Сергей Оганесян: Я уверен, что за русским языком великое будущее


Сергей Оганесян, действительный член Академии гуманитарных исследований РФ, Средиземноморского центра преподавания русского языка (Рим), Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (Москва). Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times) Сергей Оганесян, действительный член Академии гуманитарных исследований РФ, Средиземноморского центра преподавания русского языка (Рим), Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (Москва). Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times) В мире насчитывается около 6 тысяч языков. Каждый язык самобытен, отражает духовный мир, менталитет и традиции нации. Через язык каждый народ передает свою национальную культуру.

С 21 февраля 1999 года по инициативе Генеральной конференции ЮНЕСКО ежегодно во всем мире отмечается Международный день родного языка как напоминание о необходимости содействия развитию многонациональности языковой культуры, ее разнообразию и многоязычию.

В интервью с профессором Сергеем Оганесяном, действительным членом Академии гуманитарных исследований РФ, Средиземноморского центра преподавания русского языка (Рим), Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (Москва), мы говорили о значении родного языка в формировании сознания человека.

— Сергей Саядович, судя по вашему образованию, русский язык занимает важное место в Вашей жизни. Разрешите спросить, какой язык Вы считаете родным – русский или армянский?

С.О.: Правильнее сказать, что у меня родные языки и русский, и армянский. Хотя должен заметить, что литературному армянскому языку меня обучила моя супруга – Мельникова Анна Васильевна, которая, будучи русской, родилась и выросла в Армении и великолепно владела литературным армянским языком.

Я же переехал жить в Армению в 16 лет из Баку, где родился. Дома с родителями я говорил на русском языке, родители между собой говорили на армянском языке, поэтому я понимал армянский. Баку в те годы был многонациональным городом, поэтому, естественно, русский язык стал языком межнационального общения.

Ведь родным языком считается тот язык, на котором человек мыслит, это внутренняя речь человека. Меня никто не заставлял говорить на русском языке. Это естественно, когда разные народы выбирают для общения один язык, который возникает из потребности общения, используется для передачи информации и восприятия ее.

В школе я изучал азербайджанский язык, поэтому многоязычие было, как правило, нормой для очень многих жителей союзных республик бывшего Советского Союза.

— Когда СССР распадался, первые указы во вновь созданных странах коснулись установления статуса национального языка в качестве государственного. Иногда это выглядело как протест против засилья русского языка, Вы не находите?

С.О.: И это тоже совершенно нормальное явление, потому что существует понятие о сферах функционирования русского языка, как и любого другого. Русский язык в годы советской власти обслуживал практически все сферы, начиная с государственной, заканчивая семейно-бытовой.

Не случайно сегодня многие чеченцы лучше владеют русским языком, нежели своим, потому что сфера употребления чеченского языка ограничивается, в основном, обиходно-бытовой.

Точно также можно сказать о казахском языке, потому что в свое время наука по точным и гуманитарным дисциплинам не развивалась на этом языке. И к мировой литературе, они приобщились с помощью русского языка.

Малые народы говорят: «Мы за независимость своего языка». Хорошо, но для того, чтобы им подключиться к науке, одна часть населения должна переводить, например, ежемесячный журнал «Гинекология и акушерство», чтобы другая могла прочитать ее на родном языке.

Помимо медицины, есть еще физика, химия, астрономия, биология. На каком языке развивать науку, технику, технологии, философию? Государственное устройство Советского союза было таким, что трудно было обойтись исключительно своим родным языком в отдельно взятой республике, ибо русский язык был языком межнационального общения многонационального единого государства с теснейшими социально-экономическими связями между субъектами этого государства. Существовали даже единые стандарты учебных планов вузов с тем, чтобы студент мог продолжить высшее образование в любом другом вузе по избранной им специальности.

В начале так называемой «перестройки», многие союзные и автономные республики стали требовать, чтобы языки «титульных» народов изучались в обязательном порядке. На что в газете «Известия» я писал о том, что в Абхазии должны изучать в школе армянский, потому что там существуют сёла с армянским населением и с армянскими школами.

Но Абхазия входила в состав Грузии, надо тогда было бы учить еще грузинский, русский, английский. А учебный план школ имеет всего лишь тридцать шесть часов, если уроки проводить и в субботу. А как же со всеми остальными дисциплинами: физикой, химией, математикой, естествознанием и т.д.?

Когда Советский Союз распался, национальные языки союзных и автономных республик и областей находились под сильнейшим воздействием русского языка. Я не имею в виду только лексические заимствования, многие сферы получения и передачи информации по-прежнему обслуживал именно русский язык.

— Сейчас в постсоветских республиках отношение к русскому языку не одинаковое?

С.О.: В Казахстане русский язык наряду с казахским закономерно используется на равных правах. В Белоруссии признан государственным языком.

На Украине – восток и юг говорят на русском, а запад старается сохранить «мову», потому как понятие независимости там хотят проявить через национальное самосознание – я – самопроявляюсь, я – самовыражаюсь через язык, это мое мышление, культура.

Это распространилось и на такой «идеологический» инструмент, как церковь. Руководство Украины пыталось показать свою «незалежность» через отделение православной паствы своего государства от русской православной церкви.

— Какую роль будет играть русский язык в ближайшем будущем?

С.О.: Русский язык займет такое место, которое он должен занимать. Это обусловлено социально-экономическими факторами. Сегодня, например, в Испании есть много ресторанов, где подают меню на русском языке, то же самое во Франции и в Турции.

Они принимают на работу русскоязычных девушек и парней для работы в ресторанах и в магазинах, особенно в бутиках. Сейчас туда ездит много богатых русскоговорящих клиентов. Не будем забывать, что язык возник из потребности общения.

— Вы верите, что русский язык в состоянии объединить разные страны?

С.О.: Да, верю. Россия обязательно станет очень востребованной страной в мире, потому что она обладает 50% стратегического сырья на земном шаре.

Россия – это арена столкновения интересов очень многих государств. На планете недавно отметили рождение семимиллиардного человека. Не секрет, что всё человечество является единым ментально-биологическим организмом нашей планеты. Отсюда интенсивное взаимодействие государств, становление и развитие международного права, переток капитала из одних стран в другие вынуждает людей искать для общения языки-посредники.

Если раньше в основной своей массе русская молодежь была монолингвистическая, то сегодня она свободно владеет и русским, и английским языком. В мире идут мощнейшие интеграционные, миграционные процессы, мир меняется, а значит и отношение к языку тоже меняется. Уже считается неудобным не знать 2-3 иностранных языка, если ты работаешь в сфере бизнеса, экономики, и это оправдано.

— Тем не менее, на Западе русский язык не стал мировым языком?

С.О.: Он считается одним из шести мировых языков, потому что является рабочим языком ООН. Я постоянно общаюсь с европейцами и вижу, что роль русского человека меняется на глазах, они начинают относиться к нему суважением. 20 лет тому назад «новые» русские воспринимались исключительно как воры, русская мафия. Новое поколение русских они воспринимают не только как богатых людей, но и как очень продвинутых, интеллектуально развитых.

Посмотрите, наши программисты востребованы везде, в крупнейших вузах преподают наши физики и химики.

— Возможно и так, а как быть с культурой общения? Тут нам, похоже, похвастаться нечем?

С.О.: Стереотипы о русских, которые внедрялись через иностранные СМИ, имелись всегда. Они и русских-то особо не видели на западе. Туристы из СССР выезжали за границу организованно, как сейчас едут из Северной Кореи, их группами привозили, группами увозили.

Для европейцев это было странно. А сейчас наши путешествуют в одиночку на весьма дорогих машинах, и европейцы стали им даже немножечко завидовать.

Тот кризис, который существует в Европе, не особенно коснулся России. Можно сказать, мы находимся в перманентном кризисе переходного периода, в том числе и в ментальном.

Когда в 1989 году в Италии преподавал культуру русской речи в университете, я был поражен тем, что в книжном магазине среди самых читаемых писателей значился Тургенев… на итальянском языке, конечно.

— Увы, Восточная Европа не столь благосклонна ко всему русскому, в чем причина отторжения?

С.О.: Я думаю, это уже ушло в прошлое. Возьмем Болгарию, которая чрезвычайно обязана русскому народу. Она в свое время отмахнулась от России, а сейчас идет возврат, потому что они оказались не очень востребованы на Западе. Они думали, что их встретят с распахнутыми объятьями, и они вольются в единую семью европейских народов.

Многие греки, итальянцы по своей ментальности, традициям и организации быта ближе к нашим кавказцам, чем к финнам, немцам. Калининградская область, например, ближе по своей ментальности к немцам. Мы – разноуровневые и по ментальности, и по степени владения языком. Да, мы потомки языка Толстого, Чехова, Достоевского, но это не означает, что весь наш народ владеет языком на их же уровне.

— Взаимопроникновение культур, смешение наций и народов оказывает влияние на чистоту языка. Не вызывает ли у Вас тревогу состояние современного языка, который все дальше отходит от языка, на котором говорили Тургенев и Пушкин?

С.О.: Надо понимать, что язык – это динамичное, постоянно развивающееся явление. Происходит то, что должно произойти. Демократические преобразования в стране привели к власти тех, кто являются носителями определенного пласта, стиля языка. Этот пласт всегда существовал со своей лексикой, формообразованием, со своим синтаксисом, стилистикой.

Носители этого пласта оказались у руля власти, и народ начал употреблять те же слова и выражения, которые употребляют руководители государства. Помимо этого идут сильнейшие контакты на личностном, деловом уровне. «Юзеры», «лузеры», «спикеры»… Иноязычных заимствований в русском языке всегда было много, около 40%. Заметим, что слово «деньги» тоже не русского происхождения.

Мой учитель и наставник выдающийся русский фразеолог, этимолог и лексиколог Николай Максимович Шанский приводил пример со словом «пионер», которое дважды было заимствовано: сперва из английского, а затем французского языков, но в русском оно приобрело совершенно новое, третье значение, как член юношеской организации.

Также как и слово «разведчик». Мы можем иногда устанавливать нормы, но есть закономерности, которые никто не может нарушить. Я бы сказал, что не надо сильно переживать по этому поводу. Если слово или языковая форма будет употребляться, она станет нормой.

— Есть движение защитников леса, животных, природы, могут ли появиться защитники языка?

С.О.: Они уже есть, в институте русского языка существует специальный отдел, куда можно позвонить и спросить, как правильно произнести или написать то или иное слово, и что значит это слово в современном русском языке. Такая служба организована.

— Как Вы оцениваете уровень преподавания русского языка в школах?

С.О.: Уровень преподавания в школах очень слабый, методика преподавания, которая сложилась в годы советской власти, подзабыта, а новые методы и формы преподавания не сложились.

Мы искали новые методы, формы и средства обучения русскому языку. Одно дело – понимать язык, другое – говорить на языке. Можно великолепно понимать Толстого, но не писать как Толстой, можно внимать слову ораторов, но не говорить, как они. Устная и письменная речь – совершенно разные виды речевой деятельности.

Ораторскому искусству, умению выражать свои мысли в устной форме у нас уделяется чрезвычайно мало внимания в школе, как и культуре устной речи, тогда как сейчас, благодаря телевидению, доминирующей является именно устная речь.

Более 80% всей информации мы получаем через устную форму речи. Если в годы советской власти руководители без бумаг не могли обойтись, читали только с листа, а в конце говорили «теперь несколько слов от меня», то сейчас, если человек не владеет навыками устной речи, он не воспринимается. В этом имеется отставание, устная речь у детей не развивается, культура речевого общения как предмет отсутствует.

— Вы пытались влиять на этот процесс?

С.О.: Да, я не раз писал об этом. Это зависит не только от Минобразования, а от общего состояния социальных процессов, которые происходят в государстве. Надо менять систему, менталитет нашего народа, отказаться от привычки всегда обвинять кого-то в чем-то.

Даже идя на выборы, говорят «мне все равно, я знаю, что будет Путин». А то, что связано с ментальностью, не изменить в течение одного-двух десятилетий.

Не надо забывать, что современный ребенок уже менее всего воспитывается в семье. Он социализируется с самого раннего детства. Он находится под сильнейшим воздействием Интернета, телевидения, у него на общение с родителями остается 5-10минут в день, и у родителей тоже.

Даже у самых обеспеченных, которые могут нанять няньку, общение ограничивается на уровне няни, но не родителей, и ребенок все больше отрывается от родителей. Это общемировая тенденция развития человечества.

— Каким видится Вам будущее русского языка?

С.О.: Я уверен, что за русским языком великое будущее, потому что это один из самых развитых языков, что определяется не количеством слов в языке, а сферами его употребления. Русский язык имеет одну из самых мощных сфер употребления и в науке, и в технике, и в технологии, и в быту, и в политике, она интенсивно путём проб и ошибок развивается экономически, так что никаких сомнений на этот счет у меня нет.

Россия по-прежнему самая большая по территории страна мира со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами для изучения русского языка, истории и культуры русского народа.

— Большое спасибо за интересное интервью.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Пропавшими без вести после обрушения дома в Астрахани остаются 14 человек
  • Более 30 человек заявили в мэрию Кызыла о повреждениях в домах после землетрясения
  • Спасатели спасли 26 человек после обрушения жилого дома в Астрахани
  • Зрители Большого театра осмеяли известного польского композитора, приняв его за Владимира Чурова
  • Дмитрий Рогозин запустил интернет-приёмную для сообщений о коррупции в ОПК


  • Top