая Киевская Русь, имела демократические системы в своей самоорганизации, в то время когда Европа принимала любых правителей, пришедших в порядке наследования на трон – умных, и не очень умных.

Киевскую Русь я бы назвала объединенным государством славянских народов. Тогда была принята передача власти по наследованию, когда князья проходили через вече. И в истории известны случаи, когда тот, кто имел право на трон, его не получал, потому что было понятно, что на вече он этих полномочий не подтвердит.

Во времена Великого княжения власть передавалась даже приемным детям – Владимир был приемным сыном, его потребовало вече, хотя он не был старшим сыном в роду. Для наших стран всегда была присуща историческая традиция и самоорганизация. В данной ситуации, мне кажется, есть основания предлагать эту новую (старую) систему взаимоотношений, потому что общественные отношения переросли существующие системы представительской демократии.

Если мы сумеем задать этот тренд, это направление в преодолении кризиса постсоветских стран, тогда можно будет говорить, что мы догоним и перегоним Европу. А сегодня Украина по уровню доходов на одного гражданина стоит на предпоследнем месте в Европе, позади нас только Румыния.

Если в наиболее развитых странах доход на одного человека составляет 116 тыс. долларов США в год, в России от 12-15 тыс. долларов и выше, то в Украине – 4 тыс. долларов. Если мы хотим видеть Украину в контексте глобальных, мировых процессов, нужно искать понимание между теми, с кем можно найти консенсус.

В Украине есть еще одна интересная деталь – в активизации политических движений основная линия разлома идет не по принципу «власть и оппозиция», а по линии «власть и народ». Власть сторонится народа, а народ не воспринимает такую власть.

— Людмила Павловна, и последний вопрос, Вам не страшно идти в большую политику? Я слышала, Вы хотели бы стать будущим украинским канцлером, Вас не пугает судьба Тимошенко?

Л.С.: Понятие «страшно» и «не страшно» определяется пониманием необходимости активного участия в осуществлении перемен. Если не я, то кто же станет осуществлять все вышеизложенное? А модель канцлерского управления парламентской республикой подтвердила свою эффективность в той же Германии, и судьба Тимошенко в этой модели просто невозможна по определению ее основных демократических параметров. Нас с вами ждут большие перемены и в этом невозможно не участвовать.

— Большое спасибо, желаю Вам успехов, а Украине процветания!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Сестра-близнец «Моны Лизы» находится в музее Прадо в Мадриде
  • Мия Васиковска снимется в экранизации Достоевского «Двойник»
  • Царь и отшельник
  • Волшебное дерево. Сказка
  • Новый фильм Мадонны выходит на экраны кинотеатров


  • Top