Ходорковские чтения: Любой кризис для нашей власти может оказаться последним


Ходорковские чтения в Москве. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Ходорковские чтения в Москве. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)На конференцию «Российские альтернативы», которая проходила в Москве 2 февраля, Михаилом Ходорковским было направлено обращение ко всем ее участникам. В нем политический узник говорит о серьезнейших изменениях в общественном сознании.

Во время дискуссий на тему «Что происходит в России?» часто звучало, что последние выборы оказались очень важным элементом легитимации режима. Общий процесс, который наблюдается с лета 2008 года, это процесс растущей делигитимации режима, эрозии легитимности, ослабление поддержки режима, и это очень важная характеристика происходящего, которая указывает на конец очередной фазы разложения советской посттоталитарной системы.

Мария Липман, политический аналитик московского центра Карнеги, отметила, «что мы в каком-то смысле дожили до того момента, когда то, что происходит с нами, гораздо интереснее того, что происходит с ними».

Наиболее полная картина того, что же мы имеем сейчас, нашла отражение в докладе российского социолога Льва Гудкова, и мы взяли за основу его выступление, хотя не все дискурсанты были согласны с ним.

Лев Гудков: что происходит?

Всегда ожидалось, что выборы будут грязными и нечестными, с нарушениями, с давлением и прочее. После кампании 2003 года устойчивое цифровое соотношение и оценка честных или нечестных выборов держится в пределах 50/35, так что представление о масштабах фальсификации входило в процедуру выборов.

Мы имели, по крайней мере, три фазы первоначального распада верхнего номенклатурного уровня союзных структур, начиная с 2000-х годов. На протяжении многих лет мы имеем дело с авторитарным режимом, который сопровождался резким ослаблением региональных властей, и сегодня, возможно, эта фаза подходит к концу, это покажут результаты выборов 4 марта.

После распада советской системы идеология перемен охватила центральную власть и партии, поддерживающие ее и отчасти конкурирующие с ней. На первый план вышла идеология реформ, сближение с Западом, построение нового демократического правового общества, а для региональных властей была характерна совершенно другая идеология, другой тип легитимации, так называемый консервативный дух.

Сохранение этого духа очень важно, ибо за ними стоит крепкий хозяйственник, отвечающий запросам населения, заботящийся о населении.

В этих условиях преобладающим типом легитимности остается легитимация власти, обеспечивающей некоторый порядок. Этот тип никак не окрашен по отношению к власти, и является несущей конструкцией всего социального порядка.

По отношению к Путину – это не поддержка, не отталкивание и не противодействие, это просто сам факт признания власти как таковой. И такое отношение – нейтральное, безразличное, без всяких эмоций, без каких-либо отношений, характерно для половины населения страны.

Массовые протесты – следствие кризиса, или наоборот?

Не совсем верное представление, что кризис начался с протестных движений. На самом деле, это не так, и вообще не средний класс и люди, которые вышли на площадь, явились первыми представителями кризиса легитимности. Кризис легитимности начался в периферийных группах, недовольных невыполнением социальных обещаний государства в наиболее бедных и необразованных слоях населения.

Он начался там раньше, примерно с осени 2010 года, и носил более глубокий характер. Другое дело, что это недовольство и разочарование властью, последовавшее после кризиса 2008 года, никак не могло быть выражено ни в СМИ, ни в Интернете, поэтому оно носило диффузный характер, или прорывалось в локальных вспышках – трудовых конфликтах, протестах.

Но это тоже тип недовольства, разочарования, делигитимации режима, причем наиболее заметный в старших, малообразованных, периферийных группах, у жителей малых городов и сел.

Когда с конца 2009 и с лета 2010 возникло ощущение, что власть перейдет к Путину, эта перспектива вызвала сильную тревогу в среде обеспеченных, добившихся успеха и признания элит, относящихся к себе с чувством заслуженной гордости. Эта перспектива сохранения авторитарного режима вызвала странное ощущение тупика и тревоги.

Резкий ценностный диссонанс по отношению к авторитарному режиму, власть которого основана на насилии, на обесценивании партнера, произволе, демонстративном принуждении к голосованию за партию власти, не случаен.

Это не просто эффект механики или технологии принуждения, он носит вполне символический характер, и указывает на то, что власть суверенна.

Именно конфликт между институтами насилия и чувством полной зависимости от этого института и унижения стал источником неопределенности, тревоги и раздражения.

Вспомним, что послужило непосредственным поводом для снятия табу на критику Лужкова и разговоры о коррупции в верхах, ставшие вполне легальными? Это события на Манежной площади, которые обнаружили очень важные вещи – соединение ксенофобии, требование социальной справедливости и коррумпированности власти.

Кроме того, Манеж дал модель быстрой сетевой организации, которой раньше не существовало. Объявление о рокировке (Медведев-Путин) для среднего класса обратилось в стремление голосовать против и стало началом самоутверждения.

О кризисе легитимности выборов

Легитимация через выборы не являлась важным механизмом обеспечения законности власти. На первых порах распада СССР такой легитимностью обладала идеология реформ и перспектива будущего и сами выборы тогда подвергались безусловной фальсификации – в регионах, где были коммунисты, – в пользу коммунистов, где были ЛДПР, – в пользу «жириновцев», единороссов, демократов и пр. И это считалось нормальным и политически целесообразным, поэтому принималось сторонниками разных партий как норма, или даже как успех.

Ситуация изменилась тогда, когда началось усиление авторитарного режима, централизация, подчинение губернаторов федеральной власти. Именно тогда была обрезана связь между населением и губернаторами, когда губернаторы стали зависеть только от центральной власти, и именно тогда успех на выборах Единой России стал важнейшим показателем эффективности деятельности губернаторов.

Когда ситуация стала меняться

Она стала меняться после кризиса 2008 года, когда определенная часть населения, более продвинутая, успешная, желающая относиться к себе с уважением, потеряла перспективу, лишилась будущего, то есть потеряла основания для поддержки режима.

К этому моменту ставшие слабыми губернаторы оказались лишенным поддержки снизу, они уже не могли представлять себя, как крепких хозяйственников и защитников населения, и практика ротации, которая началась по инициативе Медведева к этому времени, резко понизила их оценку в глазах центра.

Ситуация не удовлетворяла ни ту, ни другую, ни третью стороны. Возникла ситуация всеобщего недовольства. Опять на первом плане возникла идея изменения, а идея консервативного сохранения сильно была скомпрометирована, потому что власть явно не обеспечивала ее реализацию.

Таким образом, возник кризис легитимности с разных сторон, с разных оснований, который формально срезонировал на этих выборах, причем выплеснулся в выступлениях наиболее продвинутой части населения.

Выход на площадь – это действительно была игра в общество, самоутверждение людей, осознающих себя в качестве достойных, заслуживающих уважения – это очень важный момент. И это сильно подняло людей в их собственных глазах, люди не столько подчеркивали собственные ценности, сколько отталкивались от власти.

Вся оппозиция, не только вышедшая на митинг, но и системная, была антипутинской. Однако нельзя не заметить крайне туманное представление о том, что нужно делать дальше, выражающееся в отсутствии каких-либо политических стратегий.

Соответственно, мы переживаем фазу идентификации того, что можно считать новым средним классом, и полное отсутствие консолидации разных политических сил.

Но, в любом случае, режим, потерявший легитимность через выборы, будет усиливать репрессии, и делать очень противоречивые шаги. Можно предполагать, что результатом этого будет процесс децентрализации, расползания и возникновения разных гибридных форм власти в регионах.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Азаров возмущен вмешательством Онищенко в политику
  • Гражданин артист. Создан Гражданский Творческий Союз Петербурга
  • В Москве подвели первые итоги реформы МВД
  • Про синие лампы, или как японцы 6 лет назад подсказали Петербургу метод борьбы с подростковым суицидом
  • Праздник 23 февраля – очередной коммунистический миф


  • Top