Лев и Фаина Мучники, 52 года вместе. Из серии «Как мы нашли друг друга и сохранили нашу семью»


Льву Мучнику было девять лет, когда началась Вторая мировая война. Его родители не эвакуировались, и мальчик с мамой и младшим братом попали в концентрационный лагерь, где им чудом удалось выжить. Фаине, которая была на год младше Льва, удалось эвакуироваться, и после войны она возвратилась в родное местечко Брацлов в Винницкой области.

До войны они учились в одной школе, но не знали друг друга, после войны они снова оказались в одной школе, даже в одном классе, там подружились и через несколько лет поженились. Подробней, о том, как они встретились и прожили вместе, мы услышим от них самих.

Фаина Мучник в молодости. Фото предоставлено семьей МучникФаина Мучник в молодости. Фото предоставлено семьей Мучник

— Лев расскажите, как вам удалось выжить в концлагере?

Л.М.: Через два дня, когда немцы вступили в наш город, они всех евреев собрали в гетто, т. е. согнали в дома на одной улице. Затем, через некоторое время отправили в уже отстроенный испытательный концлагерь на территории Румынии. Почему он был испытательный? Немцы хотели посмотреть, сколько времени люди проживут без пищи. У них была в лагере лаборатория.

Я даже не знаю сам, как мне удавалось принимать взрослые решения, чтобы раздобыть еду. Мне ведь было только девять лет. Я нашел пути, как удирать из лагеря, чтобы выменивать вещи на еду. Я знал, что нужно опасаться полицаев, румын и особенно молодых украинцев, от них невозможно было откупиться, издевались очень жестоко. Один раз меня поймали и чуть не расстреляли, удалось убежать в лес, а там встретить лесника, который накормил. Так я выживал до октября 1944, три года. Видел, как люди пухнут с голода, – страшная смерть. Маму спас, а братишку маленького не удалось. Сестру и отца расстреляли сразу, еще до лагеря.

— После войны вы продолжили учебу или работали?

Л.М.: Я сперва думал, что буду только работать. Мне исполнилось 13 лет, я выучил парикмахерское дело и работал. Надо было маму кормить, у нее не было профессии, и она после гибели отца и детей долго не могла прийти в себя. После пережитого в концлагере я чувствовал себя совсем взрослым. Но школу чуть позже тоже решил окончить. Так и учился, и работал одновременно. Учился неплохо, даже был кандидатом на медаль, одна четверка помешала. Фаина была в эвакуации. Потом я поступил в Днепропетровский горный институт, Фаина – в Винницкий пединститут.

— Вы познакомились еще в школе?

Л.М.: После войны учились в одном классе. Подружились, полюбили друг друга.

— Когда вы поженились?

Ф.М.: Лев был на третьем курсе, досрочно сдал экзамены и приехал на свадьбу к нам в поселок.

Л.М.: Я на свадьбу опоздал. В день свадьбы, 11 февраля, я сдавал последний экзамен. Гости уже собрались, а я в девять вечера еще в автобусе еду. — Вы решили пожениться, пока учитесь?

Л.М.: Это шло больше от родителей. Они дружили между собой, боялись, чтоб мы не состарились слишком, чтобы я не передумал. Вы понимаете? Им надо было нас быстрее поженить.

— Как проходила ваша свадьба?

Ф.М.: Дома, в небольшой комнате, близкие родственники – вот и вся свадьба. У Левы был серый костюмчик, за три копейки (если грубо сказать) купленный. А у меня было спортивное платье, мы в таких в институте выходили на 1 Мая, оно было из саржи, и босоножки – вот и весь наряд. — Лев, у вас не было сомнений, что это ваша пара?

Л.М.: Сомнений не было, но были конкуренты. Пришлось потрудиться в этой части.

— Фаина, а как вы поняли, что это Он и выбрали именно его?

Ф.М.: Даже не знаю. Мы вместе учились в школе, он приходил ко мне, помогал, был ближе, чем все остальные. Он мне еще и нравился.

Л.М.: Мой лучший друг тоже за ней ухаживал.

— Да…, значит, у вас был любовный треугольник.

Ф.М.: Когда у этого друга была свадьба, он нас позвал. И на свадьбе подсел ко мне и спросил: «Ну как тебе моя жена?», а потом сказал: «Хоть имя твое осталось».

— Лев, вы переживали, что Фаину другие парни тоже любят?

Л.М.: Нет, я не переживал, был уверен в себе. Я, обычно, если ставлю перед собой цель, то добиваюсь ее. Тем более, за моей спиной был опыт – концлагерь.

— А как вы жили? Ссорились иногда?

Ф.М.: Нам некогда было ссориться. Лев все время на работе, я тоже – работа, дети.

Л.М.: У меня работа была такая: разведки в карьерах, поездки, занят был днем и ночью.

Мы потом переехали из Брацлава в Кривой Рог из-за моей работы, Фаина рассчиталась со своей работы.

— Лев, вы были коммунистом?

Л.М.: Да, 19 лет был в партии, в 1961, когда Гагарин полетел в космос, 12 апреля, меня приняли в партию, а в 1980 году меня исключили. Был конфликт с одним партийным деятелем, выше меня по рангу, я отстаивал свою точку зрения, касающуюся работы, и меня попросили положить партбилет на стол, мол, не достоин больше быть партийным. Поначалу я, конечно, расстроился, ведь карьера в Союзе во многом зависела от партии, но потом я увидел, что жизнь сильнее партии. Люди меня не перестали уважать, а наоборот, выдвинули на должность главного инженера. Было за что: и опыт, и знания, и чувство ответственности высокое, вот за эти качества и продвинулась моя карьера, а не из-за партийности.

Фаина показала на фотоколлаж, висевший на стене, который сделали их дети в день 50-летия со дня свадьбы. Там они с мужем совсем молодые, фотографии детей и внуков. Фаина с улыбкой добавила: «Вот, что нам дети и внуки сделали к золотой свадьбе, не забыли».

Лев Мучник в молодости. Фото предоставлено семьей МучникЛев Мучник в молодости. Фото предоставлено семьей Мучник


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Уитни Хьюстон: причина смерти — несчастный случай?
  • Уитни Хьюстон умерла в гостинице Беверли Хиллс в Лос-Анджелесе
  • Скрипка
  • «Мартовские иды»: в политике без иллюзий
  • Конкурс «Новая волна» больше не будет проходить в Юрмале


  • Top